Новости

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Смертельное ДТП произошло около 08:00 утра на 220-м километре трассы.

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Эта любовь не изменится

03.07.2009
Личный дворецкий принцессы Дианы продлил ее жизнь в своей книге "На королевской службе", версию перевода которой сделала челябинка Раиса Камшилова

1 июля исполнилось бы 48 лет принцессе Диане, которую во всем мире обожали и называли королевой человеческих сердец. Леди Ди уже не суждено, как когда-то, отметить этот праздник с близкими людьми и друзьями. 31 августа 1997 года всенародная любимица погибла в Париже в автомобильной катастрофе вместе с другом Доди аль-Файедом. Челябинка Раиса Камшилова осуществила собственную версию перевода книги "A Royal Duty" ("На королевской службе"), написанную Полом Баррелом, бывшим дворецким и поверенным принцессы Дианы, а также бывшим личным лакеем королевы Елизаветы, на службе у которых он пребывал в течение 21 года. Сегодня с разрешения автора мы публикуем несколько отрывков из этого объемного перевода.

Личный дворецкий принцессы Дианы продлил ее жизнь в своей книге "На королевской службе", версию перевода которой сделала челябинка Раиса Камшилова

1 июля исполнилось бы 48 лет принцессе Диане, которую во всем мире обожали и называли королевой человеческих сердец. Леди Ди уже не суждено, как когда-то, отметить этот праздник с близкими людьми и друзьями. 31 августа 1997 года всенародная любимица погибла в Париже в автомобильной катастрофе вместе с другом Доди аль-Файедом. Челябинка Раиса Камшилова осуществила собственную версию перевода книги "A Royal Duty" ("На королевской службе"), написанную Полом Баррелом, бывшим дворецким и поверенным принцессы Дианы, а также бывшим личным лакеем королевы Елизаветы, на службе у которых он пребывал в течение 21 года. Сегодня с разрешения автора мы публикуем несколько отрывков из этого объемного перевода. Повествование ведется от имени автора книги, Пола Баррела.

1 июля был беспрерывный поток цветов, подарков и открыток в 35-й день рождения принцессы. Один удивительный человек прислал два букета красных роз на длинных стеблях, в общей сложности 35. А двумя днями раньше, в субботу, раздался звонок в переднюю дверь. Никого не ожидали, и я повернул латунную ручку двери, удивляясь, кто бы это мог быть. Принц Чарльз появился внезапно, без объявления. "Хэлло, Пол, можно войти?" - спросил он. "Ваше Королевское Высочество, думаю, вы знаете, как пройти". Он улыбнулся и направился вверх по лестнице.

На площадке первого этажа его встретила весьма ошеломленная принцесса, и они приветствовали друг друга поцелуями в обе щеки. Она посмотрела через его плечо на меня, и ее глаза округлились от насмешливого ужаса. А далее она не смогла не разбить лед своим обычным юмором: "Наверное, ты пришел забрать мебель, Чарльз?"

Муж и жена, пережив муки весьма неуклюжего развода, наконец-то засмеялись. Грустная сцена. Я заметил порыв волнения у принцессы, наблюдая, какой заряд дополнительной энергии она получила. Все прошло очень сердечно и вежливо.

В середине июля Букингемский дворец известил, что постановление о разводе даровано. В нем был забыт важный вопрос: статус принцессы Ее Королевское Высочество, ЕКВ. Королева предложила такой титул: Диана, принцесса Уэльская, но вопрос о ЕКВ остался нерешенным. Мне доподлинно известно, что принцесса позвонила своему шурину сэру Роберту Феллоузу, личному секретарю королевы, с вопросом о том, чтобы ей сохранили титул ЕКВ. Ее просьбу отклонили, сообщив, что она получит денежное вознаграждение в 17 миллионов английских фунтов, что компенсирует потерю ее королевского статуса. Принцесса не относилась к тем, кто держался чопорно, но это был важный титул, дарованный ей во время свадьбы, и казалось жестоким лишить ее этого преимущества. Он был, по ее ощущениям, частью ее королевской принадлежности, и она неустанно работала как королевское высочество в течение многих лет. Когда решение было принято, принцесса почувствовала себя опустошенной.

В горе она обратилась к сыну Уильяму. Сын сел рядом с нею однажды вечером, обнял ее и сказал: "Не расстраивайся, мамочка, я верну тебе титул, когда буду королем", что заставило ее плакать еще больше.

Когда слезы кончились, принцесса начала подписывать более сотни напечатанных писем в благотворительные общества, правления и организации, с которыми у нее была установлена связь, объясняя, что поскольку она не будет иметь титул ЕКВ и перестанет быть членом королевской семьи, то и не сможет быть королевским покровителем.

Одна из сложностей, которую принесла потеря титула ЕКВ, состояла в том, что по протоколу, став аутсайдером, принцесса должна кланяться тем членам королевской семьи, которые все еще носили титул. Будущая королева Англии столкнулась с унижением делать реверанс герцогу и герцогине Глосестер и принцессе Александре. Но неожиданно она нашла поддержку. Ее соседка из апартаментов 10, ЕКВ принцесса Мишель Кентская, написала искреннее письмо, тронувшее Диану: "Я пришла в ужас, когда узнала в прессе, что после того, как вас лишили титула, вам нужно приседать на публике при встрече со мной: Я настаиваю на том, что это причинит мне величайшее смущение, поэтому, пожалуйста, даже не думайте об этом. Я всегда восхищаюсь вашим мужеством и силой духа".

Все, что я мог сделать вместе с остальными ее друзьями, так это убедить принцессу в том, что она сама намного важнее, чем любое сочетание из трех заглавных букв. Я сказал ей: "Вам не нужен титул. Где бы вы ни были в мире, вы известны как леди Ди - и никто не отберет у вас этого. А для меня вы всегда будете ЕКВ".

--

С середины февраля 1996 года мы все настраивали себя на 28 августа, день, когда состоялся развод, а принц и принцесса Уэльская вновь стали холостыми. Атмосфера напоминала смесь грусти и неопределенности. Я стоял в коридоре, ожидая появления принцессы к завтраку. Она была полна энергии и решительности на достижение успеха в своей независимости. Заглатывая грейпфрут с медом, говорила о запланированных турне: Вашингтон в сентябре, Австралия в ноябре. Она все еще размышляла о переезде в Австралию.

Немного позже она мерила шагами гостиную, подготавливая себя к тому, как в этот день ее будут осаждать мировые средства информации. Зазвонил телефон. Это был сэр Роберт Феллоуз, он звонил как свояк, а не как личный секретарь королевы. "Хочу тебе пожелать всего хорошего в этот трудный день. Наступил трагический конец чудесной сказки", - сказал он ей, но принцесса не была настроена отвечать на выражения сожаления или сочувствия.

"О, нет, - сказала она, глядя на меня. - Это начало новой главы. И помни, Роберт, я все еще люблю мужа. Эта любовь не изменится".

Принцесса в тот день выглядела довольно элегантно в бледно-голубых тонах. Она подхватила сумочку, глубоко вздохнула и решительно зашагала вниз по лестнице к парадной двери, все еще с двумя кольцами на руке - одно, подаренное при помолвке, другое - обручальное. "Я сниму их со временем, - сказала она, - но не сейчас". Она слишком хорошо помнила свою реакцию, когда закончился разводом брак ее матери с отцом и какой травмой для нее, ребенка, было видеть, когда они сняли кольца. "Кольцо такое маленькое, но в нем большой смысл", - сказала она.

Вечером в день развода она повторяла, чтобы убедить себя в том, что поступила правильно. "Нужно, чтобы встретились сердце и разум, которые позволят человеку любить и двигаться дальше. Сейчас я понимаю это, Пол", - сказала она.

Сколько всякого вздора было написано о ненависти к мужу, которой никогда не было. "Чарльз и я - друзья, мы вежливы друг к другу. Мне кажется, он понимает, что утратил, потеряв меня. Я не испытываю к нему ненависти. Страдания сделали из меня человека, каким я сейчас являюсь", - сказала она.

Годом позже, 1 июля, когда принцессе исполнилось 36 лет, Кенсингтонский дворец снова напоминал цветочный магазин: почти 50 отдельных букетов из свежих цветов, сухих цветов и растений разместились во всех вазах и горшках. Среди них были 60 белых роз от Джанни Версаче и десяток трубчатых лилий от Джорджио Армани. Принц Уэльский прислал благоухающую свечу из Хайгроув. Мохаммед аль-Фаейд, отец Доди и владелец шикарного лондонского магазина "Хэрродз", прислал кожаную дамскую сумочку. Мачеха принцессы, Рейн Спенсер, первой позвонила в тот день.

Если в мою обязанность входило быть на один шаг впереди принцессы, то от меня также требовалось интуитивно действовать ради молодых принцев. В день ее 36-летия я точно знал, что купить ей в подарок от их имени. Ее коллекция хрусталя росла по мере того, как она вникала в его целительную и успокаивающую энергию, вдохновляемую другом и целителем Симоне Симмонз, которая всегда носила огромную хрустальную подвеску на шее. По ее совету я отправился к старомодному эксперту по хрусталю в Челси, что около Лондонской школы ораторского искусства, и вошел в многоцветный хрустальный лабиринт. На полке стояла каменная башня 18 дюймов, передняя грань которой была отодвинута, чтобы показать сверкающую пурпурно-фиолетовую внутреннюю часть кристалла. Я тут же понял: это подарок, даже если он стоит 500 фунтов. Незадолго до ее дня рождения Уильям вернулся из Итона и спустился в мою кладовую на нижнем этаже, пока принцесса сидела в гостиной наверху. Обеими руками я поднял этот толстый камень из коробки, и лицо Уильяма засветилось. "Он чудесный, Пол!" - сказал принц. После того как подарок завернули, Уильям взял его в обе руки и стал подниматься по лестнице. "Справишься?" - спросил я его, но шел он уверенно, пошатываясь под тяжестью веса стекла.

Несколько минут спустя я услышал, как разрывали бумагу, как шуршала тонкая ткань, а затем восхищенный возглас. Тот кристалл стоит у стены на камине в гостиной.

На ее день рождения дизайнер Жак Азагури создал великолепное, сверкающее, вышитое бисером черное вечернее платье с низким вырезом и черными атласными полосками и бантами. "Вам нужно быть в нем сегодня вечером!" - сказал я, когда она прогуливалась по гостиной. Я прошел к сейфу, вынул несколько сапфиров и бриллиантов. "Нет, Пол, не то. Я хочу надеть изумруды".

В тот день она надела это платье на торжество в честь 100-летия лондонской "Тейт гэлери", украсив себя браслетом с изумрудами и бриллиантами, которые принц Чарльз преподнес ей когда-то в качестве свадебного подарка. Надела также серьги с изумрудами и бриллиантами, подарок бывшего мужа к ее 22-му дню рождения, и высокое ожерелье - свадебный подарок королевы:

Публикацию подготовила Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет