Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

По ту сторону разума

29.05.2002
Корреспонденты "Челябинского рабочего" первыми из журналистов переступили порог межрегиональной психиатрической больницы для осужденных

Екатерина МИНЕЕВА
Челябинск-Магнитогорск

Всю дорогу до Магнитки в голове назойливо вертелся уже стандартный голливудский образ сумасшедшего преступника. Сидит в железной клетке этакий благообразный доктор Лектор, сидит-сидит, а потом ка-ак прыгнет... Ну, разве что с поправкой на внешний вид российских мест лишения свободы - у нас в клетках типа "вольер" только караульные собаки живут.

Корреспонденты "Челябинского рабочего" первыми из журналистов переступили порог межрегиональной психиатрической больницы для осужденных

Екатерина МИНЕЕВА

Челябинск-Магнитогорск

Всю дорогу до Магнитки в голове назойливо вертелся уже стандартный голливудский образ сумасшедшего преступника. Сидит в железной клетке этакий благообразный доктор Лектор, сидит-сидит, а потом ка-ак прыгнет... Ну, разве что с поправкой на внешний вид российских мест лишения свободы - у нас в клетках типа "вольер" только караульные собаки живут.

Пресс-служба главного управления исполнения наказаний (ГУИН) по Челябинской области нарядные журналистские домыслы развеяла быстро: в магнитогорской межрегиональной психиатрической больнице (МПБ) маньяки не содержатся. Граждан, совершивших тяжкое преступление по причине неизлечимой душевной болезни или намертво помешавшихся уже в местах лишения свободы, передают под крыло Минздрава - больной человек преступником уже не считается. Комиссия из "гражданских" врачей-психиатров проводит несколько независимых судебно-медицинских экспертиз, больного "актируют", и там уже все зависит от степени социальной опасности гражданина. Если склонен к агрессии - направляют в психбольницу строгого содержания в Смоленской губернии, если безобиден - "прописывают" в обычном психдиспансере. А в магнитогорской больнице большинство пациентов - "люди, не выдержавшие длительной психотравмирующей ситуации".

Лишение свободы всегда страшный стресс. Для некоторых осужденных пребывание в больнице заканчивается "актированием", но большинство, подлечившись, отправляется назад - в колонии и тюрьмы.

Отступление первое. Знакомый психиатр мрачно пошутил: "Когда человек заявляет, что абсолютно нормален, - это уже диагноз". Сезоны обострения психических расстройств наизусть знают во всех редакциях: весной и осенью к журналистам вереницами идут непризнанные гении, пилоты летающих тарелочек, правнуки Ленина и люди, которых "постоянно преследуют". Последних всегда больше. В тюремной психбольнице все точно так же, как и на воле: Иисусы и Наполеоны появляются достаточно редко. Гораздо чаще другая навязчивая идея: "все сговорились погубить..." Ну а дальше - в зависимости от заболевания и темперамента: кто-то на окружающих с кулаками бросается, кто-то сутками рыдает или намертво замыкается в себе. Таких больных можно вылечить или, по крайней мере, отодвинуть наступление следующего витка болезни. Хотя бывает, что в течение срока осужденный навещает психбольницу по нескольку раз. Срока-то иным выпадают дли-и-и-нные...

Начальник учреждения подполковник Сергей Андронов журналистов встретил, как директор детского сада делегацию антиглобалистов -со всем радушием и искренним удивлением.

-- Даже не знаю, что вам и рассказывать. Создавалось учреждение в 1987-м, как больница "спецтипа", для сумасшедших, которые не могли отбывать наказание за свое преступление в колониях. Например, убийца милиционера Масленникова у нас содержался. В 1989 году таких больных передали в ведение Минздрава, а мы стали "обычной" психбольницей для осужденных. В год принимаем от 650 до 750 пациентов. 70 процентов из Челябинской области, но поскольку больница межрегиональная, то поступают пациенты из Башкортостана, Тюменской, Свердловской, Курганской, Оренбургской, Астраханской губерний... Проблем особых у больницы сейчас нет. Вот в перестройку, действительно, тяжело пришлось. Медикаменты почти исчезли, три-четыре года ни копейки на них не перечислялось из бюджета. Пришлось использовать фонд заработной платы. Зарплату до четырех месяцев задерживали, приобретали на эти деньги самые необходимые лекарства. Но сейчас все наладилось...

Сергей Викторович скромничал и недоговаривал. Один Бог да комсостав ГУИН знают, как тяжко тогда пришлось врачам-психиатрам. Однако выбирать было не из чего: буйный пациент при отсутствии нейролептиков да в условиях камерного содержания... В общем, уважаемые, сами представляете, что именно медики МПБ самоотверженно предотвращали несколько лет подряд.

-- А с пациентами поговорить возможно будет?

-- Только при их согласии... Человек остается человеком, даже при наличии психического заболевания.

Под больницу отданы два этажа в магнитогорском СИЗО N 2. Вместо привычных глазков в дверях - узкие окошки, прикрытые цветастыми занавесочками. В камерах-палатах сидят, лежат и бродят от стенки к стенке пациенты. На вид обычные осужденные - головы стриженые, роба казенная. Полно совсем молодых парней - почти все "мелкие, как белки". А с чего им крупными-то быть? У подавляющего большинства "отягощенная наследственность" и неблагополучное детство с недостатком питания, каждый второй - наркоман или токсикоман, каждый первый, несмотря на молодость, - алкоголик.

-- Лет десять назад в больницу попадали в основном преступники со стажем. Теперь все больше молодежь, и такая непредсказуемая, что даже опытные врачи-психиатры диву даются, - нас вводит в курс дела замначальника больницы по лечебным вопросам Светлана Казакова. Светлана Валентиновна на тюремно-психическом фоне смотрится, мягко говоря, неожиданно. Женщины-медики с такой внешностью и аурой обитают только в роддомах, им даже самые придирчивые мамочки доверяют своих младенцев.

-- Наши больные ничем не отличаются от больных на свободе. Просто у них другие проблемы. Родственники их поддерживают реже, они острее чувствуют свою ненужность. Без хорошего отношения, одними таблетками и уколами больного не вылечить. Психотерапия играет ведущую роль.

Неуемный фотокор Александр Кондратюк шепчет за спиной: "Надо фотографировать..."

-- А можно нам с кем-нибудь поговорить?

-- Конечно. Только с их согласия.

(Окончание на 5-й стр.)

Комментарии
Комментариев пока нет