Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Шунтирование в 85 лет

24.07.2009
Бывший профессор ЧПИ Яков Стуль, ныне живущий в США, рассказывает о том,  как он вылечил за океаном свое сердце

Из-за инфарктов и инсультов в Америке ежегодно уходят из жизни около полутора миллионов человек. Общая смертность в стране - 2,5 миллиона человек в год. Помочь людям могут только своевременно сделанные операции. Их количество из года в год возрастает. Только в кардиологическом центре Cleveland Clinic в 2001 году было произведено 1290 таких хирургических вмешательств.

Бывший профессор ЧПИ Яков Стуль, ныне живущий в США, рассказывает о том, как он вылечил за океаном свое сердце

Из-за инфарктов и инсультов в Америке ежегодно уходят из жизни около полутора миллионов человек. Общая смертность в стране - 2,5 миллиона человек в год. Помочь людям могут только своевременно сделанные операции. Их количество из года в год возрастает. Только в кардиологическом центре Cleveland Clinic в 2001 году было произведено 1290 таких хирургических вмешательств. В 2004 году их число увеличилось до 9600. 763 из них - аорто-коронарное шунтирование. Смертность при таких сложных манипуляциях на открытом сердце составляет по Америке два процента, в Cleveland Clinic ее свели до 0,7 процента.

Мне 85 лет. 15 лет назад эмигрировал из России. Живу в Кливленде. Источник дохода - социальное пособие. Уплатить за операцию я при всем желании не смог бы.

Примерно полтора года назад я пожаловался семейному врачу на боли в сердце. Сделали кардиограмму. Выписали направление к кардиологу. Признаюсь, поступил неразумно. Не пошел на исследование. Почему? Сердце давало о себе знать нечасто, не ограничивало меня. Последствия моего глупого поведения наступили внезапно. Нет, сердце продолжало работать, но стоило мне сделать сотню-другую шагов, как оно начинало давить, требовало отдыха. Раньше свободно проплывал в бассейне 200-300 метров. Теперь был вынужден топтаться на мелком месте. Каждое движение вызывало боль. Кардиолог провел необходимые исследования и вынес приговор: артерии на 80-90 процентов забиты жировыми бляшками. Очистить их с помощью катетера уже невозможно. Я был направлен на консультацию к хирургу.

На своем отрицательном опыте понял, что решать проблемы надо не "по мере их возникновения". Мудрее и эффективнее упреждать возникновение проблем, вовремя выполнять предписания врачей, систематически проводить исследование основных органов и систем организма.

После того как стало ясно, что операция необходима, кардиолог и хирург, не сговариваясь, произнесли фразу, которую буду помнить всю оставшуюся жизнь: "У вас есть выбор - вы можете отказаться от сложного хирургического вмешательства и тогда через некоторое время последует серия инфарктов, которая завершится вашей смертью. Но у вас есть и другая возможность - установить с нашей помощью обходные пути на деформированных артериях. В вашем возрасте подобное хирургическое вмешательство небезопасно, но будем надеяться на положительный исход. Каково ваше решение?" Я выбрал второй вариант и попросил уложить меня на операционный стол как можно быстрее.

В дни, предшествующие операции, я думал о жизни и смерти. Раньше считал, что здоровый образ жизни сводится к умственной и физической активности, соответствующей диете. Теперь несколько изменил свои взгляды. Главное, по-моему, добиться душевного комфорта, сделать так, чтобы личная жизнь и работа приносили удовольствие. Прежде я считал, что прием лекарств несовместим со здоровым образом жизни. Ныне придерживаюсь другого мнения. В пожилом возрасте необходимо компенсировать нарушение функций организма соответствующими химическими средствами. Жить надо интересно. Пытаться выразить себя в детях, работе. Каждый день узнавать что-то новое: как дела "у них" - в России, "у нас" - в Америке, Израиле?

Я пытаюсь заглянуть в Книгу своей жизни. Хотелось бы верить, что Всевышний пока еще не "выписал" меня из нее. С другой стороны, и умирать не страшно. Все, что мог, я уже, наверное, совершил. Быть может, настала пора освобождать место новым поколениям? Рассуждая подобным образом, я подготовил себя к любому исходу операции: удачному и неудачному.

Мне потом рассказали, как проходила операция. Работали семь человек. Руководил командой хирург с мировым именем Mark J. Botham. Ему помогали два его ассистента, две операционные сестры и два анестезиолога. Продолжалась операция три часа. За это время было установлено четыре шунта. В качестве материала для шунтирования использовали вену из моей правой ноги. Все прошло удачно. Я остался жив и с каждым днем чувствую себя лучше.

Примерно неделю назад мне прислали отчет о стоимости хирургического вмешательства. Госпиталь предъявил счет медицинской страховой компании на 60 тысяч 900 долларов и 58 центов. Сами хирурги оценили свою работу в 21 тысячу 587 долларов. По-моему, совсем недорого. Остальное - стоимость соответствующего оборудования, лекарств. Но ведь и до операции были затраты на предварительное исследование, а после нее - на мою реабилитацию. Таким образом, "ремонт" моей кровеносной системы обошелся налогоплательщику Америки примерно в 100 тысяч долларов. Попытался сравнить эту ситуацию с российской. Оплатят ли страховые организации этой страны дорогостоящую операцию пенсионеру? Вряд ли. Ведь за аналогичную операцию известному поэту Булату Окуджаве, насколько мне известно, вынуждены были заплатить его друзья.

Мой сосед по госпитальной палате по имени Джо шутит: "Медицинские сестры говорят, что я недостаточно физически активен. Зато в молодости я был очень даже сексуально активен. У меня семь детей и 27 зятьев, невесток, внуков и внучек". Смысл его слов я осознал, когда вся эта орава в течение нескольких дней с 9 утра до 9 вечера гоготала за занавеской. Они на время бросили работу и приехали из разных штатов: Кентукки, Теннесси, Северной и Южной Каролины, чтобы навестить прооперированного отца и деда. Такова американская традиция. Деду обычно сажали на колени ребенка, и он терешкался с ним, как все деды мира. По моему мнению, подобное общение тоже лечит. Я вспоминаю Россию. Пройти в больницу к больному в мое время было трудно. Пропускали по одному и только в белых халатах, которые почему-то всегда отсутствовали. Понимали ли создатели подобных порядков, что они лишали больного такого мощного лечебного средства, как общение?

Сложная операция, как выяснилось, превращает взрослого человека в младенца, которого надо учить жить заново. В реабилитационном центре "Менора Парк" создали, по-моему, хорошую систему восстановления здоровья пожилых больных людей. Пилюли в ней, как мне показалось, играют второстепенную роль. Главную же - умственное, духовное, физическое развитие, атмосфера благожелательности. В центре действует прекрасно оснащенный компьютерный класс. Я видел, с каким интересом 70-80-летние бабушки и дедушки под руководством координатора осваивали азы компьютерной науки. Умиляло еще одно наблюдение: пожилая женщина в инвалидной коляске в зоологической комнате центра - вы не поверите - разговаривала с попугаем. Тот ей что-то "отвечал". Она громко смеялась. Оказывается, и попугай может создать хорошее настроение.

Добросовестные инструкторы за считанные дни научили меня ходить, пользоваться туалетом, раскладывать в пенал лекарства. Спасибо им.

Яков СТУЛЬ

Комментарии
Комментариев пока нет