Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Моей победе никто не удивился

29.07.2009
Как самый титулованный стронгмен России пытался разводить кротов, почему организатор соревнований из Иркутска предложил поместить его в изолятор и как силачи "раздувают щеки" - читайте здесь. *Бонус* - почему Эльбруса не взяли в армию.

Здравствуйте, дорогие читатели. Я глубоко признателен всем посетителям сайта, откликнувшимся на мое первое выступление в блоге, и благодарен за искреннее внимание к моей скромной персоне.

Прежде всего, я хочу ответить на критические замечания и вопросы, которые накопились за две недели после открытия моего блога. Кроме того, я постараюсь подробно рассказать о своей поездке в Хакассию, а в завершение будет представлена вторая часть главы «Strongman» из книги Юрия Шевелева «Жизнь людей», где рассказывается о моих первых шагах в спорте.

Я пытался разводить кротов

Начну с ответа на претензии «Стрекозы» и «Миши». Изначальная договоренность с редакцией сайта состоит в том, что я буду стараться выступать в блоге два раза в месяц – 15 и 30 числа. И дело не только в том, что мне не хочется частить и мельчить, но и просто в силу занятости или отсутствия доступа к сети. Например, с 16 июля я более десяти дней был в поездках и только в конце прошлой недели увидел отклики читателей. Естественно, мне потребовалось два-три дня, чтобы все переварить. Второе, разумеется, мой текст правится в редакции и для меня это принципиально важно. Я не хочу выглядеть неряшливым перед своими поклонниками и недоброжелателями. К сожалению, тексты в сети часто грешат безграмотностью. Что касается, отрывка из книги Шевелева, которую «Миша» назвал «научным докладом», то у товарища какое-то странное представление о науке, причем здесь наука и какая? Если это намек на скучное изложение, пожалуйста, не утруждайте себя чтением «мертвого текста», найдите что-нибудь поживее.

На вопрос «Читателя» замечу, в России стронгмен не является видом спорта, а вот на Украине он уже официально признан и называется «Богатырское многоборье». В Литве стронгмен тоже считается спортом. В остальных странах это скорее шоу, то есть ближе к цирку, к зрелищу – симбиоз спорта и народных забав. В СССР не было такого вида. Впрочем, что-то подобное я не исключаю, но тогда многое не называлось своими именами, например, не было бодибилдинга, армрестлинга и даже пауэрлифтинга. Да и многие другие виды спорта скрывались в подвалах, скажем, восточные единоборства, например, тхэкван-до и т.п. Стронгмен в новой России пошел уже вслед за бодибилдингом, армрестлингом, пауэрлифтингом.

По поводу навязчивого внимания поклонниц могу успокоить «Ведьмачку», что внимание к себе я ощущаю в достаточной мере, но не только от женщин, а вообще от людей. Ну, женщин, наверное, половина. А девушки мне нравятся самые разные.

Сильным я почувствовал себя впервые, будучи учеником десятого класса, когда в своем родном селе победил на сабантуе взрослых мужиков в национальном виде борьбы – куреш. Никогда не забуду барана, которого мне подарили за эту первую победу. Возникло ощущение, что мне уже все по плечу. Кстати, как похудеть именно в плечах, я затрудняюсь ответить. Если человек худеет, то как-то равномерно, а женщины чаще стремятся похудеть, например, в бедрах...

«Лесю» спешу огорчить: нет, нет, нет, никакой любви перед соревнованием. Любовь лучше оставить на потом.

«Жоржу»: камень Атласа весом 215 кг я трижды перебрасывал через планку на высоте 1 метр 30 см. Это рекорд России.

«Alex» спрашивает по поводу продажности соревнований, то есть возможных закулисных договоренностей. Есть такое дело, всякое случается. Однажды, в 2005 году меня уже после соревнований лишили первого места на турнире Профессиональной лиги силового экстрима (ПЛСЭ) «Самый сильный человек России», когда я стал неугоден организаторам и лично Владимиру Турчинскому. Тогда меня сместили на второе место, а Кокляева передвинули на первое. Тут, правда, не о продажности идет речь, а о том, что организаторы могут манипулировать результатами, это в их силах…

На вопрос «Левы» могу сказать, что в спорте вполне естественны пищевые добавки, но я не хочу здесь ничего называть и рекламировать какие-то фирмы. Для многих аминокислоты, протеины, которые они считают «химией», и пресловутые стероиды – все одно и то же. На самом деле, это разные вещи. Я систематически занимаюсь спортом с 13 лет. В это вложено очень много труда и ума. Поэтому если кто-то думает, что, враз накачавшись стероидами, можно свернуть горы, тот сильно заблуждается. Я могу и в межсезонье показать результат лучше многих атлетов, находящихся в пиковой форме. В основе всего - многолетний режим, стабильность в тренировках.

Милой «Мамочке» могу рассказать, как мы играли в мушкетеров. Нашими кумирами в детстве были д'Артаньян, Арамис, Атос, Портос. Я по своей комплекции был ближе к толстяку Портосу. Еще у нас были военно-спортивные игры типа «Зарницы», мы сами делали макеты автоматов, причем, различали наши и немецкие «Шмайсеры». Играли в войнушку. Много времени я проводил в лесу, на лугу. Ловили сусликов, кротов, потом их отпускали. Я даже пытался разводить кротов у себя в огороде, где росла картошка. Я приносил их вечером, отпускал в огороде в надежде, что утром с ними поиграю, но они почему-то убегали, и приходилось ловить их заново. Хотелось, чтобы они жили ближе к дому, чтобы не ходить далеко в лес, чтобы их поймать. Я все мечтал, что утром выйду в огород, а там – кроты…

Еще раз отвечу «Alex» по поводу политического поприща. Хочу я того или нет, но мне постоянно поступают какие-то предложения, типа выдвинуть кандидатуру туда-то или туда-то или поехать делегатом на съезд. Как-то мне звонит Евгения Белоусова: «Эльбрус, мы тут избрали тебя делегатом на съезд «Справедливой России», надо ехать в Москву…» Я уже много ездил, слушал эти речи, думаю, ладно, съезжу еще раз, посмотрю на эту тусовку, может, кого увижу в кулуарах. Хотя ехать не хотелось, перед сабантуем было много дел. И вот в Сокольниках тусуются 4 тысячи человек – половина делегатов, остальные приглашенные. Стою в толпе, и вдруг заходит Сергей Миронов, идет кому-то жмет руки. Естественно, свита, охрана, телевидение, камер штук двадцать. Проходит в двух метрах от меня, смотрит, протягивает руку и проходит дальше, а потом понимает, что он это сделал чисто механически, возвращается обратно, подходит ко мне и говорит, что он отписал губернатору, мол, вызывал ли меня Сумин? Я отвечаю: «Нет, не вызывал». Миронов в ответ, типа, мы их дожмем, пусть помогут тебе, все равно справедливость восторжествует... В последнее время засуетились по поводу выборов главы Аргаяшского района. Действующий глава Исрафиль Валишин одолевает меня: «Эльбрус, мне нужно выиграть, помоги!» Я отказался, и он разозлился, совсем не ожидая этого. Я ему прямо сказал, что за четыре года первый раз вас вижу. Он так удивился, узнав, что у меня есть проблемы: нет того, этого… Он прямо признался: «Я искренне удивлен, что у тебя есть проблемы». А я тоже удивился его удивлению…

На вопрос «Элен» замечу, я себя ощущаю гораздо моложе своих лет, примерно двадцатипятилетним.

«Dmitry» спрашивает по поводу эмоций после перегрузок. Может, уже хватит? В последние годы я часто себе говорю, что если бы была возможность, я бы ушел из спорта. Вот впереди два-три старта, после которых я завяжу. Желание бросить возникает тогда, когда сильно больно и тяжело. На соревнованиях приходится терпеть страшную боль, я всегда жду не дождусь их окончания, независимо от результатов. Правда, когда я плохо выступаю, у меня нет желания завязать. Если не попал в тройку, то никаких мыслей о том, чтобы уйти из спорта у меня не возникает. А вот когда я становлюсь первым, и мне начинает казаться, что я самый сильный, то мне хочется подольше побыть в этом состоянии. И тоже не думаю об уходе. Хочется поездить, погастролировать, сорвать аплодисменты… Получается такой замкнутый круг, но, естественно, я задумываюсь об уходе из спорта. В текущем году я еще буду выступать, но в следующем не уверен, что пойду по тому же кругу.

«Integra» спрашивает о Турчинском. Мы с ним знакомы с 2001 года - после моей победы на Всероссийском турнире силачей на призы пивоваренной компании «Толстяк». Он был первым, к кому я обратился с предложением о развитии этого вида состязаний и моем продвижении. Он меня внимательно выслушал, но не поддержал, может, потому что не хотел растить себе конкурента. Сегодня нас связывают сугубо деловые отношения, поскольку он возглавляет конкурирующую структуру. По поводу участия в телешоу могу сказать, что это меня не трогает, хотя я периодически получаю подобные приглашения.

«Н2О» отвечу прямо, что мое отношение к женщинам, занимающимся силовыми видами, сложное и, скорее, неодобрительное. Думаю, женщинам надо напрягаться все-таки не в спортзале. Впрочем, некоторые девушки могут быть органичными даже на тяжелоатлетическом помосте. И я всегда уважаю осознанный выбор и готов в таком случае помогать делом и советом.

О «Кубке России» в Хакассии

В Красноярск мы летели через Москву, поскольку нет прямых рейсов из Челябинска. Организаторам было удобнее и выгоднее встречать нас всех вместе. Тем более что от Красноярска до места соревнований надо было проехать еще 420 км. Три часа мы тусовались в Домодедово, где собрались почти все атлеты.

А с земляками встретились еще в челябинском аэропорту. Тут я понял, что когда человек горит и волнуется, он приезжает в аэропорт за три-четыре часа до отлета. Уверенный человек не суетится. Я захватил с собою Алексея Серебрякова, и мы прибыли непосредственно к рейсу, где Евгений Стаметов, ученик Дмитрия Кононца, давным-давно ждал посадку. Он вообще долго готовился к этому Кубку и, по его словам, набрал хорошую форму. В самолете насторожило, что он часто хохотал, пытался высмеять Серебрякова.

В Москве к нам присоединились Вячеслав Максюта и Анатолий Шишкин из Саратова, Сергей Харламов из Перми. Естественно, нам было о чем поговорить. Мы давно не виделись, хотя некоторых я видел неделей раньше в Лужниках. Максюта очень «добавил», выглядит, наверное, лучше всех нас, как заправский культурист. Правда, он отказался выступать (может, повлияла относительная неудача на Кубке Москвы), но согласился быть ведущим.

В Красноярске нас встретил Роман Гаврусик, а наутро на большом двухъярусном автобусе мы двинулись в Хакассию в курортное место Шира.

""" """ """

Никогда не был в таких местах, все шли степи, степи, холмы, а озер и рек не было вообще. Один водоем километров на сто. Зато в районе курорта в радиусе 20 километров сошлись несколько озер. Недалеко от Ширы - озеро Туз, что в переводе с хакасского – «соль». Мы туда ездили, его сравнивают с Мертвым морем и по составу воды, и по расположению над уровнем моря – соль страшенная, ничто там не водится, а еще грязи лечебные. Берег шириною метров в сто полностью занят людьми, которые едут сюда лечиться со всей страны. Шира - тоже соленое озеро, но с куда меньшей концентрацией соли. Рядом курортный поселок.

Накладочки начались сразу. Во-первых, на курорте нас не встретили, ждали позже. Потом узнали, что мы приехали, и поселили туда, куда ранее не планировали. Одноэтажное здание типа барака с тремя комнатами. В двух комнатах по три человека и в одной человек пятнадцать. А мы все-таки привыкли жить отдельно, не видеть свирепые лица соперников или чего они там едят или достают из сумок. Я оказался вместе с Серебряковым и парнем из Норильска, одним из организаторов.

Ощущения у меня были сложные, побаивался до конца незалеченной травмы, да и чувствовал себя не в лучшей форме. К тому же ожидал, что мои соперники, которых не видел месяцев восемь, заметно «прибавили». Но когда начались соревнования, я понял, что за последний год иерархия в российском стронгмене особенно не поменялась.

""" """ """

По приезду на место (около шести-семи вечера) нас накормили. Как всегда было маловато, но качественно. Соревнования спланировали на три часа дня. А до этого проходили разные мероприятия в рамках фестиваля «Fan fest – Сибирская жара». Туда приехали байкеры на своих мотоциклах, рокеры, металлисты. В первый день они в основном пели и плясали - играли различные группы. А во второй день выступали мы.

Из-за нехватки времени я не смог посмотреть санаторий. Говорят, что там есть грязелечебницы и много всего полезного… Но там, где мы жили, было очень скромно и напоминало студенческие поездки на картошку с расселением в самых непритязательных условиях. Кстати, туалет и душ был один на 30 человек, поэтому мы занимали очередь с утра и до вечера и шли строго по расписанию.

Но у меня есть примета: чем хуже принимают, тем лучше я выступаю. Когда меня принимали в пятизвездочном отеле, я летал бизнес-классом, где мне подносили еду и подавали одноразовые тапочки, то почему-то я не показывал впечатляющих результатов.

Как-то рассказал об этом одному организатору из Иркутска, так он посмеялся, и предложил поместить меня в изоляторе временного содержания. Такие превратности лично меня мобилизует, да и вырос я в деревне, так что все это вполне органично для меня. А жить на курортах в номерах с кондиционерами мне как-то не очень.

Кстати, вокруг нас все жили в палатках и юртах. Монголы там арендуют берег, лечатся. Заночевать в юрте стоит 500 руб., правда, там есть биотуалет и где помыться. Снаружи юрта выглядит достойно: не какой-то там чум, а настоящее степное жилище.

""" """ """

Официальное название соревнований - «Кубок Сибири по силовому экстриму. 2-й этап Кубка России». Реально в Ширу приехали практически все сильнейшие атлеты на сегодняшний день. Не было двух атлетов из ПЛСЭ Игоря Педана и Михаила Кокляева, после них по силе Владимир Калиниченко (Белгород), бывший пауэрлифтер, и Александр Клюшев (Владимир), который в этот году победил Кокляева, став чемпионом ПЛСЭ. Их приглашали, но они отказались. Я предполагаю, что им запретило руководство ПЛСЭ, которое категорически против того, чтобы их атлеты выступали там, где появляюсь я и Серебряков. Они пытаются всем внушить, что атлеты ПЛСЭ самые сильные и никакие там Серебряков и Нигматуллин не могут им противостоять. Народ возражает: мол, давайте проверим и скрестим их, сразу будет все видно. Но они боятся опозориться. Ну, вот, пожалуй, и все стронгмены. Кононца можно не считать: он наглухо проигрывает Стаметову.

Соревнования проходили на недостроенной баскетбольной площадке – такая бетонная поверхность, идеально подходящая по размерам. Вокруг стояли зрители. Все действо буквально в двадцати метрах от берега.

Первое упражнение – подъем металлического бревна весом 130 кг. Оно отличается от штанги тем, что у него совсем другая амплитуда и траектория: штангу такого веса можно гораздо больше поднять. Всего участвовали десять атлетов. По жребию я был вторым, а первым – Стаметов.

Стаметов поднял бревно 6 раз. У бревна были слишком толстые ручки, к которым многие не привыкли и сетовали, что это помешало им показать свой лучший результат. Я поднял 8 раз, меня считали фаворитом и стали ориентироваться на этот результат. Никто не дотянул, кроме Харламова. Серебрякову не хватило времени (лимит 90 сек.), он сделал 7 раз. Двое подняли по 6 раз, другие двое вообще ни разу. Так мы поделили с Харламовым первое место на бревне, получив по 9,5 очков.

Второе упражнение – прогулка фермера. Основная борьба предполагалась между Стаметовым, Серебряковым, Харламовым и мной. Надо было на время пройти 40 м со 130-килограммовыми чемоданами в каждой руке. Стаметов показывает 22 сек, Серебряков – 21 сек, я – 19 сек, а следом бежит Харламов и показывает 17 сек. Остаются еще 4 упражнения, и Харламов впервые за всю историю опережает меня по ходу соревнований. Я сразу заметил оживление у него и у его тренера. Мне кажется, они не справились с этим грузом лидерства.

Третье упражнение – 8 переворотов колеса от «Кировца» на время. Наши основные соперники показывают 25-27 сек, я – 23 сек. За мною идет лидер – Харламов. После первых двух оборотов я вижу, что он не попадет даже в четверку. Начинает суетиться, теряет технику, торопится и не справляется со своими эмоциями. Он откатывается, и я после третьего упражнения становлюсь лидером уже до самого конца.

Потом была становая тяга, тянули снаряд «ось Аполлона» буквально с пяток, то есть с очень низкого уровня. Вес относительно небольшой, кажется, 235 кг. Здесь я проиграл лучшим, был четвертым-пятым, но сохранил лидерство по сумме упражнений. Далее – бег на время с коромыслом на горбу весом 350 кг на 20 м. Здесь мы с Харламовым показали лучшее время – 11,8 сек. Серебряков проиграл ровно секунду. Остальные отстали, кто-то вообще не дошел. В заключение надо было за 90 сек через планку высотой 130 см максимальное количество раз перебросить камень Атласа весом 145 кг. Я был первым – 12 раз, Харламов – 10, Серебряков – 9 раз. Двое вообще ни разу не подняли.

Обычно во время соревнований я ни с кем не общаюсь, и все время хожу вдоль площадки, а другие атлеты сидят на лавочке, наблюдают. При ходьбе я не теряю концентрацию, а если сяду, у меня начинается застой. Мне же надо быть всегда наготове. Я понимаю, что хорошо бы улыбнуться публике, а я настолько суров, неприветлив. Мне говорят, что мои глаза будто наведены на мушку и на цель – первое место, будто я постоянно слежу за мишенью. Я всегда думаю о том, что мне надо быть только первым. Ко мне многие знакомые подходят поприветствовать, а мне даже улыбнуться трудно: сила уходит, я ее упускаю - лишний раз смотреть на людей не могу…

""" """ """

В итоге я выиграл у Серебрякова 6,5 очков, Харламов оказался на третьем месте: много проиграл в тяге, где нужна тупая, ломовая сила пауэрлифтера - после этого упражнения он очень откатился. Кстати, организатор Роман Гаврусик – чемпион России среди профессионалов по пауэрлифтингу. А организаторы, как правило, вводят в программу свои козырные упражнения. У Харламова становая тяга, так называемый dead-lift (мертвая тяга), - слабое место. А ведь стронгмен не только должен быстро бегать, но и обладать незаурядной статической силой. Харламов в прогулке и коромысле был первым, а в становой тяге только восьмым. У чемпионов таких разбросов не бывает, все равно надо быть где-то в троечке. Серебряков, который не выиграл ни одного вида и показывал в каждом упражнении третий или четвертый результат, в итоге стал вторым. Харламов отстал на очко, а Стаметов – еще на 0,5 очка, и стал четвертым. То есть между вторым и четвертым местом - всего 1,5 очка, поэтому я до конца не мог понять, от кого мне ждать удар. Хорошо выступил и Михаил Шевляков из Кемерово, его я тоже опасался.

Призовые выглядели так: первое место – 50 тыс. руб., второе – 35 тыс., третье – 25, четвертое – 20. Разумеется, дорога, питание, проживание - за счет организаторов. Это обсуждалось и на форуме. Такая сумма в условиях финансового кризиса, когда вообще нет никаких соревнований, выглядит пристойно. На 50 тыс., как на жирного мотылька, могут клюнуть даже иностранцы. Когда я сказал об этом своему эстонскому другу Тармо Миту, у него загорелись глаза: «Эльбрус, а можно мне? Я тоже хочу… Я даже готов занять место, которое мне укажут, меня бы и половина устроила…».

""" """ """

Какого-то внимания к соревнованиям со стороны местных властей я не заметил. Здесь были только отдыхающие. Спонсором, как я понимаю, был курорт. Видимо, его руководство решило предоставить гостям зрелище. Наверное, по своим каналам было распиарено, чтобы раскрутить курорт и показать, что люди там не просто тупо лежат на пляже, но наслаждаются фестивалями и турнирами…

О наших внутренних разборках

Немного расскажу о надувании щек.

Я никак не влиял на то, как меня представляли перед публикой ведущие турнира – Вячеслав Максюта, президент Союза саратовских силачей, и Алексей Медведев, председатель Федерации пермских силачей.

Со стороны могло показаться, что самый крутой стронгмен - однозначно Харламов. Второй, наверное, Серебряков, потом саратовские, красноярские, а я где-то шестой-седьмой.

Меня скромно назвали «самым титулованным российским стронгменом». Не упомянули, что я финалист чемпионата мира, многократный обладатель титула «самый сильный человек России», а также рекордсмен в отдельных упражнениях. Но я не расстраивался, поскольку эта презентация не могла повлиять на конечный результат.

Харламова представляли так: «Человек – загадка, человек – миф, восходящая звезда российского стронгмена, любимец женщин, все женщины только о нем и мечтают…» Харламов от этого просто балдел. Может, этого ему не хватает? Потому что когда это есть в жизни, аплодировать особо не хочется, тем более кричать и радоваться… ну есть и есть…

О Серебрякове сказали, что в прошлом он суперзвезда пауэрлифтинга, что у него ужасно мощная спина – «посмотрите на его трапециевидные мышцы, он ведь сейчас просто сломает этот несчастный гриф!»

Но когда после соревнований я познакомился на послебанкетной тусовочке с одной милой женщиной, она дала краткую характеристику увиденного.

Во-первых, она недоумевала, почему у одного из ведущих такой неспортивный вид. Во-вторых, что про Серебрякова говорили, будто он эдакий терминатор, что у него такая фантастическая спина, что он силач планетарного масштаба, а после упражнений Алексей просто падал на траву под ноги зрителям и атлетам. Особенно ему было тяжело после тяги: он задыхался, сдергивал кроссовки, лежал босиком, очень медленно приходя в себя. Зрители этого не поняли. А он-то таким образом пытался обратить на себя внимание, пижонил: «Смотрите, вот я поднял, а я сейчас лежу, мне тяжело…» И, причем, делал это на самом видном месте, а не уходил куда-нибудь в палатку, чтобы никто не видел его мучений. Он любит, чтобы люди его пожалели, внимание оказали. И он очень долго настраивался перед упражнением. Если остальные начинали через минуту-полторы, то у него это занимало минут десять: пока он зашнуруется, пока бинты намотает, пока замотает колени, пока по сторонам посмотрит… Это тоже зрители отметили: соревнования и без того затянулись из-за одиночных упражнений, а тут еще отдельные участники его искусственно затягивали.

Вообще, Серебряков удивил. Мы с ним встретились на одной площадке впервые после 2005 года. Он был в ПЛСЭ, потом ушел оттуда со скандалом, но у нас нигде не заявлялся и не выступал. И вот мы сошлись, и он хорошо выступил, может, стараясь повторять за мною. И ничего у него не оторвалось - я боялся, что у него на камнях бицепс не выдержит. Смотрю, нормально. Он радовался второму месту даже больше, чем я первому. Все же говорили, что его списали, что он травмоопасен и потому не интересен организаторам.

В конце был фуршет. Сильно задушевных бесед у нас не было, ну, что-то обсуждали. В это время Кононец позвонил Стаметову. Это надо было видеть - мне рассказал Харламов.

Кононец так хотел, чтобы выиграл его ученик! А тот оправдывается: «Там такое бревно, оно такое круглое, ручки такие, у нас бревно не такое, ну, я вышел, ну, чего-то… только шесть поднял, четвертый». И дальше: «Да фермер, ну, пошел, да что-то совсем не пошло… иду, оно что-то не идет… бам, опять…» И тут, видимо, учитель начинает на него кричать в трубку. «А ты приехал бы и сам бы поднимал… сам делай…» и бросил трубку. Я его потом успокаивал. Он печалился, мол, куда мне ехать, Кононец меня сейчас порвет. Я ему в ответ: «А ты, что реально хотел здесь выиграть? Да вы уж заелись в Урал-стронге, для вас и четвертое место уже не место?» Они расстроились еще и потому, что их Серебряков обошел.

Ну, со Стаметовым все понятно: он перегорел, и 4 место для него - объективная оценка. Вот эти 0,5-1 очко как раз можно списать на мандраж. Он пытался кого-то высмеять, многих настроил против себя.

Что касается меня, думаю, моей победе никто не удивился. Гаврусик прямо сказал: «Ну, ты в не очень хорошей форме, а победил только за счет опыта». Я согласен с этим. А опыт в том, что ничего страшного, когда по ходу турнира ты кому-то проигрываешь, но расслабиться можно только после последнего упражнения. И соперники пока психологически меня побаиваются даже в такой форме.

О том, как я пришел в спорт, почему меня не взяли в армию и как я потерял "розовые очки" - читайте здесь

Комментарии
Комментариев пока нет