Новости

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Реальный театр

08.06.2002
Итоги и сюжеты уходящего сезона

Владимир СПЕШКОВ
Челябинск

...Еще в середине нынешнего театрального сезона было грустное ощущение, что в нашей области он получается не триумфальным или провальным, а, что называется, никаким. Ни больших радостей (кроме, разумеется, балета, ведь "Золушка" с восхитительной Татьяной Предеиной была уже в начале сезона), ни больших печалей.

Итоги и сюжеты уходящего сезона

Владимир СПЕШКОВ

Челябинск

...Еще в середине нынешнего театрального сезона было грустное ощущение, что в нашей области он получается не триумфальным или провальным, а, что называется, никаким. Ни больших радостей (кроме, разумеется, балета, ведь "Золушка" с восхитительной Татьяной Предеиной была уже в начале сезона), ни больших печалей. Но ближе к весне в Магнитогорской драме сыграли "Гамлета", в златоустовском "Омнибусе" - "Чайку", в озерском "Нашем доме" - "Вишневый сад". Все челябинские театралы (и даже нетеатралы) побежали в ТЮЗ смотреть на Ольгу Телякову - Эдит Пиаф в спектакле "На балу удачи", сыгравшую (спевшую!) великую актерскую биографию и трагическую женскую судьбу. Премьере челябинской мастерской новой пьесы "Бабы" "Солдатские письма" аплодировали в Лондоне и Москве. А когда в мае вышли две горьковские премьеры на челябинских сценах ("Последние" в академической драме и "История одного преступления" ("Васса Железнова") в ТЮЗе), стало ясно, что сезон не просто получился, а оказался на редкость насыщен событиями, что будут определять самые важные направления нашего театрального процесса. Обо всем этом в ближайший понедельник, 10 июня, будут говорить на малой сцене академической драмы ведущие театральные критики и журналисты Челябинска и Екатеринбурга в ходе творческой конференции "Сюжеты сезона". Этот критический марафон завершится вручением дипломов и наград лауреатам сезона. Вовсе не предугадывая решения коллег, хочу в этих заметках отметить то, что в театральном сезоне 2001/2002 было наиболее существенно для меня лично.

Вечный Горький

Режиссер "Последних" Наум Орлов ставит Горького как безусловно великого драматурга, что, кстати, признано всем миром ("Горький все-таки написал гораздо меньше глупостей, чем Сартр, а как писатель был гораздо выше" - это цитата из французского театрального журнала), и только в своем Отечестве писателя по-прежнему склонны числить в конъюнктурных соцреалистах. На самом деле последние утопические иллюзии Горький потерял после кровавого безумия революции 1905 года ("Последние" написаны в 1908-м году, "Васса Железнова" (первый вариант) - в 1910-м). Его стал занимать не социум, а человек, что звучит гордо, а живет порой низко и горько, превращая в повседневный кошмар не только собственную жизнь, но и жизнь тех, кто наиболее близок и дорог. Весь этот клубок невероятно мучительных взаимоотношений, любви - ненависти, прощения - непрощения, отцов и детей, мужей и жен, палачей и жертв когда-то уже жил в темной гармонии другого знаменитого горьковского спектакля Орлова - "Фальшивая монета". А стиль модерна, столь внятно присутствующий в сценографии "Последних" (художник Олег Петров), напоминает о другом спектакле Наума Орлова - "Анфиса" по Леониду Андрееву. Что закономерно: Горький такой же автор "серебряного" века, как Андреев или Мережковский. И душа человеческая интересовала его ничуть не меньше.

"Последние" - это русский психологический театр. Великий, традиционный и почти забытый. Последние годы режиссеры драматических сцен (и Орлов в том числе) больше склонны были искать на территории мюзикла, шоу, пластического театра. Кто-то ищет до сих пор, удачи им. Но лидеры нашего театрального процесса (кроме Орлова надо назвать еще постановщика "Чайки" в "Омнибусе" Бориса Горбачевского) вернулись, как к роднику, к великой и ничуть не устаревшей традиции. Забавно, но старомодными на фоне этой простоты и глубины оказались как раз зрелища слишком "навороченные", перегруженные внешними аттракционами (к примеру, "Гамлет", поставленный Виктором Шрайманом в Магнитогорской драме).

В "Последних" поразительный актерский ансамбль. Никто никого не заслоняет, все играют характеры объемные, никто не судит своих героев. И признанные мастера (Лилия Бокарева, Юрий Цапник, Татьяна Каменева, Татьяна Скорокосова, Татьяна Руссинова), и очень перспективная молодежь Челябинской драмы (Николай Осминов, Евгений Самарин, Дмитрий Кугач, Рамиля Искандер, Денис Кирш). В гармоничном ансамбле есть безусловный лидер. Борис Петров играет Ивана Коломийцева с невероятной, сжигающей силой. Играет негодяя, плохого отца, мужа и слугу Отечества так, что вызывает волну какой-то невероятной (тайной и, если угодно, брезгливой) любви и у всей своей огромной семьи, и у нас, соглядатаев этой человеческой драмы.

Первый вариант "Вассы Железновой" (молодой главный режиссер ТЮЗа Олег Хапов выбрал для постановки именно его) - это тоже семейная история. Любопытно, что "Последние" первоначально назывались "Отец", а "Васса:" имеет подзаголовок "Мать". Вот эту драму просто матери, просто женщины, но одновременно хозяйки большого дела, чьи бизнес-интересы порой противоречат инстинктам материнской любви, и играет актриса Наталья Антонова. Роль выстраданная, глубокая, хотя еще не очень ровная, как и весь этот спектакль. Но все же это работа очень значительная: режиссер Хапов, отдавший дань внешним эффектам (в том же "Старшем сыне"), здесь идет в суть, в глубину текста, проявляя себя не столько в театральных аттракционах (хотя без них не обошлось, и они очень эффектны и хорошего вкуса), сколько в серьезной работе с актерами.

Господа артисты

А актерами нашими грех не гордиться, нынешний сезон подтвердил это. Сайдо Курбанов и Фарида Муминова из Магнитогорской драмы сыграли очередной (очередной замечательный) любовный дуэт в спектакле "Любовные письма" (постановка Михаила Скоморохова). В "Гамлете" того же театра изумил Игорь Кравченко - Клавдий, а юный Андрей Майоров достойно сыграл главного героя. Острая, ломкая, виртуозная Любовь Вишневская - Аркадина в златоустовской "Чайке". Глубокая и нежная Светлана Евстратова - Раневская в озерском "Вишневом саде".

В "Без вины виноватых" Челябинской академической драмы глаз не оторвать от Леонарда Варфоломеева-Шмаги, магия большого мастера и уникальной человеческой индивидуальности. Очень хорош и точен Андрей Абрамов в спектакле Камерного театра "Хозяин забыл закрыть дверь". Уже говорил о Борисе Петрове - Иване Коломийцеве. И не могу еще раз не сказать об Ольге Теляковой, сыгравшей судьбу в пяти песнях Эдит Пиаф, спетых без намека на фонограмму, сердцем.

Судьба театральных новаций

В Челябинске есть три совершенно готовых, востребованных, объехавших полмира театральных коллектива: мастерская новой пьесы "Бабы" (ее создатель и главный режиссер Елена Калужских), молодежная студия "Манекена" под руководством Владимира Филонова и магический театр "Белый козел" Виктора Плотникова. Они очень разные: Калужских - челябинский первооткрыватель такого жанра, как документальный театр, Филонов синтезирует драму, пантомиму и клоунаду, Плотников вышел из кукольного театра и ушел в Бог знает какие дали. Общее одно: не слишком определенный, зыбкий статус в собственном городе. Я знаю ответ культурных начальников: денег мало, театров много. Театров на самом деле тоже мало и если не поддерживать всерьез те театральные новации, что достойны поддержки, жить станет совсем скучно. Другое дело, что возможны разные способы поддержки, не только из скудного госбюджета. Давно пора подумать о создании в Челябинске некоего фонда, который бы занимался поддержкой театральных новаций. И не только.

Пора на "Сцену"!

Подобный фонд мог бы заняться (если уж это не под силу театральному Союзу) и возрождением областного фестиваля "Сцена", без которого уже два года живет театральное сообщество области. Последствия этой бесфестивальной жизни плачевны: разрушение единого театрального пространства, разрыв связей. Приезжаешь из Магнитки или Златоуста, рассказываешь челябинским театральным людям про тамошние премьеры, они слушают тебя так, как будто ты из Сингапура приехал. Я уже несколько лет езжу в Екатеринбург, работаю в жюри их областного фестиваля "Браво". На финал последнего фестиваля (благородное, сердечное и на редкость красивое действо, праздник актерского братства) приехала компания директоров театров нашей области. Всю обратную дорогу директор "Омнибуса" Александр Сергеевич Романов вздыхал: "У людей такой праздник! А мы как убогие какие-то:"

Мы не убогие. И "Сцена" была замечательным фестивалем, пока не пала жертвой не столько бедности, сколько зависти и глупости. Но искусство вечно (хотя зависть и глупость тоже), а фестиваль можно и нужно возродить. О возрождении "Сцены" пойдет разговор в финале творческой конференции "Сюжеты сезона" в ближайший понедельник. n

Комментарии
Комментариев пока нет