Новости

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

О тех, кто сидит и кто охраняет

11.06.2002
Свои детективы Сергей Скалаух пишет по ночам в... тюрьме

Екатерина МИНЕЕВА
Челябинск-Верхнеуральск

Сергей Скалаух (Тамарин) в Верхнеуральской тюрьме работает не очень долго - три года. Как сам объясняет, пошел туда работать, чтобы не пропал армейский стаж офицера-танкиста.

Свои детективы Сергей Скалаух пишет по ночам в... тюрьме

Екатерина МИНЕЕВА

Челябинск-Верхнеуральск

Сергей Скалаух (Тамарин) в Верхнеуральской тюрьме работает не очень долго - три года. Как сам объясняет, пошел туда работать, чтобы не пропал армейский стаж офицера-танкиста. Но уже сейчас Тамарин может реально претендовать на лавры еще одного писателя-детективщика - Андрея Кивинова. Кивинов опирается на богатый опыт работы оперативником угрозыска, Скалауху сам Бог велел использовать опыт тюремный. Жизнь, особенно за решеткой, изобретательнее самого изощренного воображения. Убойной и взаправдашной фактуры Тамарину вполне хватит еще на десяток бестселлеров.

"... Гантелю надо тебе сделать - руку будешь разрабатывать.

-- Как ты ее сделаешь-то? Из чего?

-- Ерунда какая. Попросим - песка приволокут. Сошьем из тряпки, песком засыплем. Я б вообще лучше заводской сделал - полиэтилена бы побольше. Форму из хлеба вылепить, отлить две половинки, сплавить, песком засыпать... Ветродуйку включим, все будет аккуратненько.

-- Какую ветродуйку?

-- А-а-а... Скручиваешь из бумажки трубочку, этакий капиллярчик - чтобы канал чуть побольше диаметра иголки был. Зажигаешь спичку, дуешь тихонечко через эту трубочку на пламя, получается весьма приличный микрорезачок. Можно даже в металле дырку прожечь, запасясь терпением. Хотя в металле, конечно, лучше сваркой...

-- А лазером еще лучше...

-- Да нет, я серьезно. Вон розетка есть в камере - чего тебе еще? Ты же, в отличие от меня, физику в школе изучал... Надыбал два провода, ноль - на массу, к фазе - грифель от карандаша примастрячил вместо электрода, вот тебе и сварка.

-- Можно же и решетку так?

-- Конечно, можно, только кто ж тебе даст? И что толку? Решетка - из всех препятствий - самая несерьезная. А так, можно, конечно. Много времени надо и много грифелей. Решетку даже и лезвиями от бритвы срезать можно.

-- Да ну... Как это?

-- Ну, просто. Берешь и строгаешь по чуть-чуть. Режет - только так. Моек только много потребуется опять же, тупятся быстро. Из гвоздя, например, шило сделать - моек десять нужно.

-- Я в следственном еще удивлялся, как одному татуировку делали - погон на плечо. Каблук от ботинка сожгли, сажу развели... мочой! Оказалось - лучше туши. А машинка - из аудиоплейера сделана.

-- Из плейера, из электробритвы делают... Был бы моторчик. Даже обороты можно регулировать.

-- А обороты как?

-- Питание пускаешь через чашку с водой. Больше обороты нужны - ближе проводки в воде друг к другу, меньше - дальше. Физика, ничего такого:"

(Сергей Тамарин. "Жадность фраера")

-- Давно писать начали, Сергей Николаевич?

-- Три года назад. Вот эту книгу - "Тюрьму". Это уже в "Эксмо" ее переименовали в "Жадность фраера". А до этого - только характеристики на осужденных и рапорта. И в школе - сочинения.

-- Как работу строите?

-- Сначала от руки пишу. Потом на компьютере перепечатываю. Дома компьютера нет, поэтому до 18.00 работаю, потом прихожу домой, сплю до полуночи. И ночью прихожу обратно на работу - до утра никто не беспокоит, никому по ночам комп не нужен.

-- Товарищ старший лейтенант, а можно грубый вопрос задать? Сколько можно эксплуатировать блатную тему, детишки же читают. Романтика воровская свет застит.

-- Каждый человек найдет в любой книге только то, что он там хочет найти. У меня вообще-то книга не о блатных, а о тех, кто сидит, и тех, кто охраняет. Да и потом: я не думаю, что детишки прочитают мою книгу и им сразу же захочется в нашей тюрьме побывать. Скорее, наоборот.

-- Конечно, от тюрьмы и сумы россияне не зарекаются, но все-таки. К вам в учреждение "за курицу" все же редко попадают, в основном тяжелостатейники. И каково это - каждый день на серийного убийцу смотреть, беседовать с ним, на жалобы его реагировать, как положено?

-- Сразу насчет курицы. Недавно этап пришел: один рецидивист шесть куриц украл - пять лет. И другой - активный член организованной преступной группировки, у которой на счету более 10 трупов, - 15 лет. То есть один труп "стоит" 18 куриц. Насчет серийного убийцы: повторяться не хочется, у меня в книге это есть.

" : Если отбросить эмоции, получается, что смертная казнь - всего лишь способ изоляции данной особи от общества, способ, от всех остальных отличающийся стопроцентной надежностью и необратимостью. Необратимость - пугает; ключевое слово - изоляция... Вроде бы само собой логичное решение возникает: пожизненное заключение! Элементарно, Ватсон! И преступника для общества вроде как не существует - все равно, что умер; и отпадает необходимость делать убийцей того, кто будет приводить приговор в исполнение. Ведь главный аргумент противников смертной казни зиждется на том, что закон, казня убийцу, делает убийцей другого человека... Но разве не калечатся души тех, кто по долгу службы вынужден общаться с "пожизненно заключенным" изо дня в день, для кого становится обыденностью, нормой решение каких-то бытовых проблем, чуть ли не семейные отношения с человеком, который, может быть, убивал и насиловал детей? Что более пагубно для души человеческой: нажать один раз на курок, исполняя волю закона, или многие годы три раза в день подавать миску с баландой какому-нибудь Чикатило, не имея при этом никакого желания выплеснуть эту баланду ему в лицо, поскольку давно привык и понял, что ну ничем абсолютно этот Чикатило от всех остальных людей не отличается! И сердце так же бьется, и руки теплые, и та же печаль в глазах..."

("Жадность фраера")

-- Ну и что делать тогда? Подскажите как профессионал.

-- Сразу оговариваюсь: это лично моя точка зрения. До революции таких людей, как Чикатило и иже с ним, знаете как называли? Социально больными. То есть неполноценными. Вот так и надо считать. И лечить их изо всех сил.

-- Стоп-стоп! Это мы их будем считать больными, а убийца-то про себя будет знать, что он здоровый. И еще над нами же посмеется: я, мол, пять человек завалил, как захотел, а они, идиоты, мне вместо "вышки" - "больничку". И друзья его на воле будут знать, и соседи по камере:

-- Вся наша беда в том, что живем единым днем. Через 20 лет "те, кто знает" закончатся. И начнутся те, кто будет думать, что он и вправду неполноценен. Психически больной человек, из тех, что мочатся под себя. Он будет вызывать брезгливость, а не желание ему подражать. Это, кстати, и по поводу "воровской романтики". Важно не то, что мы делаем, важно то, как относится к этому общество. Смертная казнь или эвтаназия: разница есть. Эвтаназия для тех, кто социально болен неизлечимо.

-- А для тех, кто излечимо болен?

-- Опять же, только моя точка зрения. Как бы это ни звучало дико, но я ратую за телесные наказания. Очень много приходит молодых, зеленых пацанов. Получали первые сроки из-за пустяковых в общем-то преступлений. Но попал раз в эту колею - и уже не вырваться. У них вся жизнь ломается из-за первого срока. А вот если их не сажать, а как раньше казаки делали - ремнем по заду, чтобы запомнил. И был бы парень нормальным человеком, и нам бы не нужно было его караулить: И вот еще что - давать сроки тюремного заключения более четырех-пяти лет смысла не имеет. Воздействие перестает происходить, человек привыкает. Люди ко всему могут привыкнуть.

"Акт суицида Чуракова, в воровском мире - Глиста, был страшен и оригинален в технике исполнения. Тяжелые металлические нары, которые опускались в карцере лишь на ночь, в поднятом состоянии крепились цепью с обычным висячим замком. Конструкция имела одну особенность: при опускании нар торцевая их часть плотно прижималась к стене, при подъеме же образовывалась достаточно широкая щель. Для Чуракова, спущенного в карцер ранним утром, нары, разумеется, никто не опускал. Мастер квартирного "скачка", не успев пробыть в одиночестве и часа, умудрился неизвестно чем открыть замок и обрушил, ничтоже сумняшеся, массивные нары вниз, сунув предварительно голову в щель... Голова лопнула, как спелый арбуз. Ушел из жизни, хлопнув дверью. Пардон, нарами".

("Жадность фраера")

-- Сергей Николаевич, откуда подробности такие?

-- Осужденные рассказывали. Такой случай суицида был в "Белом лебеде". Знаменитая тюрьма под Соликамском, в советское время туда специально воровских авторитетов возили, чтобы "ломать". Считалось, что если вор в законе оттуда живым вышел, значит, "ссучился", перешел на сторону администрации. В ШИЗО - окна без стекол и батареи краской на стене нарисованы. Ну и одевали осужденных в ШИЗО соответственно: шортики и маечка, причем мокрые. Сажали, естественно, зимой.

-- Может, фольклор?

-- Да нет, правда.

-- А все остальное в вашей книжке тоже правда? И то, что "смотрящий" в камеру на день рождения гостей пригласить может?

-- Сразу оговоримся, что Верхнеуральская тюрьма - всего лишь прототип. Но бытовые подробности, безусловно, правдивы. Кое о чем, конечно, из оперативных соображений пришлось умолчать.

-- Следующая книга тоже будет про тюрьму?

-- Следующая книга - "Ересь"- уже написана, и уже есть договоренность с одним московским издательством. Но "Ересь" не про тюрьму. Про отношение к Богу, про отношения с Богом. Так, наверное.

-- Если вкратце?

-- Если вкратце, то, кроме Бога, есть только один разум- человеческий. Что под силу Богу, то под силу и человеку.

-- Анафемы не опасаетесь?

-- Буду только горд, если меня церковь поставит на одну ступень с Львом Толстым. Но это шутка, конечно.

В "Жадности фраера" персонажи много рассуждают и часто спорят между собой. "Эксмо", ради "легкости чтения", "философию" из авторской рукописи выбросило, оставив лишь закрученный до зубодробительности сюжет. Книга и вправду стала "легче", но много потеряла в убедительности. Изданием книги земляка в полном объеме не на шутку озаботилась администрация Верхнеуральского райна. Глава района Игорь Сурменев лично вел переговоры с челябинским издательством "Урал-LTD". Скорее всего, договор с автором на издание книги будет подписан на днях. А Сергей Скалаух тем временем заканчивает третью книгу - мистический детектив...

Книга: "Жадность фраера". Издательство "Эксмо", серия "Русский бестселлер".

Автор: Сергей Скалаух (псевдоним Тамарин), старший лейтенант внутренней службы, начальник отряда в Верхнеуральской тюрьме.

Завязка сюжета: странное и страшное самоубийство одного из осужденных.

О чем, собственно, книга: все, что вы хотели знать о тюрьме, но стеснялись спросить.

Комментарии
Комментариев пока нет