Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Могучая кучка

11.08.2009
Челябинский фотоклуб - это не только снимки, вошедшие в историю, но и важный человеческий и культурный опыт, считает основатель клуба Евгений Ткаченко

Челябинский фотоклуб - это не только снимки, вошедшие в историю, но и важный человеческий и культурный опыт, считает основатель клуба Евгений Ткаченко.

В этом году Челябинскому городскому фотоклубу исполнится 50 лет. Первую свою годовщину в конце 1960-го он отметил «отчетной выставкой» в областной картинной галерее. Неожиданно для всех та экспозиция стала популярной. Еще через несколько лет у дверей картинной галереи стояли очереди. Это случилось в дни работы выездной выставки «Интерпрессфото» - главного фотофорума стран соцлагеря.

Расцвет интереса к искусству фотографии совпал с тектоническими сдвигами в общественной жизни страны. А в Челябинске, городе, где не было глубоких культурных традиций, возникло уникальное явление - своя фотографическая школа. Наши фотографы получали награды всесоюзных и международных конкурсов. Авторитет челябинской школы фотографии был общепризнанным в стране. И сегодня, когда весь мир стал другим, традиции этой школы живы. Но это не все. Интересно сейчас, из нашего времени, посмотреть, как работал клуб, каковы были взаимоотношения между людьми и что двигало ими в ту пору, когда деньги не были во главе всего. Об этом - основатель клуба, тогда младший литсотрудник отдела промышленности газеты «Челябинский рабочий» Евгений Ткаченко. Теперь он - признанный фотомастер, авторитетный журналист, собственный корреспондент ИТАР-ТАСС по Челябинской области, автор снимка «Труба тебе, Аденауэр!»

Что снимаем и для чего

- Евгений Иванович, чтобы понять то воодушевление фотографией, надо вернуться в эпоху. Процесс фотографирования был интересен технически?

- Наверное, в том числе. Хотя техника - это только ремесло. Нынешнему человеку, у которого в руках цифровая «мыльница», это понять трудно. Нажал на кнопку - и автомат все сделал. Сегодня уже кто-то не захочет, а кто-то просто не сможет понять, в чем прелесть той нашей работы. Сережа Васильев и сейчас снимает на пленку. Это не консерватизм - это возможность управлять процессом. Настоящий фотограф доложен знать, что он снимает и для чего.

- Я вспоминаю один ваш известный снимок, где молодой металлург с жадностью пьет газированную воду. Сам процесс труда за кадром, но просто физически чувствуешь эту горячую работу…

- «Первая плавка»! Я сделал это фото на электрометаллургическом комбинате. Практикант из ремесленного училища, его первый выход к огню. Этот снимок получил поощрительный приз на международном конкурсе «Комсомольской правды» в конце 50-х годов. Конкурс был очень сильный. Гран-при присудили японскому фотографу за репортажный снимок: полицейские разгоняют демонстрантов. Все полицейские - в черном, демонстранты - в белом. Черное на белое, дикая динамика! После этого конкурса у меня произошло понимание - вот для чего нужно снимать, вот что остается. Володя Белковский много об этом говорил. Мы, снимая, создаем фотографический архив. И самой высокой оценкой нам будет, если через 20-30 лет люди, рассматривая наши снимки, увидят, какими были люди. Постарайся сделать так, чтобы через много лет твои кадры рассказали бы о каком-то кусочке жизни, которая была при тебе.

- Члены фотоклуба всегда мыслили историческими категориями?

- Мы сначала получали удовольствие. Максимальный результат человек может достичь, делая то, что ему больше всего нравится. Несмотря на то, что трудно. А может, как раз именно поэтому.

«Свежая голова»

- Как проходили встречи в фотоклубе?

- Мы говорили о том, что удалось и не удалось снять. Собирались в «Челябке». На первом этаже стоял стол для настольного тенниса. Это был наш стенд. Все раскладывали здесь свои фотографии. Весь стол был завален. А потом все вместе сортировали на маленькую и большую кучи. Большая куча - значит особого разговора фотография не требует. А вот попасть в маленькую - это было уже достижение.

- И вот вы разложили фотографии. Что дальше?

- Шел разговор по отдельным снимкам, детально. Каждый член клуба что-то предлагал. Эти замечания, советы нанизывались на мнение самого автора. После чего он выдавал законченную работу. Обтесанную, так сказать, коллективно.

- А этот разговор был творчески честным? Без зависти?

- Абсолютно! И откровенным. Когда у нас собиралась содержательная папка, мы приглашали к себе в клуб гостей. Скажем, приходит Лева Головницкий. Скульптор, уважаемый нами человек. Даем ему из маленькой кучи подборку фотографий и просим поделиться своими впечатлениями.

- «Свежая голова», выражаясь языком редакции.

- Ну да. Причем мы приглашали людей разных профессий. Артист из драмтеатра. Музыкант. Преподаватель вуза. Очень интересно было слушать! Кстати, среди наших обозревателей были и ведущие журналисты и фотографы Советского Союза того времени: Василий Песков, Геннадий Копосов, Лев Шерстенников.

- А бывало так, что автор не соглашался с мнением других членов фотоклуба?

- Могло и такое быть. Вот в пылу полемики чуть ли не в большую кучу хотят отправить твой снимок. Это ведь самое страшное! Ты уже думаешь, что зря потерял время. А спустя время вдруг с какой-то выставки приходит диплом или медаль за эту работу. Так случилось, например, с одной известной фотографией Юрия Теуша - «Трудное золото».

«Показывает Челябинский фотоклуб»

- Тот факт, что клуб работал при редакции «Челябинского рабочего», что-то значил?

- Газета нам помогла очень крепко. Прежде всего - прочувствовать свой внутренний авторитет, что ли. В течение нескольких лет на страницах «Челябинского рабочего» существовала рубрика «Показывает Челябинский фотоклуб». Раз в неделю, а иногда и чаще здесь публиковались наши снимки. Их отбирали из малой кучи тщательно. У газеты ведь был огромный тираж. Позже, когда я стал работать в секретариате, предложил идею - выпускать воскресный номер форматом А3. Как нынешние «толстушки». Появилась возможность давать на обложке почти страничную фотографию. И это тоже работало на авторитет фотоклуба.

Чай от Фурцевой

- Помните первое заседание?

- Помню тех, кто на нем присутствовал. Пришли Володя Белковский, выпускник УПИ. Юра Рожков, инженер-строитель, мы с одного потока. Жора Шнякин, студент мединститута. Рудик Финк, скрипач оперного театра. Ефим Мондросов, врач-рентгенолог. Игорь Викторов, преподаватель пединститута. Аркаша Ходов, «челябкинский» фоторепортер. Владимир Георгиев, он работал тогда в фотохронике ТАСС. Ну, и Юра Теуш, естественно.

- На своих собраниях выпивали?

- Нет! Позже у нас даже появилась традиция: самовар и баранки. На фотофестивале, вместе с главными призами, мы авторам лучших, по нашей оценке, работ надевали на шею связку баранок.

Когда наш клуб стал известен в стране, Челябинск был избран Союзом журналистов СССР местом для проведения первого и второго всесоюзных фотофестивалей. Это конец 60-х - начало 70-х годов. К нам приезжали признанные мастера фотографии Советского Союза, и, по их собственным словам, делали это с большущим удовольствием.

- Члены Челябинского фотоклуба и сами ведь выезжали…

- Если где-то что-то интересное фотографическое проводилось, мы обязательно стремились туда попасть. В Прибалтику, в Пермь. Я выезжал в составе делегации Союза журналистов на выставки «Интерпрессфото» в Берлин, Прагу, Софию. Все, что привозил оттуда, мы в клубе «переваривали». Мы участвовали в ежегодных всесоюзных выставках «Семилетка в действии» в Манеже. Мы обнаглели до такой степени, что узнавали, когда в Москве развеска, приезжали «бандой» и помогали до поздней ночи. Случай забавный был. Развешивали мы выставку, посвященную очередному съезду КПСС. У Юрия Теуша в экспозицию включили кадр: прибой, пень корявый против света и - силуэт обнаженной девушки. Это был прогресс! Юрка ходил страшно гордый: вот, говорит, на партийную выставку мою голую бабу взяли. А однажды, помню, накануне открытия, уже за полночь, вдруг приехала Е. Фурцева, министр культуры СССР. «Ну что?» - спрашивает. А Юрка не узнал ее, что ли, и выпалил запросто: «Вам-то хорошо, а мы тут вкалываем, даже чаю не выпить!» Сопровождающие, что называется, выпали в осадок. А она говорит: «Как так? Напоите ребят чаем!» Много было всего интересного.

Мы, как губка, впитывали все хорошее, что было в фотографии. А потом в течение многих лет формировали «фарш».

Фотографический смысл

- Сколько фотоклуб просуществовал в таком тонусе?

- Более 30 лет. Его пик пришелся на 60-70-е годы. Количество желающих попасть в клуб стало таким, что мы даже ввели кандидатство. Число членов в 70-е годы доходило до 100 человек.

- Мы часто говорим о челябинской школе фотографии. В чем ее особенность, критерии, суть?

- Это, прежде всего, фотографии из жизни. И сейчас все наши лучшие фотографы снимают в этой же манере. Из этих снимков можно лепить историю. Посмотрел - и понял, как жили люди. Володя Богдановский сделал альбом «Челябинская область в фотографиях». Четвертый том, охватывающий 60-80-е годы прошлого столетия, на 90 процентов состоит из работ членов фотоклуба.

- Но в любом другом городе наверняка были фоторепортеры, снимавшие в те годы…

- Но не везде было столь сплоченное профессиональное сообщество, способное оценить свои успехи или неудачи, отобрать лучшее. Да просто создать кипучую творческую атмосферу. У нас в Челябинске это было. И в каком-то виде продолжается. Главное - сам смысл фотографический остался.

Комментарии
Комментариев пока нет