Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Настя ждет маму

19.06.2002
Родители первого коркинского ребенка, появившегося на свет в XXI веке, попали за решетку

Ирина КРЕХОВА
Коркино

Всю жизнь Наталии Унрайн перечеркнул один злополучный вечер в декабре 1998 года. Если бы можно было вернуть его назад, ни за что не вышла бы Наташа во двор на лай собаки, не взяла деньги у незнакомого парня, не вынесла ему взамен что-то в пакетиках (ее гражданский муж Константин Ледовских торговал кормом для собак, пакетики дал он. По крайней мере, так Наталия утверждает до сих пор, так говорила и на суде). А следом за неизвестным "покупателем" в дом нагрянула милиция - контрольная закупка наркотиков. Помеченные деньги нашли тут же.

Родители первого коркинского ребенка, появившегося на свет в XXI веке, попали за решетку

Ирина КРЕХОВА

Коркино

Всю жизнь Наталии Унрайн перечеркнул один злополучный вечер в декабре 1998 года. Если бы можно было вернуть его назад, ни за что не вышла бы Наташа во двор на лай собаки, не взяла деньги у незнакомого парня, не вынесла ему взамен что-то в пакетиках (ее гражданский муж Константин Ледовских торговал кормом для собак, пакетики дал он. По крайней мере, так Наталия утверждает до сих пор, так говорила и на суде). А следом за неизвестным "покупателем" в дом нагрянула милиция - контрольная закупка наркотиков. Помеченные деньги нашли тут же. Правда, героин оперуполномоченный Еманжелинского ГОВД Сажаев достал из своего кармана только через пять (!) часов после "покупки", но следствие и суд такие детали не интересовали. Как и то, что в роли понятых выступали зависимые от милиционеров "административно задержанные", как и многое-многое другое.

Следствие тянулось долго. Поначалу на Костю также возбудили уголовное дело, но он был более убедителен, чем Наташа: ничего не знаю, наркотик не мой, она сказала, что вернули долг, что выносила из дома - не видел. Дело прекратили, а Наталия согласилась с судимым сожителем, что лучше вину взять на себя: не привлекалась, работает с девятнадцати лет, имеет на иждивении малолетнюю дочь от первого брака - глядишь, пожалеют на первый раз, обойдется без тюрьмы. В СИЗО Наташа провела больше года. Когда ее выпустили под подписку о невыезде, была почему-то почти уверена, что за решетку не вернется - суд объективно разберется в туманных обстоятельствах дела, большинство из которых подтверждается лишь показаниями милиционеров.

Молодая женщина с радостью окунулась в обычную жизнь. Вернулась на угольный разрез (там ее ценили и сохранили рабочее место - товарищи не сомневались и не сомневаются в ее невиновности). Вновь сошлась с Костей, которому все простила, надеясь, что на суде он поведет себя по-мужски. Родила от него чудную, здоровую девочку Настю, ставшую первым коркинским ребенком, появившимся на свет в XXI веке - 1 января 2001 года. Казалось, Наташина "черная полоса" почти закончилась, но как часто наши мечты не совпадают с реальностью:

29 декабря 2001 года Коркинский городской суд признал Н.Унрайн виновной по ст. 228 ч.4 УК РФ и назначил ей наказание в виде семи лет лишения свободы. Наталия вновь оказалась за решеткой и перенесла это гораздо тяжелее, чем в первый раз. Почему, за что?! Ведь даже на суде она не признала своей вины в сбыте наркотика, пыталась рассказать, как все было на самом деле.

-- Суд не хотел слушать, - рассказывает общественная защитница Н.Унрайн Оксана Стафеева. - Мы всей бригадой ходили на суд и были в шоке от этого процесса. Создалось впечатление, что судья Немерчук был заранее настроен на обвинительный приговор. Я пыталась сказать, что нельзя подходить к людям по одному шаблону, что Наташа очень порядочный, очень надежный человек, но это не помогло. Все уперлось в ее первые показания, которые она давала сразу после задержания, не отдавая себе отчета, во что это может вылиться. Мне кажется, Костина вина тоже есть - хотя бы в том, что он ее настроил все взять на себя. Но суду это было неважно. Есть у них установка - сажать, вот и посадили, не посмотрев на то, что девчонки остались без матери.

В феврале 2002 года Н. Унрайн и ее защитник подали в Челябинский областной суд кассационную жалобу, изобилующую примерами нарушения законодательства в ходе следствия. Просили приговор отменить, дело прекратить за недоказанностью обвинения. Но судебная коллегия областного суда также осталась глуха к доводам кассации. Остается последний шанс вытащить Наталию из колонии - подать прошение о помиловании в "губернаторскую комиссию".

И тут все не просто. По негласным правилам, рассчитывать на помилование могут осужденные, отбывшие не менее половины срока, Н.Унрайн до этого далеко. Еще по одному правилу, нужна характеристика от администрации колонии, а на "пятерке" Наташа всего несколько месяцев - не дадут ей характеристики, пока не присмотрятся к человеку. И, самое главное, больно нехорошая у женщины статья. Кому в наше время захочется проявлять гуманность к "наркосбытчице в особо крупных размерах", если внимательно не изучить материалы ее уголовного дела и судебного процесса?

:Мы сидим с Наташей в уютном красном уголке учреждения ЯВ 48/5, говорим о любви и детях. Впрочем, о детях с осужденной Унрайн говорить тяжело - произнося имена Даши и Насти, она тут же начинает смаргивать слезы.

-- Со мной истерика была, когда мама на свидание Дашку привезла. Про Настю и думать больно, ей ведь годик всего был, когда меня осудили. Она начинает разговаривать и называет иногда бабушку мамой. Меня по фотографиям ребенок узнает: Ложусь спать - мои кровиночки перед глазами. Вернуться к ним смогу через целых пять лет и четыре месяца. Даша будет школу заканчивать, а Настя начнет учебу. В страшном сне такое не могла себе представить. Да и маму жалко - ей тяжело с двумя внучками управляться. Они с отцом пенсионеры, а тут такой подарок дочь преподнесла.

Серые с поволокой Наташины глаза вдруг становятся стальными, когда я спрашиваю о Косте. Он тоже отбывает срок - за сопротивление сотрудникам милиции. Выйдет на свободу гораздо раньше Наташи. Переписывается с ее отцом и мечтает поскорее взять на руки Настеньку, появившуюся на свет, когда папа был уже за колючей проволокой.

-- У меня после всего, что произошло, нет желания с ним общаться. Мне нечего ему сказать. Любила. Может, до сих пор люблю. Верила каждому его слову беспредельно. Видите, что из этого вышло: Здесь таких большинство. Мужчины подставлют нас, думая только о себе. Напишите от моего имени всем женщинам: не верьте мужчинам слепо!

Как ни странно, последние Наташины слова подтвердили женщины в погонах, отнюдь не настроенные на лирический лад по отношению к осужденным - заместитель начальника по кадрам и воспитательной работе учреждения ЯВ 48/5 Антонина Захарова и ее заместитель Светлана Виноградова. За много лет службы они убедились, что почти за каждым женским преступлением кроется мужское влияние. Нередко мужикам удается избежать наказания, а за решеткой оказываются "бабы-дуры". Так им и надо? Или все-таки глупость - грех уголовно ненаказуемый, а задача правоохранительных органов - разобраться в каждом деле по существу, не для проформы и "роста раскрываемости"?

Собственно, этого просит Наталия Унрайн: вчитайтесь, вдумайтесь, разберитесь! Может, не настолько она виновата, чтобы расплачиваться за доверчивость и безалаберность семью годами лишения свободы?

За грехи Наташи, подлинные и мнимые, расплачиваются и ее пожилые родители, не получающие на Настю материальной помощи. Мама собирает документы, чтобы оформить опекунство. Будет ли помогать им Костя, вернувшись домой, время покажет.

По иронии судьбы, Наташа работает на зоне прачкой в яслях. Обстирывает чужих младенцев. А родные доченьки не могут понять, кого мама убила или ограбила, что еще много лет она не споет им колыбельную, не расскажет сказку? За что их наказали вынужденным сиротством?

В одной из красивых открыток, которой взрослые ответственные товарищи поздравляли семью Наташи с рождением "первого ребенка города в новом веке", есть пожелание: "Чтобы маленькие ножки поскорее в путь пошли, чтоб скорей нашли дорожку к счастью, солнцу и любви!". Золотые слова. Суждено ли им сбыться, если первые шаги Настя сделала без мамы и первые слова сказала тоже без нее? Если так будет еще несколько лет, найдут ли сестры свою дорожку к счастью? И почему так жесток наш мир, где за ошибки взрослых расплачиваются дети? Без надежды на помилование и амнистию от судьбы. Не зря, видно, слова "судьба" и "суд" - однокоренные. Суд предопределил судьбу матери и дочерей. Смягчит ли кто-то приговор?

Автор выражает благодарность пресс-службе ГУИН Челябинской области и администрации учреждения ЯВ 48/5 за помощь в организации встречи с осужденной Н. Унрайн. n

Комментарии
Комментариев пока нет