Новости

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Коуч сибирских хоккеистов Андрей Скабелка подал в отставку.

Спасатели ведут активный поиск любителей подледного лова, которых замело на водоеме.

Идет работа по присвоению статуса «Памятник науки и техники» уникальному экспонату.

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Зюраткуль: озеро, хребет, поселок

18.08.2009


Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Зюраткуль

Зюраткуль - с Зюраткуля, озеро - с хребта. С белых камней вершины - голубая "гидра" воды.  Поселок у плотины, он тоже Зюраткуль. Вся округа - зюраткульская.

С вершины до поселка, если по прямой, пять километров.

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Зюраткуль

Зюраткуль - с Зюраткуля, озеро - с хребта. С белых камней вершины - голубая "гидра" воды. Поселок у плотины, он тоже Зюраткуль. Вся округа - зюраткульская.

С вершины до поселка, если по прямой, пять километров. Кроме них, надо еще подняться на 300 метров - плюс к 700 метрам высоты, на которых лежит само озеро. И тогда мир распахнется - пожалуйста, смотри во все глаза, дыши полной грудью.

Поселок втиснулся в площадку перед плотиной, вдоль шумливой реки Большая Сатка, вытекающей из озера. Этот прямоугольник - обитаем. Это - "столица" озера. Кроме того, обитаем треугольник Каменного мыса, который острым углом проник в водное пространство. И все. Больше на берегах Зюраткуля не живет никто. Если не считать кордона Шаровского, где нашла приют бездомная женщина с сыном-инвалидом.

За Каменным поясом уходит в межгорье Черный кыл, а за ним - Девятый кыл, куда забираются только рисковые туристы (кылами здесь называют речки, впадающие в зюраткульские заливы). Места эти, как и вдоль других кылов, за болотами и торфяниками Долгого ельника - глухие, людей там никто никогда не ждал, не ждет и вряд ли дождется.

Вообще у Зюраткуля есть одна проблема: как сохранить свое безлюдье, но дать о нем знать людям. (Согласитесь, если в тайге ни одной живой души, это не безлюдье. Безлюдье - это когда есть кто-то, хоть один человек, который его почувствует). "Хитрость" современного туризма (рекреации) в том и состоит, чтобы удержать в соседях дикую что ни на есть природу и "звездный" что ни на есть комфорт. Впрочем, немало и таких посетителей национального парка "Зюраткуль", которые готовы на несколько дней отказаться от удобств, окунуться в природу "с головой", не исключая ее крапив, комаров, зноя, утренних рос и хлестких ветров.

Много лет назад я встретил на Каменном мысу бабу Нюру. Мыс был пустой, и баба Нюра - первый человек, который мне попался. В пуховом платке, в шерстяных носках и калошах - день был прохладный, что на Зюраткуле не редкость, - бабушка стояла и, опершись на жерди изгороди, смотрела на озеро. Да, стояла и смотрела на озеро. Не сразу я понял, что невольно вывел ее из этого состояния, в которое она утонула, из этого благодарного блаженства, слегка окрашенного печалью:

На Каменном мысу баба Нюра прожила едва ли не всю свою жизнь. Тут стоял ее дом, стаечка при нем, огородик. Но дом сгорел, и дочь увезла ее в Сатку. Зима в городе казалась ей невыносимо долгой, и весной она упрашивала дочь увезти ее на озеро. Тут она приспособилась жить в стайке, сколько могла, копалась на грядках и просто наслаждалась всем, что вокруг. И тогда будто ветром сдувало ее городскую бессонницу, ломоту в костях, головные и сердечные боли.

В те годы жизнь на Зюраткуле была непритязательно деревенской. Захолустье захолустьем. Людям, которые сюда приезжали, он ничего предложить не мог, кроме самодеятельного любования природой. Теперь он не таков. Кафе? Пожалуйста. Телевизор? К вашим услугам. Позвонить за океан? Нет проблем. Номер в четыре звезды? Только закажите. Жареная форель? Вот она, в бассейне, посидите за пивком, пока жарится.

Летом, в пятницу, ближе к вечеру на Зюраткуле - прилив. Едва сойдя с колес, люди торопятся обосноваться и впасть - дорвались-таки - в долгожданный отдых. Кто-то ставит палатку, кто-то нанимает домик, кто-то осматривает апартаменты. К выходным взбадривается всякий сервис - не сказать, что на всякий вкус, но набирающий услуги и услужливость. И уже ветер разносит шашлыковые запахи, в фотоаппаратах застывают памятные мгновения, и лодка отчаливает, всплескивая веслами:

А утром - на Зюраткуль, на хребет. Мощеная площадка с беседками - на старте, потом среди леса дощатый тротуар на два километра, еще столько - утоптанная тропа, чем дальше, тем круче, наконец, каменные развалы, скалы и - мир распахнулся, смотри во все глаза, дыши полной грудью.

Комментарии
Комментариев пока нет