Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

А ведь ехали на родину...

21.08.2009
В России семью Лавровых-Папазян ожидали только полувековой барак и мизерная пенсия.

В России семью Лавровых-Папазян ожидали только полувековой барак и мизерная пенсия.

Из полутемной комнаты доносился грубоватый, угрожающий мужской голос: «Убирайся! Это не твое! Что ходишь тут, вынюхиваешь? Я тебя...» Среди барачных серо-коричневых стен я разглядел самого говорившего: высокий, худой, мускулистый парень лет 25. Самое неприятное, что он обращался ко мне, корреспонденту «Челябинского рабочего». Но не я был причиной его раздражения. На моем месте мог оказаться любой посторонний человек: это выдавали глаза парня, похожего на Родиона Раскольникова, глядевшие абсолютно неподвижно и с затаенным бешенством.

Вслед за милицией - «скорая»

- Ему бы укол. Он тогда целый месяц спокойный, - объясняет привычно и устало мать парня Наталья Лаврова, - да он еще не ел два дня. Нервничает, голоса ему всякие слышатся. А вообще он добрый, отца очень любит. Армянская кровь в нем… А они старших, тем более родных и близких, уважают и почитают.

Честно говоря, я не понял, какая связь между мной и неведомым мне отцом Александра Папазяна. Ясно было одно: в таких условиях разговор продолжать невозможно.

Мы с Натальей Дмитриевной спустились с крыльца покосившегося от старости и дождей барака, стоящего на улице имени известной германской революционерки Розы Люксембург рядом с новым железнодорожным вокзалом. Дошли до скамейки на автобусной остановке и продолжили разговор. При свете дня я обратил внимание на руки Натальи Дмитриевны.

- Да, синяки, - все так же привычно объяснила происхождение гематом Лаврова, - Саша иногда гоняет. Боюсь, чтоб на на кого улице не кинулся. Инвалидность у него второй степени - шизофрения. Раньше, когда жили в Челябинске, участковый врач постоянно звонила, справляясь о его здоровье. Каждый месяц приходила медсестра, ставила уколы. А в Кыштыме только один раз за весь год. И то, когда вызвали милицию, с ней приехала «скорая».

Отказали в наследстве

Милицию вызвала бабушка Саши Валентина Владимировна: внук внезапно стал агрессивным и накинулся на мать.

Но не только с этой бедой обратилась в редакцию «Челябинского рабочего» Наталья Дмитриевна. Прежде она с мужем жила в Грузии, потом много лет - в Армении. Но начавшийся карабахский конфликт вплотную задел работавшего на дипломатической службе главу семьи Саркиса Папазяна. Кризис наступил и в отношениях: муж ушел из семьи. Но не только это спровоцировало будущее душевное заболевание Александра (до 20 лет юноша хорошо учился, мечтал поступить в МГУ на факультет журналистики). Во всяком случае, последующие 10 лет мать и сын Лавровы не помышляли об отъезде.

- Все началось с того, что Саше было отказано в наследстве, - рассказывает Наталья Дмитриевна, - ему полагались от отца квартира и машина. Но новая жена так настроила Саркиса, что Саше ничего не досталось. А тут еще история с отравлением: ему в кофе подсыпали какую-то гадость и дали странную сигарету. В выходные не могли попасть в больницу. Потом еще неделю Сашу лечили по ложному диагнозу, пока я не привезла другого врача - русского. У меня тоже начались неприятности. Как только стала работать президентом филиала общества «Россия», это вызвало град нападок со стороны местных. Стало ясно: пора уезжать.

Не устроила Лаврову и предложенная ее отцом квартира в Узбекистане. Она, уроженка Челябинска, где жила до четырех лет, решила вернуться на родину. Полагала, что Россия ей станет матерью, а не мачехой.

Приехали в Челябинск вместе с бабушкой Валентиной Владимировной. Сына определили в больницу на улице Кузнецова в районе АМЗ. Сняли квартиру. Наталья устроилась на работу. Сменила несколько мест - уборщица, помощница кондитера, пекарь. Александр вместе с бабушкой получал пенсию и продуктовый набор раз в три месяца. Одно время работал с матерью в пекарне. До первого обострения.

В Кыштым решились переехать, как только нашли родственников. Подумали: в маленьком городе легче будет жить, тем более что платить за съемную квартиру в Челябинске было невмоготу.

Поначалу все складывалась неплохо. Переселенцев с российским гражданством риэлторы поселили на улице Розы Люксембург, 23. Правда, прописка осталась челябинская. Наталья пошла работать к брату в пекарню. А Саша поехал в... Новогорный.

- Единственное, что я хочу, - говорит Наталья Дмитриевна,- так это получить свое жилье и чтобы у моего сына была постоянная медицинская поддержка.

Светлана БАРАНОВА, заместитель начальника управления социальной защиты населения Кыштыма:

- Наталья Лаврова периодически обращается к нам с просьбами разного характера: она хочет иметь личную жилплощадь и субсидию на покупку дров. С квартирой помочь ее семье не можем - этим мы не занимаемся. Но если она соберет необходимый пакет документов, то встанет в очередь на получение. Правда, строительство в Кыштыме идет медленно и очередь у нас большая. Ветераны войны - и те еще не все получили. Наталья Дмитриевна постоянно говорит, что в Челябинске к ним было другое отношение, но те же лекарства для Александра у нас некому носить на дом. Зато прописанные ему препараты можно получать каждый месяц в поликлинике.

Наталья КАМАЕВА, руководитель службы по обращению граждан Кыштымского городского округа:

- Год назад семья Лавровых-Папазян приехала в Кыштым. Наталья Дмитриевна сразу обратилась к нам за помощью. На данный момент мы можем им предоставить 1500 рублей раз в год. Также каждый год совместно с работниками социальной защиты населения проводим акцию: все желающие приносят фрукты и овощи, одежду и обувь в центр поддержки. Насколько мне известно, кроме собственного жилья, семья ничего не хочет. Наталья жалуется, что не может найти работу. В этом проблемы нет: сегодня хоть с московской регистрацией можно официально устроиться в любую организацию. Другое дело, что может не устраивать зарплата.

Все по правилам?

В сложную ситуацию попасть нетрудно, куда труднее из нее выкарабкаться. Кому-то это удается. Кто-то, как Лавровы, не может самостоятельно вернуться в нормальную жизнь. Вот тут и должно бы прийти на помощь государство в лице чиновников на местах. Но этой помощи не видно. Государственные люди ссылаются на то, что все делается в рамках правил. Но что толку в этих правилах, если от них человеку плохо!

Выше мы упомянули, что Александр не ел два дня. Не от того, что не было аппетита: семья голодает. И на то есть причины. У Александра пенсия 2100 рублей, у бабушки - 2400. Наталья Дмитриевна не работает. За две комнаты в бараке надо выложить тысячу в месяц. Плюс расходы на лекарства. В июне семье Лавровых выдали два продуктовых набора. Каждый стоимостью в 230 рублей.

Даже комментировать не хочется…

Федор МИТЮГОВ

Комментарии
Комментариев пока нет