Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Послушайте!

28.06.2002
Мы идем в театр за тем, чего нам не хватает в реальной жизни . Так считает руководитель молодежной студии "Манекена" Владимир Филонов

Мария ОРЛОВА
Челябинск

...Небритый гаишник, с галстуком-клюшкой, в кедах на босу ногу, подлетел и заорал в ухо:
- Водка, наркотики, травка!
- Чашечку кофе, - говорю, - пожалуйста.

Мы идем в театр за тем, чего нам не хватает в реальной жизни . Так считает руководитель молодежной студии "Манекена" Владимир Филонов

Мария ОРЛОВА

Челябинск

...Небритый гаишник, с галстуком-клюшкой, в кедах на босу ногу, подлетел и заорал в ухо:

-- Водка, наркотики, травка!

-- Чашечку кофе, - говорю, - пожалуйста.

-- Я не предлагаю, я прошу предъявить, - смиренно объясняет жуткая физиономия. - Но можно и обменять:

Смех, шутки, красный галстук уже в другом месте, с новой жертвой своего темперамента. Из зала вышла таинственная светлая личность, чрезвычайно стеснительная, но с радостным восприятием жизни, забралась на табуретку, покрутилась на ней, потрогала близстоящую девушку за локоток, сделала вид, что все это так и надо, и удалилась вместе с табуреткой. Мимо пробежал человечек в шляпе котелком, неопределенного места жительства, спасаясь бегством от настойчивого гаишника.

Такое лицедейство в фойе, перед спектаклем "Клиника". Даже во время представления зритель будет его участником. С ним даже поговорят по телефону, попросят не обманывать, найдут-таки в зрительских рядах "отца" крольчонка, вернув "дитя" с нарисованными усами его несчастному "папаше". "Театр - это диалог", - говорит Филонов. Научились студийцы зрителям зубы заговаривать! Зрители плачут, а материал этого совсем и не предполагает. Так было с премьерной "Чайкой по имени Джонатан", например, где публика была самая разная - и дети-школьники, и седые дяди в очках. Зал полный - дышать не видно, как говорится. Одна дама заглянула туда, вернулась к нам в фойе, развела руками, головой покачала и говорит: "Плачут:" "На себя, значит: примерили", - согласился режиссер.

Учат, значит, хорошо. У Филонова даже тренинги свои есть - актеры учатся играть не только стоя, но и лежа, сидя, катаясь по полу и свисая с потолка. На сцене потом паясничают и кудесничают мастерски.

Легкие на "подъем" - почти всегда, динамичные - по большей части, спектакли студийцев "Манекена" всегда интересны и поднимают настроение, несмотря на поставленные сложные, архисложные проблемы или трагический финал. Молодые актеры, большинство которых - студенты популярных факультетов ЮУрГУ, играют азартно и с желанием - иначе что могло их заставить прийти в театр и играть в нем, зарабатывая себе только на вечернюю бутылку кефира или пиво с бубликами. Декорации и костюмы, словно сейчас вышедшие из школьных кружков бумажно-деревянной самодеятельности (рукоделия и домоводства), смотрятся органично и даже с намеком на символ, в то время как серьезные, "взрослые" костюмы и тяжеловесные декорации были бы неуместны. А так - столик с бутылкой минералки, многозначительная тумбочка с ватными облаками, какие-нибудь эпизодические коврики, палки, картинные рамки, совки-веники - и вот вам правдивая реальность, с мелочами, по-чеховски, на синем фоне "манекеновской" сцены. Заменили холодный металл коньков пенопластом, зацепили бельевой прищепкой не в меру большой костюм - и вот вам социальный гротеск, "пена дней", как говорится в одном из спектаклей. Движения простые, случайные, кричать можно смело, бегать и наступать на ноги зрителям первых рядов можно вволю -актеры на сцене живут своей обычной студенческой жизнью, проживая каждый образ по-новому, не заученно, не с увесистым багажом жизненного опыта, а своими словами. Оттого и зрителю не скучно, оттого и антракт слишком быстро объявляют, оттого и возгласы испуганные: "А что, уже все? А где же дальше?"

Руководит этой буйной актерской порослью Владимир Филонов. Режиссер это и старый, и новый одновременно. Пятнадцатилетний опыт пластического театра "Проспект", созданного и руководимого им и распавшегося в смутное время перестройки, Щукинское училище, отделение народной режиссуры, преподавание в институте культуры - все это говорит о сложившемся образе театрального "криейтора", самодостаточного творца, иными словами. И в то же время Филонов-режиссер узнаваемо современен: предмет его внимания не классика, хоть и актуально вечная, но истертая до дыр, а современность, живая, выпуклая современность, которую можно увидеть сегодня, буквально выйдя из театра. Но современность эта не стала признаком только внешним, не ушла в "плетение словес", а скорее проявляется на уровне внутреннего психологизма режиссерской работы. Филонов как современный Тургенев на сцене. "Сердцеведство", внимание к скрытым мотивам человеческих поступков и все это - с одним призывом: услышьте себя!

-- Время остановиться и поговорить, - считает режиссер.

Его студия выделяется среди опопсевших театральных сцен, где за красочными лейблами - грязный дощатый пол. В "окаянные дни" Филонов "несвоевременно мыслит" : зрелище на потребу дня было бы востребовано и оценено по-другому, нежели тонко выписанные психологические коллизии человеческих отношений. Глобальные проблемы экологии и всеобщего потепления - это сейчас на слуху, а то, как серая мышь покончила самоубийством в пасти кота, который "с предосторожностями упокоил свои острые клыки на нежной серой шейке" - это не из сегодняшнего дня. А Филонов ставит и про кота, и про мышь, и про чайку, и про сумасшедших, и про себя. Бытописатель внутреннего мира, он говорит о человеке, говорит с человеком и говорит для человека.

Студийцам-актерам нравится с ним работать. Они получили возможность играть. Как сам Владимир Федорович сказал, "роль режиссера - связать зрителя с актером, дать актеру играть". Необходимая свобода, "здоровая" импровизация и полет мысли - результат такой политики.

-- Он ничего нам не запрещает, - рассказывает актриса Дарья Ермолаева, - он вроде бы ничего и не сделал, но получилось все именно так, как он задумал. Мы делаем то, что хочется, сами придумываем этюды, "работаем ногами", и только потом Владимир Федорович вносит свои коррективы. Он никогда не "поставит" на неполюбившуюся роль, в конечном счете выберет то, к чему актера больше тянет.

Такие внутрисемейные отношения придали театру-студии ансамблевость, сформировали особую студенческо-домашнюю атмосферу диалога человека с человеком, зрителя с актером. Недаром Даша сказала, выразив мнение большинства, что не хочет переходить во "взрослый" "Манекен" - он слишком большой для семьи, там не сразу услышишь друг друга, не сразу найдешь. А здесь, в старом добром "манекеновском" подвале, все друг друга знают (зритель-то постоянный), режиссер окажется в нужное время рядом.

Филонов бывает на каждом спектакле. Смеется со всеми вместе, как простой зритель, тихонько бормоча себе под нос комментарии по ходу действия - "походочка", "быстрее". После спектакля разойдутся зрители, усталый режиссер соберет актеров всех вместе, и они обсудят сегодняшнюю игру. Кто-то недоиграл, кто-то переиграл, здесь его не слышал зритель (с последнего ряда, где Владимир Федорович обосновался, - всех зрителей видно), а вот здесь было просто замечательно. И так после каждого спектакля.

Студийцы ищут совсем другое, не то, что потеряли, а то, чего не было: новые творческие решения, новые образы, новый смысл. Поэтому все спектакли репертуара очень разные. Ведь основной принцип Владимира Филонова, его девиз - в своем поиске не останавливаться.

-- Неважно, куда идти, - говорит он, - можно и назад. Главное - не стоять на месте, не пользоваться тем, что уже сделано.

-- Цель каждого спектакля - найти ответ, что главное, - поясняет Владимир Федорович. - Имеет значение то, что связано с душой, с настоящим, непоказным. Если человек готов пережить боль, разлуку, значит, это стоит того, имеет значение. Все остальное имеет вес, но на поверку оказывается, что значение имеют только старые фотографии, они сохранили столько эмоций!

Постановки Владимира Филонова сами по себе похожи на живые фотографии, это постановки видимые, а не слышимые - жесты, движения, пластика, а не слова, речи и монологи. Немногословность эта - наследие пластического театра "Проспект".

-- Хотя понимаешь, конечно, - признается режиссер, - что венец всему - это слово. Но дело в том, что слово сейчас настолько обесценено, а когда его много, оно и вовсе теряет смысл. Нужно найти оправдание слову.

И студийцы его находят, подтверждение тому - весь репертуар театра.

"Клиника" - постмодернистский коллаж, "Чайка по имени Джонатан" - фантасмагории сюрреализма в духе Сальвадора Дали, "Пена дней" - конструктивизм пространства и времени, музыки и человеческих отношений. "Шнурок" - опыт исторического самопознания, как в древних летописях, диалог с "другим" собой. Но в каждом один призыв - слушай себя, пойми себя и сделай так, как ты хочешь.

"Клиника" - пластический спектакль, бессюжетный по форме, возникший из разных миниатюр, один из наиболее популярных спектаклей театра-студии. Именно с "Клиникой" "манекеновские" театралы сравнивают все новые постановки - либо хуже, либо не так.

Пациенты сумасшедшего дома по-булгаковски трагичны и смешны, как в анекдотах, живут маленькими радостями, хрупкими надеждами. Зритель постепенно становится пациентом соседней палаты, подвергается обливаниям из медицинских шприцев и избиениям резиновыми молотками. Белолицые наивные клоуны доверчиво пялились на зрителей, они же и пытались поговорить с ними по телефону, воображали себя воздушными шариками, выказывали знание английского языка в количестве одной фразы "Хэпи бёздей". Но потом пришел тот самый злющий гаишник в красном галстуке и всех разогнал. Следом пришла медсестра и выгнала гаишника: Сумасшедший дом издавна ассоциируется у нас с Россией-матушкой, не это ли имел в виду Владимир Филонов, когда говорил о тесной взаимосвязи происходящего в стране и в пьесе?

"Чайка по имени Джонатан". Десять лет назад Филонов пытался поставить это произведение Ричарда Баха, но, видимо, время было другое, точного решения не было. В спектакле играют дети, и спектакль этот о нас.

-- Все мы чайки, но одним даются крылья для полета, а другим для того, чтобы добыть пищу, - по-баховски рассуждает режиссер. - Полет здесь - это путь к совершенству. Каждый должен услышать себя. В том, что ты делаешь, в том, как ты любишь - должен достичь совершенства.

-- Но некоторым "нравится" убивать, Владимир Федорович:

-- В таком случае мы имеем гениального убийцу, - с улыбкой Азазеля отвечает режиссер.

Композиционно в постановке более выделен конфликт стаи и чайки Джонатана, чем в исходном произведении, вожак только и говорит о том, что Джонатан - чайка такая же, как все остальные. Такой прием позволяет упростить тонкие психологические коллизии, свести до понятных и узнаваемых школьных антитез. Но все-таки можно говорить о передаче самого духа баховского произведения, как через внутреннее проживание ролей молодыми артистами, так и через внешние атрибуты: в частности, уникальные малогабаритные "манекеновские" декорации на сей раз внесли свежую, достойную Ричарда Баха ноту. Полотна ткани - это и море, где живет стая, и небо, где живет чайка по имени Джонатан.

"Пена дней" по Борису Виану, "Шнурок" по Слаповскому - не менее современный материал, своего цвета, со своим рисунком и формой.

Новый поиск, новая работа, новые пациенты-чайки, новые ошибки и открытия, если нет новой драматургии - обновить театр, идти, идти, не останавливаться, чтобы остановить нас на минутку, поговорить и дать возможность услышать: их, себя, нас:

...В начале августа молодежная студия "Манекена" повезет свой спектакль "Клиника" на театральный фестиваль в Швецию. n

Комментарии
Комментариев пока нет