Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Доставка еды на день, смотрите ссылку.
Дешёвые роллы с доставкой: смотрите ссылку.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Опора села - старики

01.09.2009
Проблемы и старожилы Сулеи - глазами местного писателя и заезжего журналиста

Валерий ЕРЕМИН

Саткинский район

Некогда поселок Сулея, что в Саткинском районе, неплохо развивался, имея многоотраслевую производственную базу. Ныне как свидетельство свирепости кризиса для глубинки встали огромный элеватор, нефтебаза, другие предприятия, дававшие работу жителям и ощущение перспективы всему населению Сулеи. Лишившиеся рабочих мест сельчане поменяли профессии, трудоустроились в Сатке, других городах, отправились на вахту. Многим больно видеть усиливающийся развал крупного пристанционного поселка, отказавшегося от государственной аптеки, уличного освещения на летнее время, других социальных завоеваний прошлого и планов на будущее. Павел Шахов - один из тех жителей Сулеи, кто остро переживает за судьбу этого населенного пункта.

Проблемы и старожилы Сулеи - глазами местного писателя и заезжего журналиста

Валерий ЕРЕМИН

Саткинский район

Некогда поселок Сулея, что в Саткинском районе, неплохо развивался, имея многоотраслевую производственную базу. Ныне как свидетельство свирепости кризиса для глубинки встали огромный элеватор, нефтебаза, другие предприятия, дававшие работу жителям и ощущение перспективы всему населению Сулеи. Лишившиеся рабочих мест сельчане поменяли профессии, трудоустроились в Сатке, других городах, отправились на вахту. Многим больно видеть усиливающийся развал крупного пристанционного поселка, отказавшегося от государственной аптеки, уличного освещения на летнее время, других социальных завоеваний прошлого и планов на будущее. Павел Шахов - один из тех жителей Сулеи, кто остро переживает за судьбу этого населенного пункта.

Наедине с собой

Собственно, Павел Павлович - дачник. И мог бы, как ему подобные сезонные обитатели, не замечать проблем поселка, жить своими загородными удовольствиями и собственным участком земли. Шахов - другой. И не только потому, что практически круглогодично проживает на даче, в небольшом ухоженном доме на окраине Сулеи. Дело в человеческой натуре, близко принимающей заботы и чаяния соседей, односельчан.

Он - пенсионер-льготник. Уйму свободного времени не транжирит даром: копается в огороде, ходит в лес за грибами, пишет. Нет, не жалобы во всевозможные инстанции, а художественные произведения: стихи, рассказы, повести. Сейчас работает над второй частью романа, посвященного тяжелейшим бедам молодежи - пьянству, наркомании, разврату. А еще, общаясь с соседями, внимательно слушает их рассказы о прошлой жизни, сопоставляя принципы старшего поколения с нынешними нравами. Жалеет, что отошел от журналистики, которой отдал несколько последних лет. Ведь так необходимо сейчас напоминать людям о совести, ценностях, которыми дорожило не одно поколение наших предков. В том числе о любви к природе, работе на земле.

-- В Сатке у нас с женой квартира, но я предпочитаю жить здесь, рядом с лесом, который очень люблю с ранних лет. Детство и юность прошли в деревне недалеко от небольшого города Талица в Свердловской области. Не случайно это красивое название я и сделал своим литературным псевдонимом, обозначив как главный творческий ориентир малую родину, уральскую глубинку, - рассказывает Павел Шахов-Талица. - Не скажу, что меня угнетают городская среда, круговорот дел и встреч. Вся моя трудовая деятельность - горным инженером, начальником производственных подразделений, журналистом, пресс-секретарем - сталкивала с широким кругом лиц. Я легко включаюсь в общие дела, стараясь добросовестно и точно выполнить свою работу. Вместе с тем часто остро ощущал, что для глубоких размышлений, творчества времени не хватает, условий подходящих нет. Они невозможны без раскрепощения души, наполнения ее тихой радостью жизни, светом любви ко всему живому. Такое состояние овладевает мной преимущественно в деревне, наедине с собой и природой.

Закаленные бабульки

Основная тема творчества Павла Шахова - любовь во всех ее проявлениях. В том числе к Женщине с большой буквы. Причем любовь, прежде всего, духовная. Потому и запечатлелись в его сердце три соседские бабушки - сестры Аня, Рая, Фая, носившие в девичестве фамилию Багаутдиновы. Он восторженно говорит о них, сохранивших в старости (каждой за 70) огромное жизнелюбие, душевную и физическую крепость.

-- Сколько в них удивительной простоты, приветливости и добродушия, - подчеркивает сосед-писатель. - Они умеют радоваться каждому дню, доброму слову, солнечному лучу. При этом сами излучают доброту, любовь. Трогает неравнодушие этих бабушек к окружающим людям, ненавязчивая забота о соседях, многочисленных знакомых. Не говоря уже о родственниках. К примеру, сажают и убирают картошку по очереди сначала в огороде одной из сестер, потом других. Переходят к детям и внукам. Так же заготавливают сено для скотины. У бабы Раи с дядей Яшей Хакимовых умерли сын со снохой, после чего дед и бабка заменили внукам родителей, а теперь и с правнуками возятся, как со своими детьми. Остальные сестры также не в стороне, нет для них дальних и близких - все свои "кровиночки".

Павел Павлович ведет меня к закаленным бабулечкам, как называет их. Отрываем их от работы в огородах. Разговор ведем около большого дома четы Хакимовых. Баба Рая рассказывает:

-- В тридцатые годы родители отправились из Башкирии на золотые прииски, где отец надеялся устроить на денежную работу сыновей, наших старших братьев. По дороге я, тогда совсем маленькая, заболела. Вынуждены были остановиться в этих местах. Вскоре отцу сказали, что поблизости богатый колхоз. Туда и пошли работать братья. Родители поставили в Сулее небольшой домик, на его месте затем мы с мужем построили свой.

В семье Багаутдиновых было, не считая умерших младенцев, 11 детей. Сейчас осталось четверо. У трех бабушек из Сулеи есть еще старшая сестра, проживающая в одной из близлежащих деревень.

Спрашиваю, как удалось сохранить здоровье в столь немолодом возрасте.

-- А секрет простой, - отвечает баба Аня. - Родители приучили нас к труду, когда мы были малыми детьми. Потом, кем бы мы ни работали в общественном производстве, здоровье черпали от земли, трудиться на которой всегда было в удовольствие. И по сей день с раннего утра до позднего вечера, включая выходные, - в огороде, на покосе, в лесу за сбором грибов и ягод. А усталость снимаем в бане, затапливаем по очереди друг у друга чуть ли не каждый день.

Баба Аня много лет проработала строителем, бригадиром отделочников. Проявила свой сильный, закаленный характер в Узбекистане, на восстановлении Ташкента от землетрясения. Тяжелый труд не согнул ее к старости: то ли гены родителей-долгожителей сказались, то ли деревенская закалка с младых ногтей. Не так давно баба Аня вспомнила свой бригадирский опыт, когда потребовалось обновить развалившийся колодец на улице. Тогда-то энергичная бабулька, главенствующая в своей семье, и объединила соседей общей заботой, организовала мужиков, которые без нее вряд ли взялись бы за установку железобетонных колец. Теперь колодец, которому 50 лет, выглядит как новый.

Баба Фая родилась в Сулее. Она - самая младшая из четырех сестер Багаутдиновых. Получила высшее образование, работала на хороших должностях. Но не кичится этим, в делах по хозяйству не уступает старшим сестрам. Журналисту она поведала о проблемах поселка:

-- Планировали провести газ во всю Сулею, но из-за кризиса дело застопорилось. Газифицирован только центр поселка. Без этого блага цивилизации село захиреет, молодежь будет уезжать. Нужны и хорошие дороги на основные улицы, а не только в центральной части. Ударом для пенсионеров стало закрытие муниципальной аптеки, находившейся рядом с амбулаторией. До коммерческой идти далеко, цены на лекарства в ней кусаются.

Сулея стареет

-- Как показатель старения поселка - сокращение более чем в три раза общественного стада, - добавляет Павел Шахов. - Ныне скотина на подворье в основном у пенсионеров, а им сено косить и стога метать, вывозить корма с каждым годом все труднее. Вот бы областным и районным властям поддержать стариков хотя бы удобными дорогами, светом уличных фонарей не только зимой, но и летом, очисткой проезжей части от снега.

Провожая на станцию, Павел Павлович провел меня по центру поселка. Расцветала когда-то Сулея, возведя современную школу, амбулаторию, пятиэтажный жилой дом, но вдруг болезненно замерла остановившимся производством, затосковала из-за отсутствия работы и безденежья:

Комментарии
Комментариев пока нет