Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Отдохнул в... колонии

01.09.2009
Кипучую деятельность Михаила Дятлова смогло остудить только трехлетнее заключение

Виктор РИСКИН

Каслинский район

Личность Михаила Ивановича в поселке Тюбук Каслинского района легендарная. В свои 82 года он по-прежнему неравнодушен. Как увидит безобразие, тут же звонит в местную администрацию: "Примите меры, на речке песок воруют!" Когда мы приехали в его дом по улице Зеленой, он так объяснил свою нестороннюю позицию: "Слежу немножко. Порядок же должен быть! А то мы над этой землей надругались - дальше некуда. Где попало копаем, куда попало сваливаем! Никак с этим смириться не могу! Хотя вроде бы пора мне и остановиться".

Кипучую деятельность Михаила Дятлова смогло остудить только трехлетнее заключение

Виктор РИСКИН

Каслинский район

Личность Михаила Ивановича в поселке Тюбук Каслинского района легендарная. В свои 82 года он по-прежнему неравнодушен. Как увидит безобразие, тут же звонит в местную администрацию: "Примите меры, на речке песок воруют!" Когда мы приехали в его дом по улице Зеленой, он так объяснил свою нестороннюю позицию: "Слежу немножко. Порядок же должен быть! А то мы над этой землей надругались - дальше некуда. Где попало копаем, куда попало сваливаем! Никак с этим смириться не могу! Хотя вроде бы пора мне и остановиться".

Вычеркнул из жизни

Три года назад Михаилу Ивановичу присвоили звание почетного жителя Тюбукского поселения. Выдали сертификат за номером один. Мы поинтересовались, не компенсация ли это за происшедшее с ним четверть века назад?

-- Я, конечно, тогда это очень болезненно переживал. Но потом адаптировался и... как будто бы ничего и не было. Эти три года я просто вычеркнул из жизни. И еще сделал вывод: может, все к лучшему. А то я такой неспокойный по отношению к работе. Жил ведь не одним днем, а перспективой на будущее. Наращивал мощности завода, внедрял механизацию, автоматизацию производства, открывал новые цеха. Все это требовало большого напряжения. В 1982 году перенес инфаркт...

И тут подала голос до того тихо сидевшая в кресле супруга Михаила Ивановича:

-- Если бы его не посадили, он бы до 60 не дожил.

А это уже авторитетное мнение. И небеспочвенное. Как раз тот случай, когда человек буквально горел на работе. И сгорел бы... "Помог" донос, составленной из мести человеком, которого директор Дятлов за безделье и нечистые руки выгнал с завода. "Телеге" дали ход: уж больно многим колол глаза Михаил Иванович своей кипучей деятельностью. Как внутри, так и вокруг завода. Что касается предприятия, то оно было на достойном среди "Росспиртпрома" месте по мощности, а также по механизации и автоматизации спирто-производительных процессов и, самое главное, по качеству продукции.

Но все это, увы, в прошлом: два года назад спиртзавод остановили. 200 работников - за проходную. Спросили мы Михаила Ивановича прямо: "Будь вы по сию пору его директором, смирились бы?" Нынешний почетный житель Тюбукского поселения, не раздумывая, ответил: "Я бы не допустил остановки. Принял бы все необходимые меры. Бился бы до конца!"

Разрушила система

Кто бы в этом сомневался. Лет восемь назад произошла наша первая встреча с Дятловым. Дома мы его тогда не застали. Он командовал возле емкостей с бардой - отходами производства, ценнейшим продуктом для кормления скота. Руководил отправкой терпко пахнущей жижи в сельские хозяйства, с которыми только он один и смог договориться. На вопрос, зачем это, ведь именно на заводе случилась с вами такая, мягко говоря, неприятность: вместо ордена - срок?! На что он ответил незатейливо: "Так ведь помогать надо, я столько сил в это предприятие вложил!"

Пытался Михаил Иванович в ходе назревания грядущего развала подсказывать тамошним руководителям, как следует в данной ситуации поступать. Его вроде бы слушали, но ничего не делали.

-- Эти люди жили одним днем, по принципу - куда кривая вывезет, - говорит Дятлов. - Да и завод им был не родным, вот ничего и не предпринимали. И получилось, как получилось. Многое, конечно, зависело от системы, разрушительной по своей сути. Задача - уничтожение конкурентов - благополучно решена. По крайней мере, в регионе исчезли почти все спиртзаводы. Это тем более интересно, что в Башкирии и Татарстане сколько было, столько и осталось.

-- Но многое зависит и от человека, - уточняет Михаил Иванович, - если он беспокойный, мыслящий, то и в самой губительной системе найдет выход.

Пока же на поверхности стоит вопрос жизни самого большого села Тюбук, где поступательно ликвидировали мастерские сельхозтехники, потом один из самых крупных в округе совхозов, а вот теперь - завод. Одно ясно - те, кто это сделал, по натуре, повторимся, разрушители. Их логику не понять Михаилу Ивановичу - прирожденному созидателю. Он не только поднял еще дореволюционный "питейный" завод, но и строил для рабочих дома с туалетом и ванной внутри. Во дворе - баня, конюшня.

-- Мной построена улица имени нашего земляка, Героя Советского Союза Сугоняева с шестью двух-этажными домами, - не без гордости отчитывается Дятлов, - улица Заводская с десятью индивидуальными жилыми постройками. И все по одному типу: дом, баня, конюшня, гараж. Везде проведены от завода центральное отопление и водопровод. А сам завод из сельских местностей первым в области получил газ. Было это в 1967 году. Документацию оформлял также на Тюбукский совхоз, маслозавод и на село. "Прицепились" к только что проложенному газопроводу "Бухара-Урал".

По этому поводу Дятлов поехал в Свердловск, где располагалось управление газовиков. Там дали добро, но сказали: с оформлением на врезку крутись сам. Он и крутился: ездил в Челябинск за разрешением, в Ленинград - за документацией, в другие города - за приборами. Семь лет бился и своего добился.

В доказательство успешного завершения мытарств сорокалетней давности Михаил Иванович провел нас по анфиладе комнат своего большого дома, со встроенной котельной, кухней, гостиной с портретами сыновей и других родственников.

-- Везде тепло, - рассказывает и показывает Дятлов, - как в доме, так и в гараже, и в конюшне, где куриц держу, и в пристрое. Сжигаю в зимние месяцы по 1000 кубометров. Плачу, как льготник, по 750-800 рублей. Как думаете, есть смысл?

Если бы не смерч

Наверное, есть. Тем более что это почти все расходы на содержание сельского дома. Но сказать, что деятельность Михаила Ивановича (директорствовал с 1967 по 1984 год) ограничивалась газификацией завода и села с жильем для рабочих, куда органично вписался и его дом, ничего не сказать. Размах его трудов куда обширнее... Существовал в Тюбуке пруд. Невеликий, с зеркалом всего в два гектара, вдобавок заболоченный. Вокруг канава. Если уровень на метр упадет, одна канава и останется. Ни искупаться, ни рыбы половить. В своих "газовых" поездках Михаил Иванович, тогда в должности главного инженера, не раз проезжал мимо села Никольское в Свердловской области. Любовался прекрасным тамошним прудом. Подумывал: "А почему бы у нас такому красавцу не появиться?" Поехал в Челябинск. Обратился в трест "Уралсибгидромеханизация", обслуживавший зону не только Урала и Сибири, но и Дальнего Востока. Заключили договор, затащили уже в 1969 году в Тюбук земснаряд. Год качали. Наступил 70-й, отметившийся небывалым в наших краях смерчем. Да таким, что одну улицу в Тюбуке буквально снесло, а на заводе разрушились склады. Больше всего пострадал окрестный лес: на 200 га корабельные сосны ломало, как спички. Ну а земснаряд тот просто затонул.

Его потом, конечно, вытащили, но затею на время пришлось оставить: надо было наращивать производство, внедрять новые технологии, повышать выпуск декалитров сначала в два, а потом и в шесть раз - с 500 до 3000. Тут уж не до пруда. Не мог Михаил Иванович реализовать задумку и в последующие три года. По уважительной причине: отбывал срок. Вернулся, и к сыну, тогда директору завода: "Игорь, надо что-то делать с прудом!" Сын помог. Советом. Сказал: "Поезжай и занимайся!"

-- Я и поехал. Оказалось, все руководство "Гидромеханизации" прежнее. Документацию пересмотрели и в 1989 году снова затащили земснаряд, технику - экскаватор, бульдозер.

Работа не останавливалась на протяжении последующих десяти лет. И к 1997 году посреди Тюбука засиял пруд в десять гектаров и глубиной от четырех до шести метров. Берега облагорожены - травка, пирсы. Рыбачь (запустили карпа), купайся, загорай. Вот во что превратилось обычное, невзрачное болотце.

Именной пруд

И тут мы задали Михаилу Ивановичу вроде бы незатейливый вопрос: как называется пруд? Он недоуменно пожал плечами... Мы подсказали, что по логике водоем должен носить имя своего создателя. И звучит неплохо - пруд Дятлова! Такое же название надо бы дать и роще, посаженной Михаилом Ивановичем напротив своего дому. А может, и газопроводу. Как ни крути, а он первым начинал газификацию села, которая продолжается по сию пору.

Ну, с газопроводом - перебор! А вот то, что людей надо славить при жизни, - несомненно. Тогда, глядишь, и другие загорятся делать добрые дела. Постараются меньше следить, больше - след оставлять. Такой, как у Михаила Ивановича. Не только на сельском общественно-производственном поприще, но и в личной жизни.

А семья у Дятловых-старших сложилась удачная. Оба сына - известные в районе и области люди. Внучка Русана вышла замуж за канадца Патрика Митчела, с которым познакомилась в Москве. Он увез ее в канадский город Эдмонтон. Русана работает врачом, муж - менеджером. Растет сын, правнук Михаила Ивановича, тоже Патрик. Другая - Леля - прописалась с мужем Лешей в Москве. Обе внучки зовут деда в гости, но пока общение ограничивается телефонными переговорами и фотографиями.

Живут Михаил и Анастасия Дятловы в полном согласии друг с другом и с людьми. В том числе и с той, которая, как не без причин предполагается, была автором доноса, по которому директора спиртзавода четверть века назад упекли за колючую проволоку. Михаилу Ивановичу эта женщина почему-то не попадается, а вот Анастасии Ивановне встречается. И они даже раскланиваются, здороваясь. Правда, разговор никак не заведут.

Комментарии
Комментариев пока нет