Новости

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Разобрать людей на запчасти?

10.09.2009
Вопрос о законности продажи органов вообще и почек  в частности в мире до сих пор остается открытым.

Вопрос о законности продажи органов вообще и почек в частности в мире до сих пор остается открытым.

Недавний арест в Нью-Йорке Леви-Ицхака Розенбаума, бизнесмена из Бруклина, который, как утверждают полицейские, посредничал в сделке при покупке почки за $160 000, совпал с принятием закона в Сингапуре, который, как полагают, откроет путь для торговли органами.

В 2008 году в Сингапуре ритэйл-магнат Танг Ви Санг был приговорен к лишению свободы сроком на один день за попытку незаконной покупки почки. Позже он получил почку от тела казненного убийцы: это законно, но более сомнительно с этической точки зрения, чем покупка почки, так как косвенно такая процедура стимулирует процесс вынесения приговора и приведения его в исполнение по отношению к обвиняемым в преступлениях, наказуемых смертной казнью. Теперь выплаты донорам органов в Сингапуре легализованы. Официально эти платежи предназначены только для компенсации затрат. Выплата суммы, которая является «неуместным стимулом», остается запрещенной. Каким образом определить составляющее «неуместного стимула» - остается не вполне понятным.

Оба вышеназванных события снова поднимают вопрос о том, считать ли продажу органов преступлением вообще. Только в США 100 000 человек ежегодно нуждаются в пересадке органов, и только 23 000 получают донорские органы. Приблизительно 6000 человек умирают ежегодно, не дождавшись помощи.

Желание расплатиться с долгами

В Нью-Йорке пациенты, нуждающиеся в пересадке почки, ждут донорских органов в среднем по девять лет. В то же время есть много бедных людей, готовых продать почку за сумму гораздо меньшую, чем $160 000. Несмотря на то, что покупка и продажа человеческих органов незаконны почти всюду, по оценке Всемирной организации здравоохранения, приблизительно 10 процентов всех пересаженных почек во всем мире куплены на «черном рынке».

Самое расхожее возражение против торговли органами в том, что она эксплуатирует бедных. Такое мнение аргументировано, к примеру, исследованием, проведенным в 2002 году среди 350 жителей Индии, которые продали свои почки на «черном рынке». Исследователи заявляют: основной мотив - желание расплатиться с долгами, но спустя шесть лет три четверти участников исследования все еще имели непогашенные долги и сожалели о продаже своих органов.

Некоторые защитники свободного рынка не согласны с тем, что правительство должно решать за людей, какие части тела они могут продавать - волосы или сперму и яйцеклетки, как например, в США, - и какие части тела не могут. В выпуске телепрограммы «Табу», посвященном проблеме продажи органов, показали обитателя трущоб в Маниле, который продал свою почку, чтобы купить моторизованный трехколесный велосипед и иметь возможность обеспечить семейный доход, занимаясь частным извозом. После операции донор выглядел довольным, разъезжая на своем такси по окрестностям.

С теми, кто утверждает, что узаконивание торговли органами могло бы помочь бедным, полемизирует Нэнси Шепер-Хьюс, основатель организации Organ Watch, которая отслеживает торговлю органами по всему миру:

- Мы должны искать лучшие способы помочь людям, терпящим нужду и лишения, чем разбор этих людей на запчасти.

Риск смерти для донора - 1 к 4000

В идеальном мире, разумеется, не будет людей, живущих в нужде и лишениях, и будет много альтруистических доноров, готовых отдать свою почку, чтобы никто не умер в ожидании помощи. Зелл Кравински, американец, который отдал свою почку чужому для него человеку, говорит, что передача в дар почки может спасти жизнь, в то время как риск смерти для донора - только 1 к 4000. Не жертвовать почку, по его словам, означает оценивать вашу собственную жизнь в 4000 раз значимее, чем жизнь другого человека. У большинства из нас, тем не менее, все еще две почки, и потребность в большем количестве донорских почек сохраняется, наряду с бедностью тех, кому мы не помогаем.

По примеру Ирана

Мы должны принимать законодательные решения, исходя из потребностей и условий реального мира, не идеального. Может легализованный рынок продажи органов быть отрегулированным таким образом, чтобы гарантировать информированность продающих о возможных рисках для здоровья? Будет ли в таком случае удовлетворена количественно потребность в донорских почках? Будет ли финансовый результат действительно приемлем для продавца?

Чтобы найти ответ на эти вопросы, нужно обратиться к опыту страны, о которой мы обычно не думаем как о лидере в сфере социального эксперимента или в сфере отмены госконтроля над рынком - к Ирану. С 1988 года у Ирана существует финансируемая правительством, отрегулированная система торговли почками. Благотворительная ассоциация пациентов устраивает сделку за фиксированную цену, и никто, кроме продавца, не получает с этого прибыли.

Согласно исследованию, изданному в 2006 году иранскими специалистами по пересадке почек, схема устранила в стране очередь на донорские почки, обойдя сложные этические проблемы. В 2006 году в программе на телеканале Би-Би-Си были показаны потенциальным доноры, которые были отклонены из-за несоответствия строгим критериям возраста, и другие, которым были назначены консультации психолога.

Питер СИНГЕР,

профессор биоэтики в Принстонском университете (Project Syndicate)

Комментарии
Комментариев пока нет