Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кисегач увели соседи?

15.09.2009
Поселок Каслинского района становится дачным предместьем столицы Среднего Урала

Виктор РИСКИН

Геннадий  ЯРЦЕВ

Каслинский район

С трассы Тюбук-Касли от указателя на Кисегач открывается фантасмагорическая картина: бесконечный ряд огуречных теплиц. Рукотворное творчество трудолюбивых китайских овощеводов из жердей и полиэтилена напрочь закрывает вид на старинную деревню. Из-за этих огуречных "фанз" мы пару раз промахнулись с поворотом. Но потом паренек с удочкой дал нам подсказку, и мы свернули на проселочную дорогу.

Унесенные взрывом

А вскоре увидели бредущую из лесу немолодую пару с полными корзинками черники и лесной земляники.

Поселок Каслинского района становится дачным предместьем столицы Среднего Урала

Виктор РИСКИН

Геннадий ЯРЦЕВ

Каслинский район

С трассы Тюбук-Касли от указателя на Кисегач открывается фантасмагорическая картина: бесконечный ряд огуречных теплиц. Рукотворное творчество трудолюбивых китайских овощеводов из жердей и полиэтилена напрочь закрывает вид на старинную деревню. Из-за этих огуречных "фанз" мы пару раз промахнулись с поворотом. Но потом паренек с удочкой дал нам подсказку, и мы свернули на проселочную дорогу.

Унесенные взрывом

А вскоре увидели бредущую из лесу немолодую пару с полными корзинками черники и лесной земляники. Дождались, пока они присели на лавочку у своего дома, и примостились рядом... 72-летний Салим Гусманович Ахмедзянов оказался одним из тех, кого накрыло облако взрыва 1957 года в деревне Алабуга. Оттуда его переселили в деревню Халитово Кунашакского района, откуда он уже сам в 1963-м перебрался в Кисегач. Тогда, по утверждению Салима, здесь проживало около тысячи человек! Конечно, перебор. С другой стороны, кто знает: селение располагалось, как и сейчас, на берегу живописного, богатого рыбой, а по берегам - охотой, озера Большой Кисегач (странно, что до сих пор на него не положил глаз арендатор из Челябинска или Екатеринбурга!). Во-круг на сочных лугах паслись стада коров и табуны лошадей местного отделения крупнейшего на то время Тюбукского совхоза. Чем не жизнь!

Но что было, то прошло. Зато осталась судьба его жителей. Таких, как Салим и его жена...

-- Какая жена! Со-жи-тель-ни-ца я, - врастяжку протянула, блеснув молодыми глазами, 74-летняя Райхана Ярмухаметова. - Прежде 40 лет прожила с неродным братом Салима. А потом умерли все. От рака. Я одна осталась. У него тоже первая жена умерла. Вот мы восемь лет назад и сошлись.

Трое детей Райханы, внуки и правнуки живут в Екатеринбурге. Наезжают нечасто, поэтому старики надеются только на себя и свои небольшие пенсии: 5670 рэ у Салима и 5100 - у Райханы. Одну пенсию надо отдать за машину дров. Подспорье - огород с картошкой-морковкой, лес с грибами-ягодами да рыбалка. Прежде держали корову, кур-гусей. А сейчас один пес Мухтар остался.

Под раздачу не попали

Еще недавно в Кисегаче было около сотни жителей. Но бесперспективную деревню, где никакого производства нет уже вот лет 15, решили расселить. Для этого в Тюбуке построили социальный дом и перевезли туда 60 человек. Салим и Райхана под раздачу не попали.

-- Сказали, что дом у нас новый, - безнадежно машет рукой Салим. - Да, не старый, с 1993 года. Но ведь никаких удобств. Как во всей деревне, ни водопровода, ни канализации, ни почему-то газа. Даже колодца нет. И цена нашему дому, если надумаем продавать, 50-60 тысяч рублей. Да только что на эти деньги купишь?

Это верно. Дома в деревне дешевые, на них и комнату в городе не приобрести. Зато пользуются большим спросом у богатых соседей. Половина Кисегача скуплена под дачи озерчанами, снежинцами и особенно охочими до здешних мест екатеринбуржцами. В результате сегодня вместо ста - 47 постоянных жителей, в основном пенсионеров. А из коренных семей восемь.

Но и они позабыты-позаброшены. Представьте себе, в деревне нет магазина! За продуктами народ едет в Касли, останавливая проходящие автобусы.

-- Стоим голосуем, - делится своими невзгодами Райхана. - Кто-то останавливается, а кто и мимо полупустой проезжает. Зимой так и вовсе в ожидании попутки околеваем. За проезд туда-обратно 40 рублей берут. У кого в деревне есть машина, соглашаются взять нас. Но за... 200 рублей! Даже те, кто вроде считается родственником.

Запишите меня в танкисты

В следующем доме нас встретила ребятня. Трое пацанов в возрасте от шести до десяти лет ремонтировали велосипед.

-- Мы здесь живем, - доложил серьезный парнишка по имени Владик, - маму Леной зовут. Хакимова. Сейчас за водой пошла. Папка - Роман.

Владик учится в четвертом классе Тюбукской школы. За ним и еще нескольким детьми приходит школьный автобус. Из предметов, говорит, нравится русский язык. Правда, за все лето не прочел ни одной книжки. Зато хочет стать дальнобойщиком, а пока занимается по утрам бегом. Мы спросили, за какое время он пробегает дистанцию в 100 метров. Владик надолго задумался. Воспользовавшись паузой, познакомились с другими ребятами. Данил Фетисов не подозревает, что под такой же фамилией скрывается великий хоккеист. Но тут же спохватывается: что-то такое по новостям слышал.

-- Хочу стать защитником Отечества, - без запинки отрапортовал восьмилетний Данил, - буду танкистом.

Запросы шестилетнего Илюши Кунакильдина намного скромнее. Он любит рисовать машины, но хочет стать...

-- Ви-ли-си-пи-дистом, - размазывая по лицу солидоловую смазку, старательно вывел тонким голоском Илюша.

Пока мы фотографировали ребят с собакой Джеком, на крыльцо вы-шла тетка Влада - Рая Хакимова.

-- Мой муж Тюков Михаил - слепой, - без особых эмоций сообщила женщина. - Он из деревни Рипенды, которую снесли. Как полоса с "сороковки" пошла, так эту деревню и зацепило. Едва ушел на пенсию, как ослеп. Мы на взрыв 57-го грешим. В Кисегаче живем с 1969 года. Ничего хорошего не видим. Вам уже рассказали, что ни магазина у нас, ни ларька? Челябинские водители нас в Касли не подвозят, а свердловские подбирают: нам, говорят, вас жалко. Спасибо им. Вот и думай, кто из них наш, а кто чужой. Если же вдруг заболеем, то сами лечимся: таблетками, какие под руку попадутся. К врачам последний раз лет 15 назад обращалась. Только когда совсем прижмет, "скорую" вызываем.

Маму Владика мы так и не до-ждались. Да и за водой ли она ушла, большой вопрос: тачка и сам 40-литровый бидон стояли наизготовку за воротами. Свояченица Рая и сама поняла, что вышла накладка: хочешь не хочешь, а надо самой отправляться по воду. Мы решили составить ей компанию. По пути отмерили шагами расстояние от ворот до колодца. Насчитали около 200 метров.

Рая сделала семь оборотов ворота и подняла тяжеленное 12-литровое ведро. Три таких подъема - и бидон полон. На тележку - и в обратный путь. И так два-три раза в день. Летом на колесиках, зимой - на санках.

Стоят свои на обочине!

Не первый раз мы ездим по деревням, жители которых когда-то покинули свою малую родину. Но не по своей воле, а из-за того памятного взрыва. Почти все они переселенцы, успевшие забрать с прежних мест разве что только букеты приобретенных болезней. Как пожаловался нам Салим Ахмедзянов, лет десять назад его приковал к постели на целых четыре месяца паралич. Да такой, что ни рукой ни ногой. Сетовала на всевозможные болячки и его гражданская жена Райхана. С удовольствием бы регулярно посещала врачей и наша знакомая Рая. Да разве наездишься в Касли проходящими автобусами, водители которых крайне неохотно подбирают голосующих?!

Угнетает убогость, в которой живут эти люди. А им всего-то и надо, чтобы в доме были газ (нитка газопровода пролегает от Кисегача всего в нескольких километрах!), водопровод, медицин-ское обслуживание...

Однажды нам довелось беседовать с бывшим комендантом острова Итуруп. Он делился впечатлениями о встречах с дотошными японцами, у которых, как известно, свой взгляд на Куриль-скую гряду. Комендант обмолвился русскоговорящему представителю Страны восходящего солнца о том, что он родом с Урала. Японец, уставший от бесперспективных дебатов по поводу принадлежности островов, оживился: "О, я знаю, там у вас был атомный взрыв. Теперь, конечно, вы живете прекрасно - все улицы в асфальте, а в каждом городе по научно-исследовательскому медицинскому центру. Как у нас, в Японии!" Комендант промолчал: не захотел разочаровывать вежливого собеседника рассказами о непролазной грязи в деревнях и темных улицах ночных городов. А уж о состоянии медицины в потревоженных радиацией регионах и заикаться не было смысла.

Если кто и доволен нынешним состоянием нашей деревни, так это, повторимся, екатеринбуржцы. Чем нам хуже, тем для них лучше. И это понятно: в нецивилизованном, без воды-тепла-газа, поселении и домик задешево можно приобрести под дачку. А все остальное бесплатно: лес, озеро, чистый воздух. Травка зеленеет, солнышко блестит. Есть где отдохнуть! Лечиться же, учиться и жить, конечно, они будут в своем Екатеринбурге или в других комфортных городах области. Может, потому и сочувствуют забытым и позаброшенным жителям Кисегача свердловские водители: считай, свои, родные, стоят в пыли по обочинам! Как не подобрать!

Кстати, тот японец на прощание шепнул коменданту: "Ни в коем случае не отдавайте свои острова! Если наши придут, все в асфальт закатают. Травки живой не увидите!"

Комментарии
Комментариев пока нет