Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Высшая школа перед гениями

05.07.2002
"Дети" и "внуки" Станислава Нейгауза несут ответственность

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск

Легендарному музыканту и педагогу Станиславу Нейгаузу в этом году исполнилось бы 75 лет. С его именем и с именем его отца Генриха Густавовича связан удивительный феномен Нейгаузовской школы фортепианной музыки, которая по сей день, спустя 22 года после безвременной кончины Станислава Генриховича, считается самой сильной и жизнеспособной в мире. Порукой тому - многочисленные ученики, "дети Нейгауза", среди которых огромное количество знаменитостей, а теперь уже и талантливые "внуки".
Челябинцам, вероятно, будет интересно узнать, что в нашем городе, далеком от столиц, цепочка Нейгауза продолжается. В академии культуры и искусства кафедрой специального фортепиано заведует Андрей Нечаев.

"Дети" и "внуки" Станислава Нейгауза несут ответственность

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

Легендарному музыканту и педагогу Станиславу Нейгаузу в этом году исполнилось бы 75 лет. С его именем и с именем его отца Генриха Густавовича связан удивительный феномен Нейгаузовской школы фортепианной музыки, которая по сей день, спустя 22 года после безвременной кончины Станислава Генриховича, считается самой сильной и жизнеспособной в мире. Порукой тому - многочисленные ученики, "дети Нейгауза", среди которых огромное количество знаменитостей, а теперь уже и талантливые "внуки".

Челябинцам, вероятно, будет интересно узнать, что в нашем городе, далеком от столиц, цепочка Нейгауза продолжается. В академии культуры и искусства кафедрой специального фортепиано заведует Андрей Нечаев. Скоро приступит к своим обязанностям преподаватель Михаил Ивашков. Оба они - воспитанники Евгения Левитана, профессора Уральской консерватории, заслуженного деятеля искусств России, одного из шести десятков учеников Станислава Нейгауза. До недавних пор у нас работал еще один питомец Левитана - Евгений Нефедов. В середине 90-х годов он получил первую премию на престижном конкурсе пианистов в Мадриде, после чего его пригласили на работу в Португалию.

Евгений Левитан в Челябинске бывает довольно часто, являясь профессором-консультантом кафедры специального фортепиано Челябинской академии культуры и искусства. В один из его приездов к нам мы решили порасспросить его о Станиславе Нейгаузе и Нейгаузовской школе.

-- Евгений Александрович, расскажите сначала о себе.

-- Сам я родом из Ленинграда, какое-то время жил в Оренбурге, в Москве. Но определяющим фактором в моей музыкантской биографии была не география, а принадлежность к Нейгаузовской школе. Я закончил Горьковскую консерваторию у одной из выдающихся учениц Генриха Нейгауза Берты Маранц. Потом была аспирантура Московской консерватории у Станислава Нейгауза. По их рекомендации я приехал работать в Свердловскую консерваторию. Мне было 29 лет. Сейчас - 58, я прошел путь от преподавателя до профессора, занимался концертной деятельностью. У меня более 70 учеников, многие из них - лауреаты международных конкурсов.

-- Свердловск ведь особый город в судьбе Нейгаузов, не так ли?

-- Со Свердловском очень интересно получилось. Генрих Нейгауз в 1934 году открывал здесь консерваторию. Он же рекомендовал туда двух своих выдающихся учеников - Берту Маранц и Семена Бендицкого. Ученики его основали кафедру фортепиано в консерватории. А в годы войны они, можно сказать, совершили человеческий и ученический подвиг. Нейгауза арестовали как немца, будто бы не желающего эвакуироваться из Москвы. Он сидел несколько месяцев на Лубянке, потом его отправили на Урал, в район Краснотурьинска, на лесоповал. И какими-то совершенно неисповедимыми путями Маранц, Бендицкий и Эмиль Гилельс, тоже его знаменитый ученик, который был в это время в Свердловске, убедили обкомовское начальство разрешить ему на время поработать в Свердловске. Так ученики фактически спасли учителя. И в годы войны Генрих Нейгауз работал в Свердловской консерватории. Получается, что она связана с именем Нейгауза вот такими драматическими событиями.

-- Евгений Александрович, вы близко знали Станислава Нейгауза. Что это был за человек?

-- Особенность личности Нейгауза была уже в его родословной. Будучи сыном европейской знаменитости пианиста Генриха Нейгауза, он с четырех лет воспитывался в доме своего отчима Бориса Пастернака. Его мать вышла замуж за поэта в 1931 году, так что фактически у Станислава Генриховича было два великих отца. И до взрослых лет у него с Пастернаком были более близкие отношения, чем с отцом. В их доме постоянно бывали Ахматова, Цветаева, Эренбург, Константин Федин, в общем, весь цвет творческой интеллигенции. Это, безусловно, отложило отпечаток на его личность. И, несмотря на такую биографию, Нейгауза, как и всех крупных интеллигентов, всегда отличало отсутствие табели о рангах. Он был очень демократичен и щедро делился своим домом со своими учениками.

-- Со всеми?

-- С теми, кто становился его единомышленником. Он не был рубахой-парнем, хорошим для всех. Он избегал конфликтов, но отнюдь не был компромиссным человеком. И приближал к себе далеко не всех. Но как педагог был щедр ко всем. Станислав Генрихович, например, мог долго возиться с очень посредственным учеником.

-- Почему? Это внутренняя потребность, проявление истинной интеллигентности?

-- И то, и другое. Не побоюсь громких слов - это проявление святого отношения к музыке. Тем более, он сам говорил, что не мог пропустить немузыку. Он нес ответственность не столько перед учеником Ивановым, сколько перед Шопеном, Бахом.

-- А что, посредственный ученик при определенном педагогическом воздействии может быть хорошим музыкантом?

-- Он вряд ли способен подать произведение исключительно ярко, но может сыграть его, скажем так, корректно, выразив основные идеи автора.

-- Педагог Нейгауз был деспотом?

-- Он был со всеми невероятно добросовестен и вместе с тем, да, я бы сказал, деспотичен. Он, может быть, не был психологом, который считается с настроениями ученика, с какими-то обстоятельствами, с ученической повседневностью - у кого-то депрессии, у кого-то роман. Профессия трудная, необходимо все время быть в форме, даже чтобы прийти на урок, нужна большая концентрация. Ученик мог быть или усталым, или не в настроении, и Нейгауз это воспринимал ужасно, потому что с собой-то он тоже не считался. Если ученик выказывал лень, капризы, особенно женский пол, все это вызывало бурную и гневную реакцию. Тут могли лететь и ноты, и стулья.

-- Можно ли сказать, что создание собственной школы для музыканта есть высшая стадия реализации таланта?

-- Я бы сказал, это верно в отношении людей, занимающихся педагогикой.

-- А в чем суть понятия "школа" в музыке?

-- Школа - вещь очень сложная. Ее нужно уметь дать и уметь воспринять. Можно проучиться много лет, но ее не получить. Но здесь существует два принципиальных аспекта. Первый - умение расшифровать замысел композитора. А второй - это техническое воплощение этих музыкальных идей.

-- Что значит "расшифровать замысел композитора"?

-- В нотах зафиксированы лишь звуковысотное положение и нюансы - громко, тихо и т.д. На исполнителя возлагается задача понять идейный смысл произведения, так же как концепцию литературного произведения. Что выражает каждая музыкальная мысль, как они между собой объединяются. Парадокс в том, что зачастую исполнитель этого не делает. Он идет по какому-то интуитивному позыву. Ему кажется, что музыка грустная или веселая, он так и играет:

-- А разве исполнение музыки занятие не интуитивное по определению?

-- Нет, это субстанция синтетическая. Интуитивна реакция на саму музыку. Но нужно обладать очень глубокими знаниями, чтобы понять композиторский замысел.

-- А как же быть с различными музыкантскими трактовками, ведь подразумевается, что их может быть много и они в равной степени убедительны?

-- Совершенно непарадоксально, что может быть множество трактовок произведения, соответствующих замыслу автора. И точно так же может быть много трактовок абсолютно не соответствующих ему. Как это происходит? Представим себе какое-нибудь произведение, где, допустим, первая мысль лирическая, вторая - драматическая, третья - торжественная. У каждого музыканта есть своя интонация, свой масштаб этих настроений. Мы переживаем горе или радость, и каждый из нас об этом по-разному говорит. Главное, что настоящий музыкант не подменит идею автора, не будет играть весело там, где у автора заложена драма.

-- То есть ученики должны всякий раз уметь воссоздать логику своего учителя?

-- Да, да. Методологию. Сама она очень сложна. Если говорить профессиональным языком, то для этого нужно знать гармонию, полифонию, интонационный, мелодический и семантический строй, ход развития музыкальной мысли и т.д. Если это прививается, то даже у очень способных учеников это происходит, как правило, к концу третьего курса консерватории.

-- Евгений Александрович, школа немыслима без цепочки взаимоотношений педагога и воспитанника и, насколько мне известно, существует проблема неблагодарных учеников.

-- Сама эта проблема актуальна со времен Иисуса Христа. Педагог всегда хочет видеть в ученике чуть ли не члена семьи. Специфика индивидуальных занятий накладывает отпечаток. Очень много времени проводишь вместе, отдаешь колоссальное количество эмоций и сил. Невольно ученик становится свидетелем твоей судьбы, и хочется, чтобы он был твоим единомышленником, другом. Но если этого не получается, то в человеческом плане, конечно, возникает разочарование. Но тут спасают любовь к музыке и долг перед гением композитора. Пусть ученик оказался плохим человеком, но для меня Бетховен, Шопен, Чайковский важнее. И я перед ними не согрешил и учил этого человека хотя бы для того, чтобы он не нес в мир ложную информацию. В этом есть какое-то утешение, даже если он предал тебя по-человечески. n

Комментарии
Комментариев пока нет