Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Я проехал благородный Южный Урал

18.09.2009
Апология Солженицына - лучший вид его биографии. Такой получилась книга Людмилы Сараскиной "Александр Солженицын"

Творческое наследие Александра Солженицына видится неподъемным непрофессиональному читателю. Однако не знать Солженицына человеку, родившемуся в России, нельзя. Только у нас государство превратилось в тюрьму для своих граждан. И только здесь этот, казалось, незыблемый бастион был разрушен фактически одной книгой.

Апология Солженицына - лучший вид его биографии. Такой получилась книга Людмилы Сараскиной "Александр Солженицын"

Творческое наследие Александра Солженицына видится неподъемным непрофессиональному читателю. Однако не знать Солженицына человеку, родившемуся в России, нельзя. Только у нас государство превратилось в тюрьму для своих граждан. И только здесь этот, казалось, незыблемый бастион был разрушен фактически одной книгой. Жизнь Солженицына растворена в его произведениях, но интерес к настоящей биографии Александра Исаевича очевиден. В тени всегда остается нечто очень личное, дневниковое, неопубликованное. О великом человеке всегда возникает миф, с трудом отличимый от реальности. Есть и продолжающаяся по сей день полемика вокруг его публицистики, эволюции взглядов, логики бытия. По сию пору с Солженицыным воюют, его "разоблачают", как будто не было "жерновов" и "дуба".

В издательстве "Молодая гвардия" (серия "ЖЗЛ - Биография продолжается") вышла книга Людмилы Сараскиной "Александр Солженицын". Это первая полная биография писателя. Людмила Сараскина - человек известный, она доктор филологических наук, один из ярких исследователей жизни и творчества Достоевского. Очень удачная кандидатура на роль биографа Солженицына, поскольку привычна к масштабу - культурному и человеческому.

Автор не стесняется получившейся апологии. Готовность Л. Сараскиной почти целиком воспринять мироощущение своего героя и его семьи позволила получить уникальные семейные документы - дневники и фотографии (их здесь 112), комментарии самого Александра Исаевича (издание увидело свет еще при его жизни).

Но главное даже не это. В данном случае слово "апология" - не затертый ярлык, а скорее старинный жанр и эффективная методология исследования. Примечательно, что именно доброжелательный, внимательный взгляд выглядит свежо на фоне нашей, увы, привычной скандальности. Пушкин завещал судить художника по его законам, и Людмила Сараскина поступает именно так. "Осветлять предмет высшим пониманием, а не пятнать его низменными искажениями - вот он, искомый принцип работы биографа", - пишет она. Понимание - главное "словечко".

На посторонний взгляд, Солженицын часто совершал странные поступки. Его упрекали и упрекают в хитроумной продуманности своей жизни, лукавстве, позерстве, нарциссизме, эгоизме, бытовой вредности. Но какими бы изящными ни были толкования критиков (вплоть до психоаналитических упражнений), логика судьбы гения на голову убедительнее. Сараскина пишет, что у Солженицына были и ошибки, и грехи. Но значительно раньше "разоблачителей" он сам себя поправлял и казнил. Автор биографии не обходит ни одного "спорного" факта. Дает мнения многочисленных оппонентов (а ими были не одни подлецы, но, к примеру, Сахаров и Шаламов), не укрывает своего героя. Полемизирует с ним: "Жить не по лжи!" - всегда ли возможно?" Есть моменты, где Сараскина, кажется, даже рискует - например, говоря о его взаимоотношениях с женщинами или касаясь темы здоровья. И опять удивляешься - ведь можно написать о многом, главное, как!

А есть, например, письмо первой жене, отправленное: из Челябинска... Да-да, в августе 1950-го по пути из шарашки в экибастузский лагерь Солженицын написал очень важные для нас слова: "Я проехал благородный Южный Урал (вот уж не думал, что он так несказанно хорош! Сколько у нас в России прекрасных мест):"

Возвращение писателя на родину после изгнания - не менее драматичный эпизод в его многотрудной жизни. Он снова оказался неудобен, парадоксален, "несовременен", почти забыт. Интересно, что прошел десяток лет - и нам стало сильно не хватать большого человека, говорящего поперек, думающего своеобычно, ухитрившегося жить не по лжи.

Людмила Сараскина "Александр Солженицын", Москва, "Молодая гвардия", ЖЗЛ, 2008, 935 стр. Книга предоставлена магазином "Книжный город" (ул. Цвиллинга, 34).

Книги с Айваром ВАЛЕЕВЫМ

Комментарии
Комментариев пока нет