Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Радоваться росту рано

24.09.2009
Спустя год после начала активной фазы кризиса эксперты "Челябинского рабочего" высказываются о происходящем в экономике

Андрей САФОНОВ

Челябинск

Прошло чуть больше года с момента, когда стало очевидно: в экономике России творится что-то неважное. Вопрос для большинства людей заключался лишь в том, что именно происходит и чем все закончится. За год о причинах кризиса сказано немало. Теперь в основном понятно: беда пришла с Запада, вроде бы не от нас самих. Но почему-то именно нас тряхнуло сильнее прочих.

Спустя год после начала активной фазы кризиса эксперты "Челябинского рабочего" высказываются о происходящем в экономике

Андрей САФОНОВ

Челябинск

Прошло чуть больше года с момента, когда стало очевидно: в экономике России творится что-то неважное. Вопрос для большинства людей заключался лишь в том, что именно происходит и чем все закончится. За год о причинах кризиса сказано немало. Теперь в основном понятно: беда пришла с Запада, вроде бы не от нас самих. Но почему-то именно нас тряхнуло сильнее прочих. Главное, неизвестно: мы еще будем падать или самое тяжелое позади. И еще: извлечены ли уроки? Есть ли свидетельства того, что посткризисная экономика будет сильнее? Вспоминая события годичной давности, нельзя не отметить: именно на Южном Урале политическое и предпринимательское сообщества одними из первых в стране признали неблагополучие.

Русское домино

-- Первым "звоночком" явилась ситуация, складывающаяся на рынке кредитования, - восстанавливает хронологию кризиса первый вице-губернатор Владимир Дятлов. - В июле 2008 года число выданных ипотечных кредитов начало сокращаться. Тенденция из месяца в месяц усиливалась. Происходило это по двум причинам: банки стали опасаться увеличения кредитной массы и заговорили о планах ужесточить требования к заемщикам. Потом возникла лихорадка на фондовых рынках, упали акции наших ведущих компаний. Тем не менее, в тот момент казалось, что серьезно происходящее Россию не затронет, в отличие от стран, которые в большей степени вовлечены в мировую экономику.

Еще в первой декаде октября участники редакционного "круглого стола" отмечали: фондовый рынок на хозяйство нашей страны почти не влияет. Были весьма осторожные прогнозы поведения мировых валют, представитель Ассоциации риэлторов предсказал существенное падение цен на недвижимость. Но в целом прогнозы экспертов на будущее выглядели оптимистично. В ходе дискуссии звучала даже мысль о том, что от разговоров про кризис через неделю-другую все устанут и ситуация успокоится. Сокращение зарплат тружеников оценивалось как маловероятное.

Но всего неделю спустя на заседании Ассоциации промышленных предприятий Челябинска ("Чел-пром") ее председатель Валерий Платонов заявил: "Отсидеться в "тихой гавани" не сможем. Раз объемы производства снижаются, снижаются и зарплаты в промышленности. Главное, чтобы не произошел обвал". Говорилось о финансовой панике в Нижнем Новгороде, где люди массово стали забирать наличность из банков. Валерий Платонов сказал, что начал с себя оптимизировать на ЧТЗ рабочий график, пообещал, что следующий на очереди управленческий персонал.

В малом и среднем бизнесе кризис развивался не менее стремительно.

-- Мои коллеги, участники Уральской федерации содействия бизнесу, почувствовали тревожные изменения в сентябре прошлого года, - говорит глава федерации Борис Песков. - Сначала строители, затем производственники и сфера услуг. В последнюю очередь торговля. Необходимо отметить, что предприниматели о надвигающихся негативных явлениях в экономике говорили еще в апреле-мае 2008-го. Их выводы строились на косвенных признаках, среди которых - легкость и доступность банковских кредитов на потребительские цели, ипотеку и, как следствие, наличие свободной денежной массы на рынке.

Крупные компании осенью столкнулись с проблемами экспорта.

-- Снижение потребления на мировом рынке продукции наших предприятий проявилось очень быстро, и первыми это почувствовали экспортеры, - говорит Владимир Дятлов. - Когда в октябре значительно стал снижаться экспорт, впервые стало понятно: легким испугом мы не отделаемся и кризис затронет нас сильнее, чем другие страны. Потому что экономика, например, Западной Европы, США более диверсифицирована. Там больше возможностей для маневра, минимизации рисков, трудоустройства теряющих работу людей. У нас же все происходило по принципу домино. Падение спроса на черные металлы, углеводороды мгновенно отразилось на наших внутренних рынках потребления и труда. Рынок потребления сжался, так как все западные ресурсы, особенно кредитные, отзывались из страны и конвертировались в иностранные валюты. Россия была вынуждена довольно сильно девальвировать рубль, что обесценило кредиты и привело к росту цен на импорт.

"Наши хозяева!"

Снижение объемов кредитования - болезненный момент. Предприятия развивались за счет дешевых заимствований. И вдруг разом все прекратилось. Производство сворачивалось, компании начали увольнять людей. Некоторые оказались на грани банкротства. Понимая, что рабочей силы избыток, предприятия сокращали издержки за счет снижения зарплат. Средний заработок на Златоустовском метзаводе с июля по ноябрь снизился с 15 тысяч до 7,6 тысячи рублей. Людей спасли личные огороды, потом подоспели общественные работы.

-- В ноябре руководители "Эстара" (собственник ЗМЗ. - Прим. ред.) решили остановить мартен, чего нельзя было делать, - вспоминает председатель профкома Марат Сафиев. - Стало понятно: завод никому не нужен.

Рос долг по зарплате, рабочие объявили голодовку. К вытягиванию завода из ямы подключился губернатор. Реализация "плана Сумина" привела к выполнению денежных обязательств перед тружениками, возобновлению производства. Предприятие практически удалось избавить от нажитых "Эстаром" долгов на сумму 12 миллиардов рублей - в основном поручительства собственника за кредиты, которые завод не получал.

Процедура спасения ЗМЗ породила институт губернаторского спецпредставителя на предприятии. Имея минимум формальных полномочий, но опираясь на мощнейший административный ресурс, первый замминистра промышленности области Владимир Елистратов в течение месяца выполняет поставленную задачу. В итоге ЗМЗ находит стратегического инвестора в лице Челябинского металлургического комбината. А опыт спецпредставительства расширен до масштабов муниципалитета: теперь в Златоусте схожие обязанности выполняет силовик Александр Караваев. Скептики твердят: у бизнеса появился соблазн перекладывать ответственность за свои просчеты на государство. Тем не менее массового недовольства в Златоусте пока удалось избежать.

-- Тот факт, что в регионе и стране в целом процессы, связанные с занятостью людей, не выходят из-под контроля и за период кризиса не допущено социальных конфликтов, - заслуга государства, - говорит профессор Уральского социально-экономического института Академии труда и социальных отношений Ольга Артемова.

Накал недовольства на предприятиях в течение года периодически усиливался. Например, Катав-Ивановский механический завод рассматривался в качестве одной из самых серьезных проблемных точек. Однако лишь в Златоусте объективные экономические трудности столь фатально сошлись с безответственностью владельцев. Зависимость работяги от собственника впервые за последние годы стала столь злободневно сравниваться с крепостной. От тружеников до сих пор доводится слышать о крупнейших акционерах завода: "Наши хозяева!"

Малый бизнес как "подушка безопасности"

Правительство области с начала кризиса рассматривало малый бизнес как "подушку безопасности" на рынке труда. Не случайно в ходе антикризисного турне губернатор Петр Сумин интересовался, какова доля малых и средних предприятий в экономике муниципалитета. Глава региона, профильные министры выслушивали пожелания предпринимателей, в том числе связанные с налоговой нагрузкой.

-- К положительным решениям властей в период кризиса следует отнести финансовую поддержку молодежного бизнеса и тех, кто открывает свое дело, - отмечает Борис Песков.

К негативным тенденциям Б. Песков относит возвращение многих предпринимателей к серым зарплатам, теневым схемам работы, "минимизации" налоговых платежей.

-- Прозрачность, к которой власть и бизнес стремились несколько лет, уходит за считанные месяцы, - говорит Б. Песков. - В целом же год мы пережили трудно, но интересно. С одной стороны, из бизнеса ушло много людей. Закрывались предприятия, увольнялись работники. С другой - пришли предприниматели со свежими идеями, новациями. Бизнес стал интересен молодежи.

Извлекли ли выгоду?

Подталкивает ли кризис преобразования в российской экономике? О ее зацикленности на сырье не говорит только ленивый.

-- На мой взгляд, серьезных изменений в структуре производства не произошло и за этот период не могло произойти, - считает Владимир Дятлов. - Речь идет о достаточно фундаментальных вещах, которые определяются не только пожеланиями власти или даже ударами кризиса по предприятиям. Требуется целенаправленная работа страны в целом и прежде всего государства как основной организующей силы. Государство мерами законодательства, конкретными организационными шагами, изменяя структуру управления, распределения функций между различными уровнями власти должно дать серьезный стимул развитию частной инициативы. Поддержать не на словах, а реально инновационные направления. Они дают нам шанс войти в будущее не с экономикой, сложившейся в Советском Союзе, и даже не с той, которая характерна для развитого Запада, а построить систему, которая позволит нам конкурировать с другими странами на совершенно ином уровне развития. Только тогда мы сможем предлагать свои технологические, социальные новинки, рецепты мироустройства. Предлагаемый в прошлом социализм оказался не той моделью, которая может выиграть конкуренцию. Но сегодняшний кризис не только России, всему миру показал, что во взаимоотношениях человек - бизнес - государство что-то неправильно. И те рецепты выхода из него, которые используют западные страны, сегодня подвергаются жесткой критике. Потому что многие меры поддержки были направлены на пользу не людей, а монополий, банковского сектора, по вине которых во многом кризис и произошел. Государства же (не только у нас, но и в других странах) оказались не в состоянии ни предвидеть ситуацию, ни работать на опережение.

За выдачу денег производителям, а не потребителям продукции критикует федеральные власти России глава аудиторской фирмы "АВУАР" Алексей Овакемян. Действия регионального правительства эксперт оценивает положительно. Особенно выкуп через ЮУ КЖСИ проблемных объектов долевого строительства.

-- Необходимость инноваций очевидна, - говорит А. Овакемян. - Но по решению президента или губернатора их на скорую руку не создашь. А тех же научно-исследовательских институтов у нас почти не осталось. Кроме того, процедура администрирования новшеств устарела. К примеру, принципиально новый строительный материал невозможно в короткий срок утвердить через строительные нормы и правила.

По словам Ольги Артемовой, при нашем отставании от других стран дальнейший технологический откат приведет к тому, что из кризиса мы выйдем экономически несостоятельными.

-- Сейчас развернулась дискуссия о том, как страна должна развиваться дальше, каким должно быть ее конституционное устройство, механизмы влияния на процессы, - говорит В. Дятлов. - Находясь в старой общественно-государственной формуле, мы не сможем изменить к лучшему экономику, благосостояние каждой семьи. При сырьевой экономической структуре хорошо жить, имея запасные аэродромы, могут олигархи, относительно нормально - средний класс. Но абсолютное большинство людей не могут считать себя благополучными.

Как выглядит дно?

-- Преждевременно делать выводы о достижении дна кризиса, - считает Владимир Дятлов. - Все зависит от того, как в целом сложится ситуация в мировой экономике. Если в мире начнется стабилизация, у нас появится больше шансов ею воспользоваться и плавно провести необходимые изменения. Надо учитывать, что ресурсы ограничены.

-- Доля России в мировой экономике мала, следовательно, и влияние незначительно, - говорит Алексей Овакемян. - Незначительные изменения на мировом рынке, вероятно, связаны с тем, что в экономику, наконец, дошли деньги, выделенные правительствами стран на поддержку потребителя. Немного оживился спрос. Вопрос в том, насколько этих денег хватит, вернется ли в экономику частный капитал.

Владимир Дятлов напоминает об актуальных рисках. Среди них снижение мировых цен на энергоресурсы, металлы. Не сняты вопросы массового кредитования населения в предыдущие годы, что представляет угрозу банковскому сектору. Угроза мирового масштаба - огромная денежная эмиссия, которую производят США.

-- Наращивают долларовую массу, ни с кем свои действия не согласовывая, - говорит В. Дятлов. - Они выпустили огромное количество бумажных денег, скупают на них абсолютно реальные ресурсы, в том числе нефть. В огромных объемах происходит скупка металлов: золота, никеля, меди, алюминия. Где гарантия, что "резаную бумагу", на которую эти материальные ценности скупаются, рано или поздно не обрушат? В итоге ситуация может развиваться трагично. Мы пока не видим реальных договоренностей лидеров "двадцатки" о том, как регулировать кризисные процессы. Каждый нащупывает свою экономику, выстраивает собственную систему защиты страны.

По словам В. Дятлова, предпосылок для роста внутреннего спроса у нас нет. Снижение доходов населения очевидно. Кроме того, люди приготовились к худшему и экономят деньги. Объемы производства предприятий тоже выросли незначительно.

-- Что касается мировых рынков, то реально растет Китай, более-менее Индия, чуть-чуть поднимается экономика Японии, доли процента роста дают экономики Франции и Германии, - заключает первый вице-губернатор. - Это абсолютно не те объемы, которые позволяют нам надеяться на подорожание металла, что мы могли бы использовать.

Однако на днях в бюджет области поступил первый за несколько месяцев платеж по налогу на прибыль. В хорошее хочется верить.

Комментарии
Комментариев пока нет