Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дети с другой стороны планеты

09.07.2002
Полтора месяца провела в Новой Зеландии кыштымский педагог

Виктор РИСКИН
Кыштым

Бедровник - это спальня
Зеландия стоит на островах - Северный, Южный, Чатам, Стюарт. На Южном находится довольно крупный портовый город Крайстчерч, где и побывала специалист Кыштымского отдела образования Нина Андреевна Парфенова.
Мы не стали говорить с ней об истории и природе далекой островной страны. Известно, что открыл ее в середине XVII века голландец Тасман, а через столетие исследовал англичанин Кук. Из фауны там пребывали в одиночестве только крысы и летучие мыши, пока европейцы не завезли овец, кроликов, лисиц, оленей.

Полтора месяца провела в Новой Зеландии кыштымский педагог

Виктор РИСКИН

Кыштым

Бедровник - это спальня

Зеландия стоит на островах - Северный, Южный, Чатам, Стюарт. На Южном находится довольно крупный портовый город Крайстчерч, где и побывала специалист Кыштымского отдела образования Нина Андреевна Парфенова.

Мы не стали говорить с ней об истории и природе далекой островной страны. Известно, что открыл ее в середине XVII века голландец Тасман, а через столетие исследовал англичанин Кук. Из фауны там пребывали в одиночестве только крысы и летучие мыши, пока европейцы не завезли овец, кроликов, лисиц, оленей. С климатом в НЗ все наоборот: в январе - разгар лета, в июле - "зима" со средней температурой плюс 8-10 градусов. Но главная достопримечательность - не природа и фауна, и даже не развитый свободный рынок, позволяющий НЗ считаться одной из передовых капстран. Главное для Зеландии, как ни банально-избито это звучит, - дети!

-- Мне удалось посетить несколько семей, - говорит Нина Андреевна, - и везде видела, какую заботу проявляют родители о своих детях. С ними не сюсюкают, не тетешкаются, не носят на руках. Эмоции у новозеландцев не прорываются наружу, как, впрочем, и амбиций я у них не заметила. Зато юные создания живут в абсолютно равных со взрослыми условиях, разве что чуть более комфортных:

В семье водителя Росса и кондитера Элен двое девочек 13 и 14 лет. В одноэтажном доме три спальни. Две из них отданы дочерям. Кстати, в Зеландии есть такое понятие - бедровник, то есть спальная комната. От их количества зависит название жилища - однобедровник, двухбедровник и так далее. У Росса и Элен - трехбедровник. В спальнях обстановка скромная - кровать, тумбочка. Полы покрыты капитом - вроде ковролина, но с ворсом.

В гаражках все на продажу

Скромны не только спальни. Дома новозеландцев не похожи на наши безвкусные квартиры-музеи. Нет на виду ни хрусталя, ни парадных сервизов, ни изысканной мебели. Главное, чтобы было удобно: В кухне - две мойки. Одна служит по прямому предназначению, в другую сбрасывают очистки и продуктовые отходы. Они попадают в отверстие раковины, где установлено некое устройство типа шнека мясорубки. Отходы автоматически перемалываются и прямиком уходят в канализацию. Хозяйка у мойки не упирается взглядом в стену: обе раковины установлены у широкого окна. Куда лучше наблюдать через окно за цветником, что разбит на границе ее дома.

Разумеется, новозеландцы экономны. Так же, как их предки - англичане. В раковине - пробка, в ванной - счетчик. В комнатах нет хлама, лишних вещей. Первый выбрасывают в мусорные контейнеры, вторые - на распродажу.

-- Для старых или ставших ненужными вещей устраивают так называемые гаражки, - рассказывает Парфенова. - Во двор выносят ставшие лишними микроволновку, шкаф или что другое и вывешивают над калиткой флажок или надувной шарик - знак того, что именно в этом доме идет распродажа. Интересно, что такие "пятачки" посещают как очень обеспеченные граждане, так и живущие поскромнее. Одни ищут здесь оригинальную, антикварную вещицу, другие - что подешевле.

Лённин - право на колеса

Надо ли говорить, что дети наравне со взрослыми участвуют во всех этих гаражках, как и в прочих домашних работах. Более того, уже с 14 лет имеют право на: автоправа! С этого возраста они могут сесть за руль автомобиля. Правда, права им выдаются не настоящие, взрослые, а ученические и называются они - "Лённин". Но машина-то настоящая! И ездить они могут куда угодно, а не только в школу. На первых порах новозеландский "зеленый" водитель может передвигаться только в сопровождении взрослого. Следующий этап - ограничение во времени, до 11 вечера. Зато потом - полная свобода! Но порезвиться малолетним водителям не удается: за ними следят видеокамеры, стоящие на дорогах вместо автоинспекторов. Если парнишка разогнался больше положенного, то на дом приходит штрафная квитанция, а к ней приложена фотография автомобиля-нарушителя. И теперь этот "Леня" уже никуда не поедет, пока не пересдаст на права. Правда, в НЗ особенно не разгонишься: здесь чуть ли не через каждые сто метров - "лежащий полицейский".

У дочерей Росса и Элен машин нет. Они им ни к чему: школа находится рядом. А если приспичит куда-то ехать, то подвезет папа или мама: у них у каждого по авто. В крайнем случае обойдутся своим транспортом - велосипедами.

Дети, в школу собирайтесь!

Петушок пропел давно. "Петушок" в новозеландских домах поет очень рано. К семи утра взрослые и дети разбегаются. Рабочий день у тех и других примерно одинаков: до трех дня все трудятся и учатся. Завтракают наспех у домашней стойки, отделяющей кухню от обеденного зала. Здесь стоят телефон и пенопластовая доска, на которую булавками прикреплены записки с напоминаниями о неотложных делах: срочно кому-то позвонить, заплатить по счету, сделать необходимую покупку. Каждый осматривает свой "гербарий", прикалывает новый узелок на память, удаляет отработанный. И все - семья разбегается, чтобы встретиться только к ужину. В заплечных ранцах школьников только пара тетрадок, ланч из бутербродов и фруктов в ланч-боксах и непременно спортивная одежда. Никаких учебников, минимум домашних заданий: вся наука постигается только в школе. Дом - не для классных занятий.

-- Школы там разные, - говорит Нина Андреевна. - Отдельно для мальчиков, отдельно для девочек, смешанные школы при церквах. В последних могут обучаться дети православных родителей. (Русскому пятилетнему мальчику, абсолютно не знавшему английского, предоставили такие условия, что он через полгода свободно заговорил и стал писать на недавно чужом языке. Ему в классе выделили за ширмой уголок с кроваткой, чтобы он мог там отдохнуть от занятий): Выбор за родителями. Они приходят в департамент образования, знакомятся с проспектами любой школы и определяются. Принципиальной разницы в обучении нет никакой. Урок длится не 45 минут, как у нас, а по часу-полтора. Зато и перемены большие. Самая большая, 40-минутная, приходится на полдень - время ланча. Все дети выходят на огромное, покрытое травкой, пришкольное поле. Садятся прямо на траву, достают свои завтраки, предварительно разогретые в школьных микроволновках. Занятия заканчиваются в три дня. Дальше наступает время спорта. Кто занимается в школьных спортзалах, кто - в городских спорткомплексах. В Крайстчерче, как и во всей Зеландии, каждый свободный метр земли и воды отдан под занятия физкультурой и спортом. Посреди города течет река, похожая на канал. Так по ней безостановочно снуют все виды водно-спортивного транспорта. А в бассейнах создан имитатор морских волн. Новозеландцы увлекаются серфингом, вот и приучают детей к катанию на досках по штормовому океану.

Улица не для подростков

Заниматься спортом может кто угодно, где угодно и у кого угодно. Здесь нет постоянных кружков с обязательными посещениями и отчислениями в случае непосещения. Ребенок по своему усмотрению может переходить от тренера к тренеру, которых великое множество: один наставник приходится на группу из двух, трех, четырех ребят. Если ребенок не желает идти в школьный или городской спортзал, то во дворе своего дома есть все для занятий: теннисный корт, площадка для волейбола, баскетбола, футбола. Во всяком случае, на улицах города не встретишь за весь день ни одного праздношатающегося подростка. Все при деле, все заняты. Кстати, все детские площадки застелены, во избежание возможных травм, мягким покрытием, смахивающим на размягченный асфальт.

Старшие ребята в последних классах (образование в школах представлено тринадцатью формами обучения - от начального до полного) кроме спорта овладевают парой-тройкой предметов университетского курса. Если успешно сдадут, то плавно переходят от среднего образования к высшему. Обучение в университетах платное, но это ни для кого не является преградой. Кто-то сразу платит вперед за весь курс. Другой, стесненный в средствах, берет у государства кредит, за который рассчитывается, закончив университет и поступив на работу. В НЗ учатся дети со всего земного шара. Причина прозаическая: здесь плата за обучение - самая низкая в мире. К слову говоря, здравоохранение в НЗ до 18 лет бесплатное.

-- Мне удалось побывать в смешанной школе, - рассказывает Нина Андреевна. - Препятствий для посещения никаких. Входишь в административный офис, представляешься, и тобой уже занимается директор, завуч, учитель - кто свободен на тот час от уроков. Проходишь через офис, где тебе непременно предложат чашечку кофе, и попадаешь на территорию, застроенную одноэтажными зданиями. В одном обучают естественным наукам, в другом - гуманитарным, в третьем - музыке. В четвертом находится конференц-зал. Но вовсе не обязательно ходить по школьным коридорам и заглядывать в классы. Достаточно остаться в офисе и смотреть школьную жизнь на экране телевизора: везде установлены видеокамеры. Любой родитель может понаблюдать за поведением своего ребенка со стороны. И ребенок знает, что за ним может наблюдать папа или мама. При этом никакого нарушения детских прав. Конфиденциальность полная. Родитель говорит с учителем о своем чаде только с глазу на глаз. Причем педагог никогда не заявит, что ваш Джон дурно себя ведет или плохо учится. Он выстроит фразу примерно в таком формате: "Джон очень способен, превосходно ладит со сверстниками, но он может быть еще лучше". Этой "китайской дипломатии" достаточно, чтобы родитель понял: пора к своему отпрыску принимать меры. Удивительно корректны отношения между учителем и учеником. Педагог не имеет права выразить к нему как негативное, так и чересчур позитивное отношение: не может ни оскорбить, ни пожалеть, ни приласкать. Ребенок не должен чувствовать себя ни изгоем, ни любимчиком. Только ровные, взрослые, уважительные отношения. Во время уроков полная тишина. Такая же тишина и на переменах: никто не бежит, не летит, никто никого с ног не сбивает.

В новозеландских школах обязательна форма (у каждой - своя) и отсутствие всяких украшений: ничто не должно демонстрировать уровень благосостояния семьи ученика. Здесь все равны! Форма (белый верх, черный низ) продается в специализированных магазинах или прямо в школе.

На карманные заработай сам

Может создаться впечатление, что новозеландские мальчишки и девчонки заняты только учебой и спортом. Это не так. Два раза в неделю подростки и ребята постарше работают. Два раза в неделю после уроков идут в близлежащий супермаркет, аптеку, на небольшое предприятие, к окрестным фермерам. Там они возят тележки с товаром, разносят лекарства, собирают клубнику, выполняют несложные производственные операции. Получают от пяти до десяти новозеландских долларов в час. Деньги небольшие, но создают некую видимость самостоятельности, независимости от родительских кошельков. Тем более, что сразу появляется банковский счет, на который перечисляется заработок. Ребята трудятся не подпольно, а совершенно официально: нарабатывают себе рабочий стаж, который у них называется трудовой историей.

Полученные деньги расходуются рационально: покупаются учебники, кроссовки, разная, но необходимая мелочь. Остается и на вечеринки. Дискотекам юные новозеландцы предпочитают встречи друзей, одноклассников во дворе какого-нибудь дома. В этом случае опять-таки вывешиваются шары, извещающие, что именно здесь будет веселье. Это знак не только для желающих присоединиться к празднику, но и для: полиции: в этом доме собрались гости. Беспокоиться не о чем, но понаблюдать стоит, чтобы веселье не выплеснулось через край. Ну а если кто-то хочет гулять во всю ивановскую - с кострами и хоровым пением, то пожалуйте за город. Там нечто вроде стадионов с мангалами, скамейками, столами и спортивными кортами. Такие же площадки есть и в центре города. Кстати, на подобные празднества непременно выставляется по полсотни биотуалетов. Наутро они исчезают. Есть где разгуляться широкой новозеландской душе!

А она действительно широкая. Глухих заборов у домов нет, окна не зашторены, наружные двери закрываются на такие замки, как у нас в дверях между комнатами. Живут в свое удовольствие и ни на что не жалуются. У них это не принято. Да и жаловаться не на что. Ведь у них нет главной нашей проблемы: им незачем беспокоиться за своих детей. n

Комментарии
Комментариев пока нет