Новости

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Реалии "реального сектора"

22.08.2000
Надолго ли "экономическое чудо" задержится в нашей области?

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

В последнее время нет недостатка в информации об устойчивых темпах роста промышленности региона. О том упоминают московские СМИ, заявляют руководители области. В 1999 году объем выпускаемой в регионе товарной продукции увеличился на 15 процентов, а за семь месяцев нынешнего года (в сравнении с аналогичным периодом прошлого) - на 21,5. Все это дает наблюдателям основание делать свои прогнозы без нервных намеков на российскую непредсказуемость. Производство сделало глубокий вдох и, всем бы теперь хотелось верить в это, станет дышать ровнее и спокойнее, без помощи "кислородной подушки", которую то и дело надо носить тяжелобольному.

Надолго ли "экономическое чудо" задержится в нашей области?

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

В последнее время нет недостатка в информации об устойчивых темпах роста промышленности региона. О том упоминают московские СМИ, заявляют руководители области. В 1999 году объем выпускаемой в регионе товарной продукции увеличился на 15 процентов, а за семь месяцев нынешнего года (в сравнении с аналогичным периодом прошлого) - на 21,5. Все это дает наблюдателям основание делать свои прогнозы без нервных намеков на российскую непредсказуемость. Производство сделало глубокий вдох и, всем бы теперь хотелось верить в это, станет дышать ровнее и спокойнее, без помощи "кислородной подушки", которую то и дело надо носить тяжелобольному. От этого зависит многое - своевременные выплаты бюджетникам, пенсионерам, финансирование льгот, наконец, жизненный уровень населения, социальная стабильность в регионе.

Впрочем, одно дело - надежда (надеяться-то всегда хочется на лучшее), другое - "холодный" расчет. Нынешняя беседа с президентом Ассоциации промышленных предприятий и банков области В. Шеррюбле - о перспективах "реального сектора".

"Выглядим симпатично, но:"

-- Надо быть очень зловредным человеком, чтобы отрицать экономический подъем последних лет, - говорит Виктор Гербертович. - Однако преувеличивать его тоже не следует. И промышленники на этот счет абсолютно не заблуждаются. Скажем, трубопрокатный завод сильно сдал в прошлом году из-за отсутствия заказов, а в нынешнем увеличил объемы на 68 процентов. Но можно ли считать нормальным такое конвульсивное развитие? Резкая перемена курса всегда связана с какими-то "авральными" действиями, переналадкой работы, что безболезненно не проходит.

-- Как "на экономическом фоне" мы выглядим в сравнении с другими регионами?

-- Симпатично. По объему производства товарной продукции, в принципе, сравнялись со Свердловской областью. Это успех. Там народу на миллион больше, основные фонды хорошо развиты. Но последние полтора года наш промышленный комплекс развивается динамичнее. И в России считаемся одной из наиболее благополучных территорий.

-- Политический момент для критических высказываний неподходящий, однако крупные московские чиновники нет-нет, да и обмолвятся: с апреля темпы роста в экономике замедляются, и на то есть объективные причины. Означает ли это, что передышка закончилась и тот "шанс", который дал нашей промышленности финансовый кризис, уже исчерпан?

-- Замедление темпов, и тут я согласен с московскими аналитиками, "надвигается" на нас. Но процессы эти мы почувствуем позже. Сегодня практически на всех предприятиях снижается рентабельность. Естественные монополии повышают стоимость услуг. Уже получено уведомление "Газпрома" о том, что с января тарифы на газ вырастут на 55 процентов, хотя и в этом году они увеличивались постоянно. Энергетики: Они запугали власть и получили от нее карт-бланш на ценовую политику без всяких мотиваций. Это удар по промышленности. Не хватит у предприятий оборотных средств, меньше станет возможностей производить конкурентный товар. Такая угроза существует, и не видеть ее - значит быть слепым. Если правительство выпустит из-под контроля тарифное регулирование и совершит ту же ошибку, что совершило на заре наших рыночных экспериментов, опять начнем хождение по мукам. К этому все идет. Хотя время для экстренных мер еще есть, но нужна твердая воля государства, его решимость.

Инструменты и исполнители

-- Чем может ответить область на "внешние" угрозы экономике?

-- Достижением нынешнего этапа мне представляется разумное взаимодействие исполнительных органов и промышленников. Думаю, власть не настолько плохо к себе относится, чтобы не оценить это, не поддержать. На региональном уровне существует масса вопросов "местного звучания". У разных отраслей, разных предприятий проблемы, конечно, индивидуальные. Но поскольку роль государства сегодня не очень заметна, а региональная власть ближе к промышленности, то некоторым образом способна нивелировать промахи центра, служить буфером между государственной машиной и конкретными производителями. Это сложная задача. Но наша ассоциация и администрация понимают ее примерно одинаково.

-- Какие же инструменты у вас на вооружении?

-- Да инструментов много. Важно, кто "сидит" за ними. То, что мы наработали за последних два года - закон о промышленных предприятиях, областная кооперация, территориальные заказы - это, образно говоря, рояль, который сам по себе не зазвучит. Обнадеживает, что у нас получалось извлекать нужные "звуки".

-- То есть за инструментом сидят те, кому нужно сидеть?

-- Это очень важно. Поменяйте "исполнителей", и не знаю, что будет. Ведь все основывается на локальном опыте, в том числе физических лиц.

-- Кого вы имеете в виду?

-- Если перечислять со стороны администрации: Их, кстати, не очень много. При глубоком понимании губернатором наших проблем, максимальной поддержке многих шагов "солистом" в это время являлся его первый заместитель Владимир Уткин, что, впрочем, естественно: он курирует промышленность, и делает это неформально. Много приобрела администрация, когда комитет экономики возглавил "человек от сохи", бывший директор абразивного завода Владимир Дятлов. В первую очередь с этими людьми ассоциация сегодня выстраивает идеологические отношения. С некоторой натяжкой можно сказать, что мы - глубокие союзники. С натяжкой потому, что отдельные противоречия все же есть, на одну ситуацию мы иногда смотрим по-разному. И все же достигаем согласия.

-- Значит, управляемость сверху хорошая?

-- Удовлетворительная. Надо быть очень нескромным или амбициозным человеком, чтобы ставить только приятные себе оценки. Хорошей назовем ее тогда, когда будем иметь результаты, как в Китае: более 20 лет там наращивают валовой национальный продукт по 11 процентов ежегодно. Вот у них хорошая ситуация в стране, потому что хорошая перспектива. А у нас она неустойчивая. Мы по-прежнему зависимы от многих факторов. Поэтому я бы выразился более скромно: ситуация рабочая.

-- Известно, что на областном уровне разрабатываются некоторые локальные программы развития, в том числе медной подотрасли. Можно ли говорить, что первый блин вышел не комом?

-- Не просто не комом. Получился шикарный праздничный торт. Реализуется колоссальная социальная программа, касающаяся возрождения мертвого Карабаша с совершенно незанятым населением. В первую очередь это заслуга Кыштымского медеэлектролитного завода, который может позволить себе на очень жестких условиях взять кредит в размере 25 миллионов долларов. Но достаточно активно курирует это направление и В. Уткин. В Москве они многие вопросы решают вместе.

-- Из уст руководителя КМЭЗ Александра Вольхина звучало примерно следующее: Карабаш через некоторое время будет город-сад. Этому можно верить?

-- По крайней мере, это будет не город-ад. Там создадут условия для жизни, в этом я абсолютно уверен. Это очень серьезный проект. Затраты на систему очистки, улавливания выбросов комбината, производящего черновую медь, - главная составляющая всех вложений. После реализации этого проекта предприятие будет воздействовать на экологию не больше, чем, к примеру, цинковый завод. Его ведь тоже не назовешь садом, но он существует и очень успешно работает.

Если б не кооперация:

-- В последнее время в стране были озабочены выработкой некой национальной идеи, способной сплотить всех. Область подошла к проблеме более прагматично, подумав об идее экономической, одним из важных звеньев которой стала областная кооперация. "Патент" на изобретение можно выписывать нам или соседи уже "наступают на пятки"?

-- В постсоветский период мы первыми начали возрождать этот механизм. А вообще идея не нова. Прообразом служит территориальный заказ, по этому принципу велось и государственное планирование.

-- Кто же явился инициатором территориальной кооперации?

-- Подходы обсуждались довольно долго, около двух лет. А формально все произошло так: собрались на УралАЗе члены "ПромАсс" и представители администрации, договорились теснее работать друг с другом, подписав соответствующий документ. Организовал это соглашение внешний управляющий Миасского автозавода Валерий Панов. Строго говоря, юридически подписанный договор никого ни к чему не обязывает, это своего рода идеологический посыл. Но когда у одного из предприятий возникает заминка с материалами, комплектующими, примкнувшие к соглашению партнеры стараются распутать этот узел, активно подключается и власть.

-- Сколько наших заводов охвачено кооперацией?

-- Под документом около 80 подписей директоров не самых последних производств. Если точнее, самых крупных.

-- Как показала себя кооперация? Только с лучшей стороны?

-- Без нее заводы машиностроительного комплекса, хоть УралАЗ, хоть ЧТЗ, по-прежнему лежали б на боку. Поэтому я считаю кооперацию одним из самых значительных достижений последних лет. Она позволила задышать машиностроению, которое как минимум на 60 процентов комплектуется внутри области. Без хороших, отлаженных отношений с поставщиками ему просто не выжить.

В меньшей степени кооперация нужна металлургам, сырьевые связи которых простираются за пределы области и даже страны. Хотя и у них есть проблемы, которые легче решать сообща.

-- Как тогда быть с получившей огласку ссорой УралАЗа и Челябинского кузнечно-прессового завода, контролируемого депутатом Госдумы В. Гартунгом? То, что поставщик резко взвинтил цены, - не правило, а исключение?

-- Кстати (или некстати), Валерий Карлович Гартунг не является членом нашей ассоциации и к кооперации не имеет никакого отношения, поэтому не берусь оценивать его действия. Трудно, однако, оспаривать тот факт, что любое акционерное общество, в том числе ЧКПЗ, вправе устанавливать свои цены. Но на то и придумана кооперация, чтобы способствовать поиску другого конкурентоспособного поставщика, если партнеры вдруг не договорятся. А Гартунг - разумный человек, понимает, что нужно серьезно думать о сбыте, если его продукцию "проигнорируют" в Миассе.

-- Не становится ли преградой для развития кооперации директорский эгоизм? Маленькое, но свое все-таки ближе, чем большое, но общее.

-- Директор - человек одного дня, его будут волновать проблемы этого дня.

-- Тогда все упреки в адрес металлургов, которые "гонят металл" за границу, получается, не обоснованы.

-- Это другая тема. Вяхирев, к примеру, хочет весь газ отправлять за границу, поскольку он там дороже в пять раз. Здесь надо вмешиваться государству, обеспокоиться поставками на внутренний рынок. С металлургами ситуация иная. ММК сегодня производит 9 миллионов тонн металла, а десять лет назад производил 15,5. Не важно, сколько он отправляет проката за границу. Важно, чтобы в первую очередь обеспечивал им регион, во вторую - Федерацию, а все остальное пусть отправляет в ближнее и дальнее зарубежье. У него резерв мощности - шесть миллионов тонн. Это больше, чем он сегодня экспортирует.

-- Предусматриваются ли льготы участникам кооперации или добрая воля - единственное, что движет ее инициаторами?

-- Пока льгот нет. Хотя такую задачу ассоциация и администрация перед собой ставят. Предложения поступают, будем их обсуждать. В этом году должна появиться соответствующая юридическая база.

Как обуздать тариф

-- Теперь о других материях. Что еще способствовало подъему экономики?

-- Напряженная работа с естественными монополиями. Даже их взаимодействие друг с другом. Энергетики и железная дорога до сих пор не могут выстроить между собой цивилизованные отношения. Хотя всем ясно: победа одного над другим - абсурд, жизнь замрет. Но до серьезных разборок, конфликтов у нас все же не доходило. Как бы мы тяжело ни жили с энергетиками, не допустили и такой ситуации, когда полностью парализуется деятельность предприятий. Несмотря на повышенную активность РАО "ЕЭС" (все расчеты сегодня, как известно, идут через Москву) и соответственно сужение полномочий "Челябэнерго".

-- А слабые места в этой работе были?

-- Слабые места - это глубокая рана. Добровольно на удорожание тарифов никто не пойдет, но производителям некуда деваться: свою колею не проложишь, ГЭС не построишь. Поэтому процесс жесткого диалога непрерывен. Дорога поднимает стоимость перевозок централизованно. Энергетики - нет. Несколько десятков энергосистем поодиночке кончают 89 регионов, копают яму нам, а заодно и себе. Российская монополия не едина и давно уже не отвечает своему названию. В этом ее слабость. По моему глубокому убеждению, государственная задача сегодня заключается в том, чтобы полностью ее монополизировать, в том виде, в котором она создавалась по планам ГОЭЛРО.

Дробление энергетического хозяйства на региональные компании ничего не приносит, кроме вреда. Абсолютно нежизнеспособна и наша областная система. У нас нет гидроэлектростанций, АЭС, только тепловые станции, вырабатывающие самую дорогую энергию. Если бы у производителей был выбор, они, естественно, перестали б пользоваться услугами областной компании, но через ФОРЭМ (федеральный оптовый рынок энергетической мощности) закупоривают подачу дешевой энергии. Верх берут местнические интересы, между тем ГЭС, которые находятся на других территориях, эксплуатируются вполсилы. Положение мог бы поправить единый "российский" тариф, но:

Еще одна несуразность. Производство энергии стоит дешевле, чем ее транспортировка. Такой порядок устанавливается не экономическим, а волюнтаристским путем. Никто не считает за-траты, просто "я так хочу, и все". Таким образом искусственно поддерживается производство дорогой энергии в регионах.

В ожидании инвестиций

-- Дождемся ли мы, когда производство и капитал сольются, наконец, в едином порыве?

-- Сейчас наблюдается разрыв связей между промышленностью и банками. Последние совершенно обоснованно не верят в устойчивое финансовое положение предприятий. Как рассуждают: ты гарантируешь? Ну, тогда, дескать, ладно, на год еще рискнем. А любые солидные инвестиции предполагают 7 - 10, а то и 15-летний срок окупаемости. Поэтому инвестиционные проекты не исполняются. Не из-за кризиса промышленности, а из-за кризиса общества. Нет веры в само государство. Такой, к сожалению, тяжелый период.

Еще одна неприятность - высокие ставки кредитования. В Германии на инвестиционные проекты распространяются льготы, потому что их реализация ведет к созданию новых рабочих мест. Предприятие имеет свои финансовые ресурсы и все же кредитуется. Деньги, которые лежат у него на счете, дают около шести процентов годовых, а средства на инвестиционные проекты стоят три процента. Оно еще и зарабатывает на инвестициях. У нас же ситуация с точностью до наоборот.

-- Реально ли снизить кредитные риски, создав под крылом ассоциации некий страховой фонд, куда предприятия скинутся на паях? Тогда под гарантии "ПромАсс" можно брать кредиты, но в случае их невозврата "раскошелится" уже страховой фонд.

-- Сейчас это преждевременно. Большинство заводов едва сводят концы с концами и в "колхоз" деньги не отдадут. В складчину создать "черную кассу" не получится. Мы этим заниматься не будем.

-- То, что вкладывают в регион наши банковские лидеры - "Челиндбанк", "Челябинвестбанк", - это капля в море?

-- Это просто ничего. Цинковый завод, получивший ссуду на техническое перевооружение, лишь яркое исключение. Я рад за своих коллег, но это не норма. Впрочем, маленькие очажки все же есть, и мы их оберегаем. Что нужно, чтобы снизить ставку кредитования? "Нагрузить" клиентами тот же "Челиндбанк" (он - член ассоциации). С нашей помощью при поддержке власти кредитная организация должна "нарастить" свой денежный оборот, а за это снизить ставку, скажем, с 28 до 14 процентов.

Спасение выплывающих

-- Главный вопрос на перспективу: можно ли противостоять негативным тенденциям в экономике или обстоятельства все равно "засосут"?

-- Удержаться на достигнутом - не задача. Уровень крайне низкий. И хвалиться тем, что у нас чуть лучше, чем по всей России, что все нищие, а мы - нищие и гордые, кроме трусов и майки имеем еще костюм, вряд ли следует. И вообще, я бы охотнее говорил не о шансах удержаться на достигнутом, а о необходимости двигаться вперед. К хорошему быстро привыкаешь. Опыт же последних лет учит, что разумный учет интересов всем идет на пользу. Любая борьба, в том числе в сфере экономики, - это взаимная нейтрализация. При нейтрализации результат всех усилий - нулевой. Перспектива у нас точно есть, надо не перечеркнуть ее собственными оплошностями и своей недальновидностью. n

Комментарии
Комментариев пока нет