Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Частный эксперт

18.07.2002
В Челябинске появилась первая на Урале альтернативная  судебно-психиатрическая экспертиза

Судебно-психиатрические экспертизы всегда были монополией государственных психоневрологических больниц, зачастую оставаясь для многих заинтересованных лиц тайной за семью печатями. На фоне внедрения в российское судопроизводство принципа состязательности, неоспоримость экспертного заключения становится серьезным камнем преткновения. Другим препятствием для участников процесса часто бывает невозможность на должном уровне оспорить выводы экспертов, поэтому вероятность судебной ошибки резко возрастает. Александр Гусев - директор фирмы "Альтернатива-эксперт" - до недавнего времени возглавлял отделение судебно-психиатрической экспертизы областной психоневрологической больницы. Сегодня он создал альтернативу государственной монополии - правда, с небольшими оговорками.

В Челябинске появилась первая на Урале альтернативная судебно-психиатрическая экспертиза

Судебно-психиатрические экспертизы всегда были монополией государственных психоневрологических больниц, зачастую оставаясь для многих заинтересованных лиц тайной за семью печатями. На фоне внедрения в российское судопроизводство принципа состязательности, неоспоримость экспертного заключения становится серьезным камнем преткновения. Другим препятствием для участников процесса часто бывает невозможность на должном уровне оспорить выводы экспертов, поэтому вероятность судебной ошибки резко возрастает. Александр Гусев - директор фирмы "Альтернатива-эксперт" - до недавнего времени возглавлял отделение судебно-психиатрической экспертизы областной психоневрологической больницы. Сегодня он создал альтернативу государственной монополии - правда, с небольшими оговорками.

-- Закон "О государственной судебно-экспертной деятельности", Уголовно-процессуальный кодекс, Гражданско-процессуальный кодекс и даже Закон "О психиатрической помощи" разрешают деятельность не только государственным, но и частным экспертам. Загвоздка только в старых, еще 1993 года "Основах законодательства РФ по охране здоровья граждан". Они предусматривают проведение судебно-психиатрических экспертиз (СПЭ) только в государственных и муниципальных учреждениях. Поэтому Минздрав, на основании этого старого закона, еще не приведенного в соответствие с новыми, отказал нам в возможности проведения собственно экспертиз. Однако наша лицензия разрешает нам проводить рецензии актов СПЭ, консультации по всем вопросам СПЭ, выступать в качестве специалистов или свидетелей на судебных процессах. Подобные частные фирмы, насколько я знаю, действуют всего в двух городах России: в Москве "Экспертный центр Версия" и Независимая психиатрическая ассоциация и в Ростове - "Феникс". Эти фирмы завоевали авторитет, и суды уже выносят определения на проведение СПЭ именно у них.

-- Судя по заявленным видам деятельности, ошибки в судебно-психиатрических экспертизах встречаются достаточно часто?

-- Я бы так не сказал. Ошибок мало, хотя в психиатрии достаточно много субъективизма. Гораздо чаще встречаются некорректно либо неграмотно заданные эксперту вопросы, которые влияют на последующее заключение и, соответственно, на вердикт суда. Вот распространенный пример: "Мог ли свидетель правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правдивые показания?" Эксперт, конечно, скажет, что правдивость показаний оценивать должен суд и не будет отвечать на этот вопрос. А ведь ответ на него может иметь первостепенную важность. Нужно спрашивать эксперта про "правильные показания", и тогда ответ будет дан. Еще один частый случай: "Какому возрасту соответствует развитие обвиняемого?" вместо "Имеются ли у обвиняемого признаки отставания в психическом развитии и чем они выражены?" За парой слов в буквальном смысле - судьба людей. Поэтому одно из направлений - именно консультации: какие вопросы задать эксперту, какую экспертизу потребовать назначить.

-- Высока ли цена за консультацию?

-- От 500 рублей за час, но это зависит от сложности процесса. Возможно, потребуется долгий разговор с родственниками обвиняемого, чтобы выяснить буквально всю его жизнь. Вовремя узнать про изменения в состоянии человека, вовремя заявить ходатайство, задать правильные вопросы эксперту, оформить документы:

-- Документы от частной фирмы не пропадут всуе?

-- Нет, ведь они будут приобщены к материалам дела.

-- Как планируете с судами работать?

-- Готовы к неприятию на первых порах. Придется ломать стереотипы. Ведь раньше, когда существовало всего одно экспертное заключение, судам было очень удобно выносить решения.

-- А с правоохранительными органами?

-- Ну... По опыту работы коллег в Москве, прокуратура будет проверять регулярно. Но поскольку мы изначально нацелены на работу, безусловно, высокопрофессиональную и абсолютно законную, скрывать нам будет нечего, так что милости просим: Кстати, о профессионализме - у нас работает Валентин Казаков, специалист номер один в области. Его имя многим о многом скажет.

-- А люди наверняка подумают: вот еще одна контора жуликов за "бабки" будет от тюрьмы прятать:

-- Когда я работал в психоневрологической больнице, предложения за взятку оформить соответственный диагноз поступали постоянно. И сейчас, не успели даже оформить лицензию - пришли люди с тем же предложением. Но этого не будет никогда.

Психиатры отмолчались

Реакция сотрудников областной психоневрологической больницы на просьбу корреспондента "Челябинского рабочего" прокомментировать появление альтернативной психиатрической экспертизы была предсказуемо отрицательной. В отсутствие главного врача Евгения Занина никто из персонала не взял на себя смелость говорить на щекотливую тему. При этом ссылки делались в основном на то, что больница - режимное учреждение. Любая информация, выходящая из ее стен, непременно должна получить "добро" руководителя.

Мнение судей

Владимир Сысков, заместитель председателя областного суда:

-- Судебно-психиатрическая экспертиза - дело тонкое. Здесь существует масса нюансов. Во-первых, исследования должны проводиться по определенным методикам, во-вторых, любое заключение должно быть юридически правильно оформлено. В-третьих, те, кто будет проводить эту экспертизу, должны быть уведомлены о том, какое наказание они понесут за клевету. В связи с этим предпочтение будет отдаваться все-таки государственной организации. Где гарантия, что в этом бюро работают не шарлатаны и мошенники?

Владимир Хребтов, председатель Курчатовского суда:

-- Если говорить об уголовных делах, то в данном случае адвокат не имеет права пользоваться услугами альтернативного бюро.

А вот в гражданских делах на моем веку был такой случай, когда одну дамочку признали психически больной. Тогда она обратилась в Москву в независимое международное бюро психиатрической экспертизы и в итоге ей удалось доказать свою правоту в суде. Но, на мой взгляд, новое бюро будет пользоваться успехом у особой категории граждан - тех, кто не хочет признать, что он болен, иными словами, страдающих маниакальным психозом.

Материал подготовили Екатерина МИНЕЕВА, Галина ГОНИНА, Сергей КРАПИВИН

Комментарии
Комментариев пока нет