Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Я спросил у Ясина

31.07.2002
Известный российский экономист - о том, что нас ждет завтра

Евгений КИТАЕВ
Москва-Челябинск


Впервые о нем я услышал от чиновника Челябинской мэрии в первой половине 90-х годов. Бывший научный работник, попавший во власть, читал доклад для своих коллег из администрации. Это было что-то вроде бескорыстной информационной помощи для расширения экономического кругозора. Лектор начал с того, что в Москве особо популярными в экономической среде стали две шутки: "За столом у нас никто не Лившиц" и "Я спросил у Ясина" (слушатели должны были помнить известную песню из фильма Рязанова). Об этих новых действующих лицах, вышедших на публичные подмостки или, вернее, ставших на них узнаваемыми для миллионов россиян, чиновник отозвался в высшей степени похвально, как о людях, способных вдохнуть свежую струю в немного пообмякший экономический блок российского правительства.

Известный российский экономист - о том, что нас ждет завтра

Евгений КИТАЕВ

Москва-Челябинск

Впервые о нем я услышал от чиновника Челябинской мэрии в первой половине 90-х годов. Бывший научный работник, попавший во власть, читал доклад для своих коллег из администрации. Это было что-то вроде бескорыстной информационной помощи для расширения экономического кругозора. Лектор начал с того, что в Москве особо популярными в экономической среде стали две шутки: "За столом у нас никто не Лившиц" и "Я спросил у Ясина" (слушатели должны были помнить известную песню из фильма Рязанова). Об этих новых действующих лицах, вышедших на публичные подмостки или, вернее, ставших на них узнаваемыми для миллионов россиян, чиновник отозвался в высшей степени похвально, как о людях, способных вдохнуть свежую струю в немного пообмякший экономический блок российского правительства. Потом, спустя год-другой, о Евгении Григорьевиче Ясине не знал разве что очень нелюбопытный человек...

Кстати, есть у меня и своя история на эту тему. Участвуя в семинаре клуба региональной журналистики "Из первых уст", в качестве теоретического подспорья получил новую "толстую" книгу Ясина - "Российская экономика". Однако "подписать" ее не успел. Вскоре вновь довелось побывать в столице. Собираясь туда, положил подаренный томик в сумку, больше надеясь на стечение обстоятельств, нежели имея какой-то расчет. Но совпало: увидел автора и на этот раз не преминул воспользоваться случаем. Выслушав, откуда я вез книгу, Ясин подписал ее с лучшими пожеланиями всем читателям "Челябинского рабочего".

-- Положение менее благоприятное, чем мы рассчитывали, - ответил Евгений Григорьевич на просьбу прокомментировать ситуацию в стране. - По результатам двух кварталов темпы экономического роста ниже ожидаемых. Пока Путин спорил с Грефом о том, какие у нас будут темпы - 4 процента или 8, промышленный прирост с начала года составил всего 2,5-2,7 процента. Инфляция дала свечу в январе. Инвестиции сократились. От этого можно впасть в пессимизм. Но если брать среднесрочную перспективу, положение мне представляется нормальным. Мы стали страной с рыночной экономикой, которая в два раза отстает от Португалии по объему ВВП и не скоро ее догонит. Но так, как живем, уже жить можно. Это не трагедия, которая была в 1991-1993 годах.

-- Что вселяет или должно вселять в нас уверенность?

-- Второй квартал текущего года был ознаменован замечательным событием. По финансовому счету в платежном балансе образовался положительный результат. То есть прекратился отток капитала и начался его приток. Пока небольшой. И я не берусь утверждать, что процесс стабилен. Но это первая ласточка. Если тенденция сохранится, можно рассчитывать на то, что сумеем войти в фазу устойчивого роста на базе наших собственных источников. Кроме того, можем надеяться на приток капитала из-за рубежа. Россия стала одним из лучших, после Китая, рынков капитала.

-- Реально ли вообще обеспечить высокие темпы экономического роста в стране?

-- В программе Грефа на 20 лет были заложены темпы роста в пределах 5-6 процентов. Помощник президента Андрей Николаевич Илларионов упрекает Германа Оскаровича за то, что он не добивается тех цифр, которые записаны в программе. Греф возражает: делается все, чтобы этот рост был.

Потенциал для этого существует. Здесь я согласен с Илларионовым. Мы располагаем природными ресурсами, квалифицированной рабочей силой. Хотя это, конечно, и не синоним высокого качества. Подъем корейской экономики на 90 процентов был обусловлен тем, что называется рисовая культура: привычкой к тщательному, длительному труду, без трудовых подвигов, зато каждый день и с утра до ночи. Отсутствие подобных привычек у нас не может не сказываться. Но образованность и желание хорошо жить делают свое дело. Можно так сказать: потенциал в российской экономике заложен в ее отсталости и изломанности. В точках этих изломов возникает напряжение, способное сообщать движение вперед.

-- Что является тормозом?

-- По оценкам фонда ИНДЭМ - его возглавляет Георгий Александрович Сатаров, - величина взяток, которые выплачивает за год российский бизнес, примерно 35 миллиардов долларов. Наш ВВП по рыночному курсу составляет немногим более 300 миллиардов долларов. Значит, это где-то 12-13 процентов от него. Исследования учитывают классические взятки. А сколько видных чиновников делают бизнес на своем рабочем месте, принимают такие решения, чтобы нарастить свой капитал? Есть и другие ограничения. Президенту удалось победить олигархов, и мы в основном расстались с тем олигархическим режимом, который существовал на последней фазе управления Ельцина. В том смысле, что этих ребят просто удалили. Еще иногда зовут, но не за тем, чтобы спрашивать совета, а говорят: давайте деньги и можете идти. Однако сейчас опасность представляет комплекс силовых ведомств. Крепнет убеждение: если поссориться с властью, любой бизнес может быть разрушен.

-- Вы не поддерживаете Илларионова?

-- Кудрин и Греф предложили сравнительно низкие темпы экономического роста. Но, полагаю, они близки к истине, когда дают осторожные прогнозы на ближайшие два-три года. А Илларионов - радикальный либерал, думает, если станем действовать быстрее, это может помочь. Напрямую не говорит, но как бы имеет в виду, что нужно обрушить рубль. Отмечает: ошибка правительства в том, что оно проводит политику укрепляющегося рубля. По этому поводу могу заметить: технические манипуляции с рублем в лучшем случае могут дать временный выигрыш, но это будет препятствовать решению стратегических задач.

-- Хватит ли правительству воли, чтобы "выдержать линию"?

-- Экономическая программа представляется мне весьма убедительной. Но ее реализация наталкивается на проблемы. Минобороны уговорило президента повысить на 20 процентов расходы на содержание армии. Правоохранительные органы уговорили уже на 30 процентов. В результате увеличиваются государственные расходы. Я смотрю на Германа Оскаровича и чувствую, как он теряет напор, который был у него вначале. Вот замечает: давайте мы по свободным экономическим зонам, где технопарки, хотя бы закон примем, сделаем свое дело. Я спрашиваю: а дальше кто будет воевать? И чувствую, он уже на пределе. Сколько наверху людей, которые дерутся? Кудрин, Греф, Улюкаев, Набиуллина, еще три-четыре заместителя. И Путин. Остальные говорят: восемь лет станем армию реформировать и даже больше. А сейчас что делаем? Деньги тратим не на реформу, а на повышение денежного довольствия. Может, и надо дать офицерам. Но вы ж выбирайте, это политика.

-- Как пенсионная реформа повлияет на инвестиционный климат?

-- Первые деньги, которые пойдут в накопительную часть Пенсионного фонда, я бы ни за что не стал вкладывать в Россию. Потому что надо пожалеть пенсионеров. Тем более, я не знаю, куда. Придут Дерипаска или Ремчуков, заявят: немедленно все в газ, получим такие шикарные проценты, что просто держись. Нельзя этого делать. Должны работать компании, которые знают, как сформировать оптимальный портфель. Но у нас сегодня этого добиться просто невозможно - нет такого рынка. Поэтому если первые деньги пойдут в иностранные компании, у меня не будет никаких возражений. Больше накоплениями пенсионеров мы рисковать не можем.

-- Глава РАО "ЕЭС России" Чубайс многими воспринимается как неоднозначная фигура. Чего больше - пользы или вреда - он принес, явившись в политику и бизнес?

-- Такой вопрос неправильно мне задавать. Я его друг и считаю, что это настоящий рыцарь демократической революции. Хотя тоже предъявляю ему определенные упреки, потому что он иногда проявляет слишком большую гибкость. Часто не бывает достаточно строгим, идет на компромиссы. Но он реальный политик и умеет добиваться успеха. А когда вы добиваетесь успеха, кажется, что средства могут оправдать цель. Да, есть много теневых моментов, но он действительно эффективный менеджер. И сделает-таки реформу в электроэнергетике в отличие от других.

-- Растет курс единой европейской валюты, что для нас, кажется, оказалось большой неожиданностью.

-- Моя дочь написала статью, которая называется "Это не наша свадьба". И это действительно не наша свадьба. Пускай евро растет. Какая нам разница? Хотите - часть сбережений храните в этих деньгах, можете даже поиграть на курсовой разнице. Но в конечном счете сила валюты определяется силой экономики. Экономика США сильнее. Европейская экономика славится "мерседесами", а американская - Интернетом. Вот и все. Вся Америка живет уже в постиндустриальном мире, а Европа еще наполовину сидит в индустриальном. Старый Свет - это музей, Новый - будущее.

-- На какой экономический рост мы можем надеяться в этом году?

-- Примерно 3,5-4 процента будет. Думаю, во втором полугодии наступит определенное оживление. А вообще-то меня лично этот вопрос сегодня не очень волнует. Меня больше волнуют реформы.

Из досье "Челябинского рабочего"

Евгений Григорьевич Ясин

Профессор, доктор наук, один из самых известных и уважаемых в стране экономистов, автор более 300 научных трудов. Научный руководитель Государственного университета - Высшей школы экономики, директор экспертного союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Министр Российской Федерации.

Комментарии
Комментариев пока нет