Новости

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Я научилась чувствовать через куклу

17.11.2009
Актриса Челябинского театра кукол Арина Жарикова считает, что прожила на родной сцене не четверть века, а несколько жизней

Актриса Челябинского театра кукол Арина Жарикова считает, что прожила на родной сцене не четверть века, а несколько жизней.

Когда Арина вышла навстречу, я сразу обратила внимание на ее руки. Кисти двигались изящно, завораживали жестами. Все интервью не могла оторвать взгляда от них. Не давала покоя мысль о кукловоде, который управляет судьбами. Думалось: вот такими руками можно создавать судьбы. Или хотя бы одну - свою.

Повод пообщаться с актрисой Ариной Жариковой весомый: она четверть века работает на сцене Челябинского театра кукол и четверть века выводит на сцену разных сказочных героев. А зрителю всегда интересно узнать, кто стоит за ширмой.

- Многие актеры попадают в театр кукол случайно, и лишь некоторые осознанно стремятся к этой профессии. Арина Евгеньевна, как было у вас?

- Я родилась в театральной семье. Папа мой был режиссером Дагестанского театра кукол и виртуозным актером, мама - актрисой. Актерами были все тети, дяди, брат учился в театральном. Я, можно сказать, родилась за кулисами. Свою первую роль сыграла в шесть лет. Это был цыпленок: как сейчас помню, маленький желтый поролоновый комочек (руки чертят в пространстве образ куклы, лепят его из воздуха. - Прим. авт.). За мамой-курицей в спектакле прыгала череда цыплят. Я изображала самого маленького. Еле дотягивалась до края ширмы, подпрыгивала и изо всех сил пищала. Нанюхалась запаха кулис с детства, как говорится.

Я ездила с родителями по гастролям, по пионерским лагерям и подавала кукол на спектаклях. Ничего лучше профессии актера я себе не представляла. Все мои занятия в детстве были подчинены поступлению в театральный. Занималась гитарой, танцами, пошла в музыкальную школу, чтобы развивать слух. У меня он был нулевой: в детстве на елках выходила и просто кричала стихи. Краснела, синела, Снегурочка говорила мне: «Хватит, хватит», боялась, что я лопну.

- И вы сразу после школы поступили в театральный?

- Нет, не сразу: год я проработала в театре, потому что в тот год в Ленинграде набирали курс режиссеров. Пришлось подождать. Тогда в Дагестанском театре кукол я сыграла свою первую осознанную роль - Котенка из «Кошкиного дома», где высоким голосом пела. Главный режиссер говорил про меня: «готовая актриса». Так что на отделение актеров-кукольников я поступала осмысленно. И сейчас ничего лучшего для себя не представляю.

Когда я начала учиться в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии, попала на курс к Леониду Головко. Он преподавал у нас драматическое искусство. После школы Головко можно было играть не только в кукольном, но в любом театре - музыкальном, драматическом, даже в цирке! У меня даже в дипломе написано «актер театра и кино», и только потом «специальность: актер театра кукол». Леонид Александрович (он был, кстати, сокурсником Аркадия Райкина) был великим мастером. Добрый, лояльный… Мы его звали «папочка».

- Родились вы в Махачкале, учились в Ленинграде, а работать приехали в Челябинск. Как так получилось?

- После окончания учебы я решила не возвращаться в Махачкалу. После питерских театров и спектаклей поняла, что на родине уровень невысокий. Расти мне там будет некуда. А у меня были амбиции: хотелось работать в лучшем театре страны. В то время в стране среди режиссеров-кукольников было три признанных мастера: Виктор Шрайман, Валерий Вольховский и Рейн Агур. Вначале хотелось поработать с Агуром, и я с друзьями поехала в Таллин. Мы гуляли, нашли на карте театр кукол, подошли и увидели афишу. Она была на эстонском, и я поняла: чтобы работать с этим режиссером, мне нужно учить язык. Пришлось оставить этот вариант. Хотя неисповедимы пути: с Рейном Агуром я все-таки поработала, когда в Челябинском театре кукол он ставил «Спящую красавицу». Потрясающий режиссер!

- Сразу после Таллина на очереди стоял Челябинск?

- Да. В то время ходили легенды об «уральской зоне». Говорили, что режиссеры здесь собираются, устраивают, как это сейчас называют, баттлы. Так что, когда мне пришел ответ на мое письмо от Вольховского, режиссера Челябинского театра кукол, я была счастлива. Предлагали интересную работу, место в общежитии и огромные по тому времени деньги - 110 рублей.

Сразу по приезде я окунулась в удивительную атмосферу. Про Вольховского все говорили - тиран и деспот, но с нами, молодыми актерами, он был другой - спокойный и вкрадчивый. Потом режиссер признался, что боялся нас спугнуть. С 1 сентября (мы начали работать в этот день) для нас с Александром Бороком начались репетиции спектакля «Аистенок и пугало». И только через пару недель вернулась из отпусков остальная труппа. Было еще два состава, но у всех рабочих пар актеров получился свой спектакль. За те первые дни в театре да и за те три года, что Вольховский работал с нами, он дал столько, что я пользуюсь этим всю жизнь. Это были мои университеты. Валерий Вольховский научил нас, что надо не играть куклой, а чувствовать через нее.

- Так кто кем управляет: вы куклой или она вами?

- Это философский вопрос (вытягивает руку «гусем», глядя на воображаемую куклу. - Прим. авт.). Я только даю кукле импульс рукой, но живет она каждый раз по-разному. Если рассматривать вопрос эзотерически, то получается, что чувства рождаются здесь (показывает на грудь. - Прим. авт.), а потом по руке переходят в куклу (изящно изображает движения куклы рукой. - Прим. авт.).

- А есть какой-то секрет, чтобы так, как вы, владеть руками?

- Конечно, нужны особые упражнения. Первый семестр студентов учат работать руками, показывать, как ходит человечек, различные животные (изобразила на столе рукой движения забавной фигурки, а потом ее кисти лебедем взмыли вверх. - Прим. авт.). Сейчас мне это уже не нужно: могу одинаково хорошо передавать свои чувства и рукой, и тростевой куклой, и марионеткой - все мне одинаково близки.

- Но любимая-то кукла у вас есть?

- Да, это цыпленок-марионетка в спектакле «Подарок для папы». Мне очень нравится этот наивный, открытый, доверчивый ребенок, которому удается пошатнуть стену недоверия и превратить Серого волка в настоящего папу.

- У журналистов считается, что брать интервью у ребенка - это высший профессионализм. А в театре работать с детьми трудно?

- Нет. Мы работаем для разного зрителя, но наибольшее удовлетворение я получаю от самых маленьких. Может, потому, что я люблю детей: у меня у самой две дочери. Наверное, наша профессия сродни воспитателю в детском саду. Мы без назидания рассказываем ребенку, что такое хорошо, что такое плохо. Через игру показываем детям жизнь. Если бы я не стала актрисой, работала бы, наверное, в детском саду. Есть такие спектакли, как, например, «Аистенок и пугало», которые воспитали уже несколько поколений. Это так приятно, когда к тебе подходит огромный парень, становится на колено, целует руку и говорит: «Спасибо, благодаря вашему «Аистенку» я решил стать актером театра кукол». После такого чувствуешь себя сопричастным настоящему искусству.

- В репертуаре театра есть и недетские спектакли, такие, как «Мнимый больной» по Мольеру. Как взрослому объяснить, что куклу надо воспринимать как актера, а не как забавную игрушку?

- Если говорить именно о «Мнимом больном», то основной план в этом спектакле - живой. Куклы только подчеркивают буффонадный характер происходящего. У нас же получилась не комедия, а буффонада. Так что объяснять взрослому ничего не приходится: кукла только помогает считывать информацию. Я сыграла много «взрослых» спектаклей, в том числе и у Вольховского. Везде кукол воспринимали адекватно, то есть наравне с живым актером.

- Да, мы ведь остановились на временах Валерия Вольховского…

- Это была насыщенная жизнь. Наверное, за каждый из тех трех лет, что я работала с этим режиссером, я прожила по 30. По три спектакля в день! Мною было сыграно более 100 ролей (по 4-5 в одном спектакле). Если так считать, то я проработала в театре не 25 лет, а несколько жизней.

- Но пришли другие времена. Лучше или хуже?

- Другие. На смену Валерию Вольховскому пришел Михаил Хусид, с ним и художник Юрий Соболев. Последний был шестидесятник, автор непонятого тогда искусства. С ними я также проработала три года. Они вдвоем очень многое мне дали. Я играла в моноспектакле «Что было после спасения» по Янгу и Сэлинджеру. Они доверили мне трудную роль. Подход к ней был киношным: я работала каждым мускулом лица, губами, бровями. Хусид по второму образованию сексопатолог, так что меня раскрывали, раскрепощали, отмечали малейшие детали игры.

- Какой спектакль стал следующим этапом в вашей работе?

- «История любви» в постановке Александра Борока и Сергея Плотова. Чудесный музыкальный спектакль, на который отзывались все женщины в зале: с нами вместе смеялись и плакали. Этот спектакль - череда городских романсов со времен царя Николая и до современности. «Историю любви» даже выдвигали на «Золотую маску», но подобрать правильную номинацию так и не смогли: спектакль без кукол, но в тоже время это и не музыкальная комедия. На следующий год таких спектаклей было уже несколько, так что жюри создало специальную номинацию «Новация», и все это благодаря той нашей постановке.

- Из тех спектаклей, где вы заняты сейчас, какой самый любимый?

- «Победа» - наш второй музыкальный спектакль после «Истории любви». В том, что эти спектакли получились такими замечательными и трогательными, во многом заслуга завмуза нашего театра Гильды Казарцевой. В «Победе» поют 13 актеров, у нас вообще поющая труппа, и у меня в «Победе» свой сольный номер.

- У каждого актера есть свой несыгранный Гамлет. А у вас есть роль, которую бы хотелось сыграть?

- Много: Незнайку, Буратино, Пяточка и… Джульетту. Думаю, куклы позволят мне эту роль, несмотря на возраст. Мне вообще всегда нравились чистые, искренние и где-то даже инфантильные персонажи.

- Вы так издалека попали в Челябинск и живете здесь уже четверть века. Вы любите этот город?

- Больше всего я люблю Питер. Всех моих родных тянет туда, но у меня пока не получается. Челябинск стал родным. Конечно, если сравнивать Питер и Челябинск, то сравнение будет не в пользу последнего. Как-то я с детьми гуляла у моста по Университетской набережной за ЧелГУ. Там есть луг и песчаный пляж. Когда я нашла это сакральное для себя место, как-то примирилась с этим городом и успокоилась.

- Арина, у вас есть мечта?

- Пока я в основном выполняла мечты своих дочерей. Со старшей я была на московском рок-фестивале «Крылья». Кругом все были такие кожаные, черные, я, наверное, была единственным человеком на поле в джинсовой куртке. А с младшей мы ездили на футбол: матч «Россия - Аргентина». А моя мечта, боюсь, неосуществима, пока я живу в Челябинске. Хочу озвучить мультик. В кино я уже снималась (два фильма на «Восточном экспрессе»), но мне это неинтересно.

Комментарии
Комментариев пока нет