Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Демократ от станка

24.11.2009
Первая беседа с легендой ЧТЗ, Урала и России Василием Гусевым

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Наша беседа с Василием Васильевичем Гусевым продолжалась три часа. Но разве исчерпать такую жизнь тремя часами? Молодой парень, еще и 20 нет, а уже знатный бригадир. На 21-м году он уже кавалер высшей награды страны - ордена Ленина. Его известности позавидовал бы популярный артист. Ко всему прочему Никита Богословский написал о нем песню, которую пела вся страна.

Первая беседа с легендой ЧТЗ, Урала и России Василием Гусевым

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Наша беседа с Василием Васильевичем Гусевым продолжалась три часа. Но разве исчерпать такую жизнь тремя часами? Молодой парень, еще и 20 нет, а уже знатный бригадир. На 21-м году он уже кавалер высшей награды страны - ордена Ленина. Его известности позавидовал бы популярный артист. Ко всему прочему Никита Богословский написал о нем песню, которую пела вся страна. Приходили посмотреть на заводского парня, о котором написана песня.

Чтобы понять, кто и как победил фашизм, надо понять Василия ГУСЕВА. Это он, своими танками, своими коробками перемены передач к ним, одолел Гитлера. Его-то Европа и должна благодарить за спасение. А еще он - человек советской эпохи. Он много лет провел у станка. И много лет - за столом в кабинете. Он знает жизнь и снизу, и сверху. Разве неинтересно поговорит с ним о том, кто мы и что с нами происходит? Свериться. Обмозговать себя и свой путь земной. Тем более что этот человек из тех, кто не обходит острые углы.

- Василий Васильевич, вас как известного рабочего должны были, как тогда водилось, привлекать к "общественной работе". Так?

- Да, после награждения орденом Ленина стали выдвигать меня во все организации. Везде меня таскали как представителя рабочего класса. Бывало, сидишь в президиуме, слушаешь одно, другое, третье выступление - в голове сумбур. Думаю, как же мне со всем этим совладать: Кому верить, на кого ориентироваться, кому "молиться"?

Так случилось, что я встречался со многими секретарями обкома партии. С Патоличевым не раз встречался, с Белобородовым, Лаптевым, Соломенцевым, Воропаевым, Мамонтовым, Петровым, Сонновым, Тяжельниковым, Ненашевым.

Почему я об этом рассказываю? Я все сравнивал. Уровень людей. Что они собой представляют. Мне это почему-то надо было.

- Сейчас говорят, будто это ничего не значит, что в советские годы в органы власти выбирали рабочих, крестьян, как говорится, рядовых людей. Говорят, что депутаты из рабочих никакой роли не играли, ни на что влиять не могли. Просто сидели и молчали. И голосовали "как надо". Так?

- Неправда, не соглашусь. Я был и рабочим, и начальником: двенадцать лет председателем райисполкома, перед этим шесть лет - секретарем райкома партии. Что там говорить, выборами и тогда, и теперь кто-то руководил. Я и сам был таким руководителем выборов. Смотрите. Нужно было избрать 250 депутатов в районный Совет, 50 - в городской, 4 - в областной. Мы с секретарем райкома и командовали этим делом. Я ставку делал на то, чтобы были представители всех подразделений, а не только крупных цехов. И, конечно, чтобы среди кандидатов были рабочие. А как иначе? Сложность была потом, уже после выборов. Надо было их как-то привлечь к депутатской деятельности, научить, помочь, занять работой.

- То есть пройти школу начинающего депутата?

- Да. Как мы это делали? С Екатериной Баландиной, секретарем райисполкома, мы собирали депутатские группы. Председателя группы подбирали из числа руководителей - директора заводов, главные инженеры и так далее. А группу составляли так, чтобы они вели дело как отдельный маленький исполком. В нее входили 10-12 депутатов районного Совета, 2-4 депутата городского Совета. В группе - кто? Директор школы, участковый уполномоченный милиции, санитарный врач, участковый врач, директор магазина в микрорайоне или столовой. Они и хозяйничали. И никому спуску не давали. Любого вызовут, потребуют к ответу. А если кто заартачится, его - на административную комиссию райисполкома. И рабочие-депутаты с удовольствием работали. Только надо было их чуть-чуть направлять.

- А если взять повыше, в областном Совете, в Верховном? Там-то что делать депутату из рабочих? Сидеть, слушать и поднимать руку?

- На моем веку было несколько депутатов Верховного Совета. Им тоже помогал. Обычно их заваливали жалобами. Они тыкались в разные инстанции, а им не отвечали или отписывались. В таких случаях я их приглашал к себе, вместе мы, на бланке исполкома, излагали суть вопроса, приписывали "просим доложить", а ниже - подпись депутата и моя. На такой запрос всегда докладывали.

Была депутат Мороз Мария Федоровна, рабочая, энергичная женщина, но грамоты маловато. Или Черезов, токарь хороший, ленинградец. Лаптев, сборщик, тоже хороший парень. Как я делал? Депутат Верховного Совета ведет прием. В моем кабинете. Он сидит на моем месте, а я - за приставным столиком. В те вопросы, которые поднимали перед ним, я вмешивался. Если была возможность, тут же ставил резолюцию: прописать, поселить и все такое: Или - начальнику милиции: разобраться. И депутаты были благодарны за такую поддержку.

Председатель райисполкома должен держать при себе депутатов высоких органов. И в нужных случаях использовать их. Приведу еще пример. Надо ремонтировать дорогу к заводу "Строммашина". Директор завода не хочет заниматься дорогой. Я, мол, обращался к министру, он мне отказал. Тогда я приглашаю Марию Федоровну Мороз и договариваюсь с ней отдать письмо министру. И министр без всяких проволочек дал денег на дорогу. И даже отчитал директора завода. Или другой пример: наш родильный дом ютился в старом бараке. Я к ней же, к Мороз. И она прошла аж к председателю Совета Министров Воронову, рассказала, какой у нас родильный дом. Я, сказала, сама в нем двух детей родила. И что вы думаете? Как раз в то время Воронова сменил Полянский, и уже Полянский, когда приехал в Челябинск, вызвался посмотреть тот роддом. Так появились деньги на строительство нового роддома. Он и теперь стоит, лучший в области. А за него министр Синицын взбучку получил.

- Так считается, что руководитель не может принимать близко к сердцу все нужды людей, он не в состоянии всех переслушать, во все вникнуть, всем помочь. У него, в конце концов, не хватит на это души.

- Таких, которые не принимали близко к сердцу нужды людей, было много. И много было тех, кто не выдерживал напряжения. Не выносили людского напора. До меня председатели райисполкома менялись через год-полтора.

А теперь представь ситуацию. Принял я район. Население - почти 200 тысяч человек. Двести с лишним бараков. Люди живут в подвалах. Пять поселков, где одни землянки. В очереди на жилье 12 тысяч человек. Инвалиды войны, семьи погибших, больные туберкулезом, демобилизованные офицеры, реабилитированные и другие - это те, которых надо было обеспечивать жильем в первую очередь. На район я получал, допустим, 100 квартир. Как их разделить? Создали комиссию, которая принимала заявления и участвовала в расследовании обстоятельств. И дали возможность присутствовать при распределении жилья тем, кто в очереди, - приходите, смотрите, кто получает. Кроме того, я организовал общественную приемную. Они рассматривали заявления, помогали составлять нужные документы. И дело сдвинулось с места.

А прием граждан? Понедельник, приемный день по записи. Приходил я на час раньше, к восьми, и до девяти часов принимал депутатов всех уровней, а также тех, кого сам вызывал по отдельным делам. А с девяти часов начинался прием записавшихся. Сначала матерей с детьми, потом инвалидов, потом остальных. Где-то к трем часам дня я приходил в такое состояние, вроде в голове каша. На обед тратил 15 минут. Спущусь этажом ниже, перехвачу, что мне приготовят, тройку отдам и обратно на прием. Так весь день выслушивал людскую нужду.

- Я и спрашиваю: может ли душа одного вместить нужду тысяч?

- А как быть? Самое главное - выслушать, дать возможность высказаться. И, конечно, помочь: Не каждому поможешь сразу. Да иногда и необязательно. Встречались и такие, кто умел пробраться раньше других, не имея на то права. Был такой случай - звонок из горкома: прими Героя Советского Союза из Кургана насчет жилья. Приходит, по фамилии Орлов, нахальный такой мужик. Показывает удостоверение Героя. И сразу: где, когда? Я ему: подожди. Вышел в другой кабинет, поручил начальнику милиции навести справки, кто такой Орлов в Кургане. Оказалось, ему после возвращения из армии построили дом в Куртамыше. Дом продал. Уехал в Курган, где вырвал квартиру. Оставил там жену с ребенком и приехал в Челябинск за третьей квартирой. Я говорю Орлову: вам по такой-то улице дом давали? Да, давали. Вы квартиру в Кургане получали? Получал. А с каких щей вы приехали в Челябинск требовать еще одну квартиру? Если хотите жить у нас, ищите жилье, прописывайтесь. И на том все.

Такой была у нас демократия.

Комментарии
Комментариев пока нет