Новости

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Хор оловянных труб

08.08.2002
Сегодня Владимир Хомяков дает концерт, посвященный 15-летию челябинского органа

От планетария к бизнес-клубу
Сейчас орган воспринимается всеми, кто не равнодушен к музыке, как чудо, которого могло и не быть в Челябинске. Однако появление его в 1987 году было скорее закономерным, нежели случайным. С конца 50-х годов Министерство культуры начало реализовывать программу "организации" всего бывшего Союза. Инструменты появились у наших южных соседей, на Украине, в Белоруссии. В России, начиная от Иркутска, почти все крупные города обзавелись органными залами.

Сегодня Владимир Хомяков дает концерт, посвященный 15-летию челябинского органа

От планетария к бизнес-клубу

Сейчас орган воспринимается всеми, кто не равнодушен к музыке, как чудо, которого могло и не быть в Челябинске. Однако появление его в 1987 году было скорее закономерным, нежели случайным. С конца 50-х годов Министерство культуры начало реализовывать программу "организации" всего бывшего Союза. Инструменты появились у наших южных соседей, на Украине, в Белоруссии. В России, начиная от Иркутска, почти все крупные города обзавелись органными залами. Три восточногерманские и одна чехословацкая фирмы каждый год строили для СССР новый орган, а то и несколько. Когда дошла очередь до Челябинска, встал вопрос о выборе производителя. Колебались между чешскими мастерами и немецкой фирмой "Герман Ойле". Она практически не строила новых инструментов, а реставрировала старинные: это считается высшим пилотажем. Их инструменты есть только в четырех городах бывшего Союза. Кстати, челябинский стал для фирмы последним изготовленным инструментом и одним из самых удачных. Время доказало правильность выбора. Многие чешские органы уже через 10-15 лет начали рассыпаться, и их пришлось заменить новыми, а наш и поныне находится в отличном состоянии. Этому немало поспособствовало здание, в котором находится инструмент. Храм Александра Невского, построенный в начале прошлого века, недолго служил по назначению. Перед реконструкцией здесь располагались планетарий и шахматная школа. Сотрудники фирмы, выбиравшие место для будущего органа, сразу же поняли, что здесь он будет звучать наилучшим образом. Началась гигантская работа по восстановлению внешнего вида здания. Все башенки, кроме купола, заново построили по чертежам, которые отыскали в московских архивах. В самом зале тоже все продумали до мелочей. Например, слушатели уверены, что громадная люстра висит только для красоты, на самом же деле она еще и рассеивает неприятные завихрения звука, образующиеся под куполом. По требованию немцев в зале была установлена целая система вентиляции. Когда все было сделано, орган собрали всего за две недели, а потом настраивали целых два месяца. Незадолго до окончания работ в Челябинск приехал Владимир Хомяков, привлеченный возможностью иметь "свой собственный" инструмент. С первых дней после установки орган живет и радует нас своим звучанием благодаря Хомякову, ведь он не только дает концерты, но ремонтирует и настраивает орган.

-- Органостроители из "Герман Ойле" оставили мне инструкцию. На первый взгляд, все достаточно просто: необходимо поддерживать чистоту и устранять мелкие неисправности. Но инструкция - одно, а жизнь - совсем другое, - признается Владимир Хомяков. - Фирма-изготовитель далеко, и если с органом случается что-то серьезное, то после письменных консультаций все приходится делать самому. Мне и моему предыдущему помощнику, Олегу Алексеевичу Бровкину, приходилось решать много задач. Один раз по непонятной причине начал разрушаться мех из овечьей кожи. В другой раз изменилось давление в одной из труб. Здесь в первую очередь нужно действовать по принципу: не навреди. Этому меня научил Гунар Далманис, главный органный мастер Домского собора. С его органом однажды случилась небольшая авария: отказала одна клавиша в педальной клавиатуре. Было лето, и концерты шли каждый день. Органисты стали нервничать: играют мелодию, и вдруг - звуковая дырка. Далманис прекрасно знал, в чем дело, но чтобы устранить неисправность, нужно было добраться до труднодоступного места. И он целую неделю, несмотря на все жалобы, думал, готовил себя к предстоящей починке. А потом пришел с полуметровым сверлом, которое взял где-то на заводе, и за сорок минут все исправил. А если бы ринулся делать это сразу, то навредил бы еще больше. Очень хорошо, что я не только органный мастер, но и музыкант. Те мастера, что сами не играют, спрашивают органистов о неполадках. А они часто не могут определить, что существенно, а что нет. Я же лучше любого гастролера знаю, чего ждать от органа во время концерта.

Совершенно независимо друг от друга приезжие звезды органного исполнительства называли наш инструмент поэтичным. Сейчас органы в стиле конца 80-х не строят, а где есть возможность, перестраивают. Но наш - редкое исключение. Все 2504 (!) трубы составляют ансамбль, как в хоре. Каждый голос подстраивается друг к другу, и вместе они образуют единую гармонию, которая и принесла нашему инструменту славу одного из лучших в России.

К сожалению, этого оказалось недостаточно, чтобы обеспечить органу беспроблемное существование. Многие помнят 12-часовую осаду зала 6 декабря 1991 года сторонниками возврата здания православной церкви. Вопрос об этом не решен до сих пор. Демонтаж органа решили отложить, пока не будет построен другой концертный зал с новым инструментом. Темпы строительства культурных объектов в нашей стране свидетельствуют: это произойдет очень не скоро. Для работников культуры сейчас гораздо важнее другая проблема - перевод филармонии на самоокупаемость. Чтобы свести концы с концами, сдают в аренду бизнес-клубу. Хотя деловые люди ничего плохого не делают - учатся менеджменту, имиджу органа, короля инструментов, это сильно вредит.

Заразил зал импровизацией

Кто заставляет звучать трубы нашего органа? Вовсе не органист, а... электровентилятор. Он обеспечивает приток воздуха. Стоит только нажатием клавиши открыть клапан трубы, струя с силой вырывается наружу, издавая звук.

Музыкант не может одним прикосновением пальцев изменить тембр или силу звука, а ведь именно этим, если разобраться, определяется талант пианиста. В органной музыке все гораздо сложнее. С одной стороны, можно повергнуть публику в шок только за счет самого инструмента, произведя самые простые манипуляции. Но одного этого, конечно, недостаточно. Владимир Хомяков считает, что главная сложность органа заключается в том, что каждый инструмент совершенно не похож на остальные.

Настоящий органист должен знать, чем различались органы разных стран и эпох, и для какого инструмента писал тот автор, который будет исполняться. Накануне концерта музыкант должен сесть за орган и поставить ему "диагноз" : что в нем хорошего, что плохого, что нужно скрыть, что показать. Затем нужно написать так называемую регистровку, различную для каждого инструмента. Затем с ассистентом все репетируется. Одно и то же произведение у разных органистов может звучать совершенно по-разному.

Наибольший простор для творчества открывает старинная музыка. И.-С. Бах - первый, кто начал подробно записывать свои произведения. До него писали конспективно, в расчете на то, что остальное исполнитель досочиняет сам. Так что, оказывается, импровизировать можно не только в джазе.

Между прочим, свои джазовые сочинения Владимир Хомяков не записывает вовсе, и делает это принципиально, чтобы не было повторов.

-- Когда я играю свою музыку, - продолжает маэстро, - испытываю совершенно другие ощущения, чем во время исполнения традиционного и даже современного репертуара. Нужно играть так, чтобы состояние импровизации захватило не только тебя самого, но и слушателя. Он чувствует нерв музыки, которая в любой момент может повернуть в самом неожиданном направлении. Это создает сильную наэлектризованность, которой никогда невозможно достичь, исполняя выученную пьесу.

-- Пишут ли сейчас хорошую музыку для органа?

-- Музыка хорошая есть, но ее надо искать, почаще бывать на интересных концертах. Вот совсем недавно я узнал, что у московского композитора Михаила Ермолаева есть интересные произведения для сольного органа и в ансамбле со скрипкой. Мне бы надо их послушать и решить, стоит играть или нет. Сейчас, чтобы исполнить современного автора, нужно очень много усилий, иной раз невозможно обойтись без непосредственного общения, потому что у каждого свой способ записи.

Младшая сестра

Не так давно в СМИ промелькнула информация о том, что Владимир Хомяков "одной ногой уже в Германии".

-- Должен вас разочаровать, - говорит сам Хомяков, - никаких предложений из этой страны у меня не было и не могло быть. Там достаточно хороших органистов, и нас никто не ждет. Кроме того, профессия органиста в России и в Германии имеет много отличий. Чтобы быть органистом там, нужно не просто вести концертную деятельность, а служить в церкви. А для этого необходимо иметь церковное музыкальное образование, да еще и именно той страны, где ты работаешь. В России органист счастлив уже тем, что у него есть свой инструмент. Многие выпускники Московской и Санкт-Петербургской консерваторий, имеющие органный диплом, играют раз в год за рубежом в маленькой деревенской церкви и уже этим довольны. Они не могут стать профессионалами, а время, потраченное на учебу, просто ознакомление с инструментом.

Зная об отсутствии перспектив, Владимир Хомяков не готовит новые кадры. Хотя в последние два года это не совсем так. В католическом храме у нашего органа появился младший брат, а точнее, сестра (в немецком языке "орган" - женского рода) - небольшой электроорган. Есть в храме и свой органист - Анастасия Байер. Раз в две недели она ходит заниматься к Владимиру Хомякову и, по его словам, делает успехи.

Олеся ГОРЮК,

Челябинск

Комментарии
Комментариев пока нет