Новости

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

От похвал я проваливаюсь

10.12.2009
Актеру Челябинского театра драмы Николаю Ларионову исполняется 70 лет, 50 из которых он отдал сцене

Актеру Челябинского театра драмы Николаю Ларионову исполняется 70 лет, 50 из которых он отдал сцене.

Завтра его поздравят коллеги, друзья и почитатели. Накануне я спросила Николая Геннадьевича о его бенефисе, который состоится в театре драмы 17 декабря. Он взволнованно сказал:

- Никогда бенефисов не делал, но решил, что один раз можно. Перескочить бы этот день побыстрее. Такая уж у меня натура - не люблю показушничать.

Напрасно он так, ему есть чем гордиться. Процитируем энциклопедию «Челябинск»:

«Николай Ларионов - заслуженный артист РФ, ведущий артист Челябинского театра драмы. В его репертуаре более 70 ролей. Артист постоянно пробует себя в разных жанрах, ищет новые выразительные средства, что вместе с умением проникать в сложный психологический мир персонажей позволяет ему играть разноплановые роли. Созданные Ларионовым образы всегда яркие, эксцентричные, зачастую гротескные. Ларионов музыкален, пластичен, обладает прекрасным баритоном. Участник многих радио- и телепрограмм, встреч со зрителями. Неоднократно награждался грамотами Министерства культуры РФ».

- Вы за этим столом учите роли? - спрашиваю Николая Геннадьевича в начале интервью, застав его в гримерке.

- Здесь только повторяю. А учу главным образом на сцене. Текст надо ногами «выходить» - таков мой способ. Вот монолог надо сначала заучить, хотя и он на сцене произносится не статично, а в движении. Правда, в современных пьесах, в отличие от классики, монологов почти нет. Жаль, они здорово воспитывают актера. Надо выразить все чувства героя, нюансы его характера, пребывая в состоянии публичного одиночества.

- То есть абстрагироваться от зала?

- Это нетрудно, с опытом, как говорится, уже в привычку входит. В начале карьеры было очень сложно. Хотя я и сейчас всегда волнуюсь перед выходом на сцену, особенно на премьере. Но актеру даже необходим этот трепет.

- А если кто-то из зрителей шумно себя ведет?

- Приходится собираться. Не пререкаться же с публикой. Но обычно зрители у нас сердечные. Мы же много ездим по области, и даже в маленьких селах народ принимает нас чутко. Довольно часто ко мне люди подходят на улице или в трамвае, чтобы сказать добрые слова. Приятно, но возникает ощущение неловкости. Я ведь кто? Обыкновенный артист. Когда сильно хвалят, я… проваливаюсь.

- То есть?

- У Аркадиной в чеховской «Чайке» есть фраза про Тригорина: «Не говорите ему лестные слова, он от них проваливается».

- Ваша стеснительность не мешает работе? Ведь актеры и без того люди зависимые.

- Верно, я работаю в условиях, которые не сам создаю, а мне их предлагают. Первичное искусство - драматургия, вторичное - режиссура, актерство - это уже третья стадия. Но всегда можно прийти к некоему согласию. А если не удается и я чувствую, что режиссерская позиция в отношении моего героя не сходится с материалом пьесы, то слушаю его, а делаю по-своему. Грешен, есть у меня такая уловка. Ведь много уж лет провел на сцене, весной исполнится полвека.

- Бывали ли периоды невостребованности?

- Они у всех, к сожалению, бывают. Горько вспоминать, какое при этом дурное настроение, чувство ненужности. В репертуаре начала 70-х годов не было для меня подходящей роли. Потом, правда, появилось очень много работы. А в 90-х снова пришлось посидеть без работы. А работать хочется всегда, иначе для чего я пришел в театр?

- В такие моменты вас наверняка спасала другая стезя. Ваш голос, его особинку, помнит не одно поколение челябинцев.

- Я счастлив, что в течение 10 лет каждое утро будил горожан, работая по совместительству диктором на радио. Это другой опыт, ведь вместо зрителя - микрофон. Дикая собранность нужна, когда выходишь в эфир. Утренние известия, важные политические сообщения читались с листа, - не дай бог оговориться. Строгие были времена, подцензурные… После утреннего эфира я спешил в театр на репетицию. Потом снова бежал на радио, если нужно было записать очерк или рассказ, провести «Уральский меридиан» и другие программы. И опять в театр - на спектакль. Так каждый день. Молод был, никакая работа не в тягость. Еще ведь все парады праздничные «озвучивал». 7 ноября, 9 мая по площади Революции шли колонны с транспарантами, а мы из машины вели репортаж. Нас слышали и те, кто шел мимо, и радиослушатели, и телезрители. Вся область

- Вас и по голосу узнают?

- Иногда зайдешь в магазин, а продавец говорит: «Откуда мне ваш голос знаком? А-а, вы по радио выступаете».

- Ваш голос - это еще и ваше пение.

- Может, это не совсем работа, скорее, занятие, но любимое. Я много делал песенных программ на стихи Есенина, Симонова. Началось все в отрочестве. Учился в Уфимском коммунально-строительном техникуме, жил у бабушки и дедушки. На стене висела гитара моего дяди. Он показал мне пару аккордов. Стал и я пробовать, мелодии подбирал, ибо Бог меня слухом не обделил.

- А на сцене как оказались?

- Случайно. Я мечтал стать летчиком, даже в аэроклубе в детстве занимался. Семья наша жила в Закарпатской области, четверо детей, я старший. После седьмого класса обучение в школе было платным, а денег у нас не было. Меня отправили в Уфу. Я подался в авиационный техникум, но провалил экзамен. А в строительном техникуме был недобор, меня взяли. Преподаватель литературы вела драмкружок, и поскольку я стихи на уроках хорошо декламировал, она меня и заприметила. Пьесу поставили. Помню, я по сцене на коньках ходил. Зрители-однокашники были в восторге. В общем, увлекся я сценой. На последнем курсе перешел в народный театр, им руководил уфимский актер Михаил Леонидович Кондратьев - мой первый учитель в актерской профессии.

По распределению уехал в Йошкар-Олу, работал в строительном тресте. По вечерам занимался в народном театре при ДК, руководили им актеры из Марийского русского театра. Там не хватало молодежи, меня пригласили, я с радостью согласился. Профессию изучал в большей степени на практике. Но сильно хотел учиться. Но в Йошкар-Оле никакой школы-студии не было. Мои друзья, актерская супружеская пара, позвали меня в Москву на театральную биржу, куда съезжались актеры со всей провинции. Там знакомились, находили новые места. Мои знакомые устроились в Уссурийск, что на Дальнем Востоке, и я с ними поехал, стал там работать в театре. Как-то к нам приехал главный режиссер ТЮЗа Игорь Лиозин из Владивостока, он поставил «Сержанта милиции», эта пьеса по всей стране ставилась. Мне досталась одна из главных ролей - роль хулигана Толика. А потом Игорь Михайлович позвал меня к себе в ТЮЗ. Я согласился с условием, что буду учиться в студии при театре драмы. Первый курс сдал экстерном и сразу на второй. Совмещать было трудно, но все успевал, а ролей было много. Лиозин - мой второй учитель, педагог от Бога и режиссер талантливый.

- Кого интереснее играть - современников или персонажей прошлого?

- Все интересно, все хочется, но не все дается. Для этого нужен репертуар соответствующий. Играю то, что дают.

- А если предлагаемая роль вас не устраивает?

- Такого не было, мне всегда везло. Думаю, можно из любой роли слепить образ, насколько хватает способностей. А сыграл я много, и все роли до единой мне дороги. В молодости у меня было амплуа «герой-простак». Из последних работ дорожу ролью Караулова из «Чужого ребенка». Только что сдали премьеру «Божьи одуванчики», очень приятная там у меня работа.

- Удалось ли сняться в кино?

- Был небольшой опыт, снялся в эпизоде фильма «Меня ждут на земле» Одесской киностудии, играл начальника аэропорта. А на Челябинском телевидении некогда Леонид Леонидович Оболенский создал кинокомплекс, там снимали игровые фильмы. Позже его Владлен Воронин возглавил, бывший наш актер. Он снял короткометражный фильм «Перекресток». Коноплянский сыграл попутчика, я - молодого шофера, а Воронин - пожилого. Еще снимался в телевизионных спектаклях, особенно помнится «Святой и грешный». Любил дублировать за кадром. В польском ежевечернем мультсериале «Сказки дядюшки Римуса» в течение почти трех месяцев я живьем читал текст за всех героев.

- Назовите роль, которую хотели сыграть, но не сыграли.

- О чем мечтаю - не скажу. Это, как говорится, закрытая информация. «Нельзя объять необъятное», - сказал Козьма Прутков.

- Неужели ваша жизнь только на театре сосредоточена?

- Не только. Я активный член общественного клуба «Шляпа», где интересные люди собираются. Полезно для отдохновения и обогащения души. Музицирую там. А с концертами уже давно не выступаю. В свободное время люблю мастерить. Радиотехникой с отрочества увлекался. Году в 1955-м впервые сам собрал радиоприемник. Когда через наушники услышал передачи местного радио, моей радости не было предела. Другое хобби - автомобили. Дядька мой был водителем, он запечатлел меня, пятнадцатилетнего, на фоне «Победы». Машины мне снились. В 1972 году удалось скопить и приобрести «Москвич-401», подержанный, правда. Начал с ним возиться, полностью перебрал, лет семь отъездил на нем. Потом сам собрал машину, у которой кузов был от «Москвича-412». Потом водил «Волгу-21». Теперь у нас с сыном на двоих «Лада-Калина».

- Сколько лет вашим детям?

- Сыну 32 года, дочери 47 лет. Оба подарили мне по внучке. Варя пошла в четвертый класс, а Илане пять лет. Дружим, особенно с младшей, так как живу я вместе с семьей сына.

- Николай Геннадьевич, у вас есть любимые места в театре?

- Чтобы поднабраться энергетики, время от времени иду в фойе зрительного зала. Там портреты наших стариков, кого уж нет, но в душе всегда есть место памяти. Некоторых не знал, они еще до меня служили в театре. Но многих хорошо помню: Владимир Коноплянский, Петр Кулешов, Владимир Милосердов, дядя Толя Ярский, он администратором был у нас, и, конечно, Наум Орлов. От памяти никуда не деться. Все было, было, было…

- Почему так грустно? Ведь еще все будет, будет, будет!

- Надо надеяться. Должно быть. Надежда умирает последней.

Комментарии
Комментариев пока нет