Новости

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Она слушала небо

15.12.2009
Сержант Пелагея Беляева во время войны по слуху определяла, кто летит: чужие или свои

Виктор РИСКИН

Аргаяш - Кыштым

С мая 1942 года заступила Пелагея на пост, где продержалась вплоть до победного отбоя. И даже дольше - до июня 1945-го. Место службы - Северо-Западный фронт, действующая армия. Сплошной лес и незаметная землянка, где девчонки в военных шинелях сторожили ночное небо. Именно над ними пролетали армады немецких самолетов бомбить осажденный Ленинград.

Сержант Пелагея Беляева во время войны по слуху определяла, кто летит: чужие или свои

Виктор РИСКИН

Аргаяш - Кыштым

С мая 1942 года заступила Пелагея на пост, где продержалась вплоть до победного отбоя. И даже дольше - до июня 1945-го. Место службы - Северо-Западный фронт, действующая армия. Сплошной лес и незаметная землянка, где девчонки в военных шинелях сторожили ночное небо. Именно над ними пролетали армады немецких самолетов бомбить осажденный Ленинград.

В колхоз не пойдем!

Девчушка из деревни Медиак Камышевского поселения нынешнего Аргаяшского района никогда не думала, что ей придется целых три года вглядываться и вслушиваться, задрав голову вверх. Да еще под бомбами и пулеметным огнем.

С пяти лет ее вместе с отцом и матерью гнули-ломали простые земные заботы: чем питаться, где жить? Не захотел упрямый старовер и гордый казак Артемий Резепин идти вслед за скотиной в колхоз. Душа протестовала против обобществления. Да и в родной деревне нельзя было оставаться: запросто могли упрямца законопатить в тюрьму за нежелание гнуться вместе с генеральной линией партии или сослать по этапу в Сибирь. Снялся ночью Артемий с женой и малой дочкой и пошел кочевать по окрестным, еще не раскулаченным татарским деревням.

Слыл он умелым шорником, а в то время едва ли не у каждого была лошадь, которой требовалась упряжь - хомуты и прочая конская амуниция. Такому мастеру всякий рад. Имел старовер-казак постоянную работу, а с ней и угол в доме очередного заказчика.

Даешь ВНОС!

В фотоальбоме сохранился снимок бородатого широколицего мужика с пронзительным взглядом, в котором читались несгибаемость характера, бесстрашие и крутой нрав. Да, такой не покорится никакой власти, ежели она, власть, встала поперек его свободолюбивой натуры. Наверняка многое от отца передалось и дочери. В первую очередь природные качества - острый взгляд и великолепный тонкий слух. И сейчас в свои 86 читает без очков газетные заголовки, а разговаривал я с ней ничуть не повышая голоса. Эти свойства очень пригодились Пелагее на должности начальника поста ВНОС. Не знаете, что такое ВНОС? Нет, это не приглашение нанести удар в определенную часть лица. Это в буквальном смысле глаза и уши нашей армии в годы войны, а точнее, зенитной артиллерии.

Но мы забежали немного вперед. Побродивши по углам и заимкам, казак Резепин наконец-то скатал из бросовых бревнышек избенку и перебрался поближе к Кыштыму. Пелагея стала портнихой. По выходным с девчатами отправлялась в лес по ягоды, да и просто побродить.

-- Вот из леса мы с подружкой Татьяной в тот день как раз и возвращались, - вспоминает Пелагея Артемьевна. - Выходим на улицу Егозинскую, смотрим, а там бабы в голос ревут. Все вокруг одно только слово повторяют: "Война, война!"

Мы с Татьяной с ходу в военкомат: "На фронт нас отправляйте!" А с работы нас не отпускают: надо форму шить! Но военком настоял: добровольцев держать не имеют права. Так и попали подружки в учебку. Только тут их пути разошлись.

-- Не догадались мы загодя в одну часть попроситься. Вот и попала Татьяну в зенитчицы, а меня направили в обноску, - с горечью констатировала общий промах Беляева.

Сначала я не понял, о какой "обноске" идет речь. Оказывается, попала Пелагея во ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение связи). Очень нужная служба, о которой и раньше шибко не распространялись, да и нынче мало что известно. А ведь это были живые глаза и уши нашей армии. Да что там армии! От "вносовцев" зависели жизнь тысяч мирных людей, безопасность военных и гражданских объектов. Именно они, "вносовцы", первыми определяли, откуда и куда летят вражеские бомбардировщики и сколько их в ночном небе.

Пост сержанта Пелагеи располагался в глухом лесу. Состоял из четырех девчат, которые поочередно несли дежурство на крыше блиндажа. Под крышей - землянка с бочкой из-под солярки для обогрева и деревянными настилами для отдыха. Ну и, конечно, телефонная аппаратура и личное оружие - винтовки с автоматами. Где-то по соседству располагались другие ВНОСы, информация от которых также поступала в штабы зенитных батарей.

-- Стояли мы под Вышним Волочком, - рассказывает Пелагея Артемьевна, - а немцы летали бомбить ленинградское направление. Вот и надо было вовремя сообщить, кто летит и сколько.

Знаки бабушкиной славы

Определяли по звуку: у немецких Ю-88 - глухой и тяжелый, у наших Пе-2 - потоньше и понежнее. Заслышав шум с неба, часовой вызывала начальника. И только сержанту Пелагее было доверено вынести вердикт: свои в черном небе или чужие.

Однажды, уже ближе к концу войны, она заслужила благодарность от командира воздушной разведроты. Все соседние ВНОСы передали: в небе наш Пе-2. Но сержант, насторожив ухо, кричала в телефон: "Встречайте Ю-88! Летит "юнкерс!" Как вскоре выяснилось, права оказалась начальник поста Пелагея. Командир потом лично пожал ей руку со словами: "Ну, Резепина, выручила ты меня. Пропустили бы вражину, признав за своего, не сносить мне головы!"

Не за этого ли "юнкерса", сбитого по наводке Пелагеи, дали ей орден Отечественной войны II степени за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и в ознаменование 40-летия Победы? Были и непосредственно боевые медали, да внуки постарались: куда-то подевали знаки бабушкиной славы, с которыми в детстве любили играть.

Спросил я свою собеседницу: не страшно было на войне? Ведь не в дзоте за метровыми бетонными стенами, не в танке за броней сидели девчата в военных шинелях. Стояли они на вышках, а то и на крышах блиндажей, открытых всем ветрам, дождям и... бомбам с пулеметным огнем с тех же вражьих самолетов. На них охотились "юнкерсы", их выслеживали пилоты-разведчики. Асам Геринга было известно, что за смешной аббревиатурой ВНОС скрываются зоркие русские девушки, глазом и ухом определяющие, на какой высоте и куда направляются ночные бомбардировщики.

-- Случалось, - соглашается Беляева, - что и убивало девчат на соседних постах ВНОС. Нас беда миновала. Все выжили. А вот страшно ли было... Конечно, неприятно, когда летит самолет и бомбит. Уйти нельзя: посчитают за дезертирство. Но страшно не было. Может, потому что молодыми были, не верили в смерть. Думали, кого-то могут убить, только не меня. Нет, не страшно. Это сейчас страшно. Как посмотришь по телевизору, газеты почитаешь... За стариками буквально охоту устраивают. За их гробовыми и пенсиями.

Квартиру - к Победе?

Пелагея Артемьевна до сих пор живет в частном доме. Его строил свекор, который отдал избу сыну-фронтовику - минометчику Афанасию и его боевой подруге.

-- Другие бегали, за городские квартиры хлопотали, а нам некогда было: ребятишек рожали, - не без юмора замечает Беляева. - Так в этой хате и остались. Муж умер сорок лет назад, с тех пор я одна.

Ребятишек супруги Беляевы родили и воспитали хороших. Двое сыновей - Вячеслав и Геннадий - уже на пенсии. Младший, Кирилл, - главный энергетик.

Если детей мы сосчитали быстро, то с внуками вышла небольшая заминка.

-- Так: - задумалась хозяйка. - У Славика трое, у Геннадия двое, у Кирилла двое. Это что же получается? Семь? А должно быть восемь...

Не разобравшись с внуками, перешли к правнукам.

-- У Кирилла двое, у Геннадия двое, у Вячеслава тоже двое, - стала загибать пальцы Беляева. - Шестеро?

Но ветеран войны вовсе не страдает забывчивостью. Просто в момент подсчета она искала газету, в которой рассказывалось о ее младшем сыне. А два дела совместить никак не выходило. Это шестьдесят с лишним лет назад у нее легко получалось одновременно слушать ночное небо, уточнять количество темных силуэтов в нем и передавать данные по эстафете зенитчикам.

Сегодня она делит жилплощадь окраинной избушки с котом Василием и мечтает получить благоустроенную квартиру, чтобы на старости лет пожить в нормальных условиях. Она заслужила их, стоя под ночным небом и вслушиваясь в гул вражеских бомбардировщиков. Надеется, что к 65-летнему юбилею Победы, как обещано президентом, она в квартиру въедет.

Пикирующий бомбардировщик Ju 88

Экипаж - четыре человека. Максимальная скорость 510 км/час. Боевой потолок - 9080 метров. Как бомбардировщик Ju 88 обладал способностью к точечной доставке бомб. Однако, несмотря на все модификации, бомбометание с пикирования оказывало большую нагрузку на каркас самолета. В 1943 году тактика была изменена, и бомбы могли сбрасываться с пикирования под углом 45 градусов.

Фронтовой бомбардировщик Пе-2

Экипаж - три человека (летчик, штурман, стрелок-радист). Вооружение включало фюзеляжный и два небольших бомбоотсека в мотогондолах. Сброс бомб с внутренней подвески можно было осуществить только в горизонтальном полете. Бомбометание с пикирования выполнялось со сбросом бомб только с наружной подвески. Благодаря отличной аэродинамике Пе-2 развивал почти такую же скорость, как истребители тех лет. Бомбардировщик действовал по всему фронту от Баренцева моря до Черного.

Комментарии
Комментариев пока нет