Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Забавные люди

22.08.2002
"Центр тяжести" возвратился из Германии с новыми палатками и верой в успех

Олеся ГОРЮК
Челябинск

В одном из прошлых номеров наша газета рассказала о челябинских музыкантах, собравшихся выступать в Германии. Туда должны были отправиться две группы - "Система" и "Центр тяжести", причем совершенно независимо друг от друга. Но жизнь преподносит разные неожиданности, иногда не всегда приятные. В тот же день, как вышел номер, "Системе" позвонили из Германии и объявили, что их гастроли, как и у нескольких других зарубежных групп, откладываются на неопределенное время. "Центру тяжести" повезло больше.

"Центр тяжести" возвратился из Германии с новыми палатками и верой в успех

Олеся ГОРЮК

Челябинск

В одном из прошлых номеров наша газета рассказала о челябинских музыкантах, собравшихся выступать в Германии. Туда должны были отправиться две группы - "Система" и "Центр тяжести", причем совершенно независимо друг от друга. Но жизнь преподносит разные неожиданности, иногда не всегда приятные. В тот же день, как вышел номер, "Системе" позвонили из Германии и объявили, что их гастроли, как и у нескольких других зарубежных групп, откладываются на неопределенное время. "Центру тяжести" повезло больше. Они сумели осуществить задуманное. В Европу они привезли экспериментальную музыку, вобравшую в себя добрую половину всех существующих музыкальных направлений. Каждая композиция - спектакль, разыгранный четырьмя музыкантами и двумя вокалистами, рычащим Филиппом и Ольгой. Ее чистый и сильный голос берет четыре октавы, а тембр меняется от оперного до блюзового. Все тексты исполняются на английском. "ЦТ" считает его универсальным языком, понятным большинству людей.

Мы побеседовали с ребятами после приезда. Разговор наш еще раз подтвердил, как же все-таки непросто русскому музыканту в Германии. О единственном европейском фестивале тяжелой музыки "Вакен" рассказывают лидер группы гитарист Сергей Еремин и клавишник Евгений Поляков.

Сергей: Люди, настроенные "по-вакенски", начали нам встречаться уже на пути в Германию, по ним мы и ориентировались. Нашли городок Ицехо, а рядом с ним - деревушку Вакен. Дозвонились до организаторов, и нам прислали "Мерседес" с водителем - девушкой Ханной. А дальше они решительно не знали, что с нами делать. Все музыканты приезжают в день выступления, играют, раздают автографы, получают гонорар и уезжают. Если нужно, ночуют в гостинице. Мы же приехали за день до открытия фестиваля и выяснили, что выступаем в последний день. Организаторы долго думали, куда нас деть, учитывая, что мы не можем позволить себе гостиницу. В конце концов мы просто вывалились на кемпинг-плац - палаточный городок, где разместились 40 тысяч фанов из Европы, Азии, Америки.

-- Каков он по характеру - человек, приехавший на "Вакен"?

Евгений: При том обилии пива, которое по их меркам раздавалось практически бесплатно, все было очень мирно и доброжелательно. Целыми днями эти люди работают в конторах, а раз в году приезжают на фестиваль и пытаются изобразить из себя дикарей, хотя на лбу у них написаны слова "цивилизация" и "культура". На отшибе там находился супермаркет с потрясающими ценами. Неформалы вели себя, как обычные горожане: брали корзину, говорили шепотом, а потом выходили и превращались в оттянутых фэнов. Во время концерта орали, валялись в грязи, но обязательно после этого шли в душ.

Сергей: Многие вообще не ходили на концерты, а просто врубали аппаратуру в своей машине на полную громкость и скакали вокруг. На фестивале они бывали по нескольку раз, знают всех, кто там выступает, и им не обидно, если они пропустили какую-нибудь мега-звезду. Кстати, выходили из палаток и оставляли там все вещи совершенно спокойно. Не было ни одной кражи.

-- И наркотиков не было?

Евгений: Были люди из стран, где легализованы наркотики. К нам подходили, спрашивали: "Нет ли у вас травы? Ах, как жаль!", и уходили.

-- А как проходила музыкальная часть?

Сергей: Было четыре сцены. Две из них выше пятиэтажного дома. Они стоят впритык. На одной идет выступление, а на другой в это время музыканты настраивают аппаратуру. Потом все перемещается, и толпа переходит от одной сцены к другой. Здесь были все суперзвезды. Но не скажу, что все время было интересно. Большинство показали "стандартный набор юного металлиста" - быстрый ритм, жужжание гитар. Кто-то даже пытался заинтересовать публику пиротехникой, жонглированием.

-- Как восприняли ваше выступление?

Сергей: Мы, как никому неизвестная команда, выступали на четвертой сцене. Ошеломляющего успеха не было. Позже мы поняли, что надо было ходить по палаткам, общаться с людьми и рассказывать о себе, а не просто ждать, что придет куча народу и зал набьется сам собой. Нас пришли послушать те, кто просто проходил мимо. На раскрученные команды люди шли целенаправленно.

Евгений: Реакция на нас была такая же, как в Челябинске: люди стоят как вкопанные и смотрят во все глаза. А что такое успех для металлической группы? Это когда люди стоят и трясут головами. Музыка "ЦТ" к этому не располагает, поэтому шумного выступления у нас и не могло быть. Потом к нам подходили, покупали диски, сейчас нам присылают отзывы по Интернету. Пока не было никаких интересных предложений, но, возможно, они поступят, и это будет результат "Вакена".

-- То есть поездка не вполне вас удовлетворила?

Сергей: Ощущение чего-то несделанного превратилось в ощущение спортивной злости, в желание доделать начатое. Мы многое поняли. Например, что большинство команд только тем и живут, что занимаются музыкой. Работают на фестивалях, концертах. Даже если у них ни с кем нет контракта, они могут жить на пособие по безработице и творить. А у нас каждый где-то работает. Барабанщик - сторожем, вокалист продает диски в "Уралтоне", Женя - программист, я обустраиваю интерьеры. В этом году мы сами заплатили за всю поездку. Составляли план расходов, следили за евро, как за собственным пульсом. Когда курс подскакивал на 50 копеек, думали, у кого бы занять эту разницу. Полгода мы зарабатывали на фестиваль и еще полгода будем отдавать долги.

-- Там, говорят, булочка стоит два евро.

Сергей: Три евро на территории фестиваля, хотя мы рассчитывали на два.

Евгений: Зато мы сэкономили на электричке до Гамбурга. Билет стоил 30 евро, и нормальные европейцы покупали его через автомат. Мы не рискнули этого делать, а просто сели в вагон для велосипедистов. Там было два велосипедиста и группа "Центр тяжести".

Сергей: Еще была интересная история с нашими палатками. Мы взяли обычные туристические палатки, которые настолько разительно отличались от всего, что там было: Сквозь сон я слышал диалог англичан: если это для мусора, тогда почему там живут люди? "Забавные люди из забавных палаток" - так нас там называли. А когда народ начал съезжать в последний день фестиваля, там осталось огромное количество ящиков с пивом, корзин из супермаркета, которые стоят 30 евро и которые можно сдать и получить деньги обратно. И палатки тоже оставили. Им проще купить новые, чем везти что-то обратно. Уезжая, "Центр тяжести" прихватил пару палаток, так что на следующий фестиваль мы поедем во всеоружии.

-- Сейчас что собираетесь делать?

Сергей: До конца августа мы решили не участвовать ни в каких концертах, а думать над тем, как отдать долги. В конце сентября я жду пополнения. Это и радостно, и страшно, потому что я оставил жену и болтался по Европам, хотя в такие дни и месяцы нельзя бросать женщину одну.

Евгений: То, что мы просто съездили на "Вакен", просуществовали в нем, выступили - уже победа. Судьба рок-музыканта в России - дожить до 25 лет, жениться и продать гитару. Большинство групп не реализуется. Если бы не эта поездка, у "ЦТ" тоже наступил бы своего рода кризис. А теперь мы ждем продолжения.

Комментарии
Комментариев пока нет