Новости

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Стали известны первые команды КХЛ, прошедшие стартовый круг плей-офф.

В ходе рейда оперативники изъяли из оборота более 2000 коробок контрафакта.

Водитель за рулем отечественного авто сбил пешехода около 09:20 27 февраля.

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Он охранял Курчатова

22.08.2002
Секретный академик уважал коньячок и черную смородину

Виктор РИСКИН
Озерск

Коттеджный поселок Татыш запрятался на самой окраине окольцованного проволокой Озерска. В доме на двух хозяев вот уж полсотни лет живет 76-летний Иван Казанцев: Сухощавый, подвижный старичок, казалось, поджидал нас: не успели мы постучать, как дверь сразу распахнулась и хозяин гостеприимно пригласил войти.
- Ну и реакция у вас! - искренне удивились мы.
- Какая там реакция, - польщенно заулыбался Иван Григорьевич, - видели бы вы меня в молодости:
А в молодости Казанцев был курсантом Свердловского пожарно-технического училища, куда отбирали ловких и быстрых ребят. Но и среди сверстников Иван выделялся.

Секретный академик уважал коньячок и черную смородину

Виктор РИСКИН

Озерск

Коттеджный поселок Татыш запрятался на самой окраине окольцованного проволокой Озерска. В доме на двух хозяев вот уж полсотни лет живет 76-летний Иван Казанцев: Сухощавый, подвижный старичок, казалось, поджидал нас: не успели мы постучать, как дверь сразу распахнулась и хозяин гостеприимно пригласил войти.

-- Ну и реакция у вас! - искренне удивились мы.

-- Какая там реакция, - польщенно заулыбался Иван Григорьевич, - видели бы вы меня в молодости:

А в молодости Казанцев был курсантом Свердловского пожарно-технического училища, куда отбирали ловких и быстрых ребят. Но и среди сверстников Иван выделялся. Мало того, что отлично учился, но еще прекрасно играл на гармони, великолепно танцевал танго, вальс-бостон, краковяк.

По распределению Казанцева направили в Кыштым. А перед тем устроили шикарные проводы. В актовом зале училища написали кумачовый транспарант: "От нас уезжает министр танцев Иван Казанцев". Под транспарантом сфотографировались все выпускники. С этим снимком и удостоверением офицера летом 1948 года Иван прибыл в Кыштым. После тщательных проверок на благонадежность 22-летнего лейтенанта командировали в закрытый город, расположенный неподалеку. Перед этим его инструктировал майор-энкавэдэшник: "Сядете в машину. Лишних вопросов не задавайте. На месте все вам скажут".

Разместили Казанцева в комнатушке деревянного барака. В ту пору город ядерщиков представлял собой с десяток малоприметных типовых домиков среди высоченных сосен: Оставив в комнате фанерный чемоданчик, Иван отправился на доклад: мол, лейтенант Казанцев в ваше распоряжение прибыл.

-- Рекомендации у вас хорошие, - приветливо встретили его в управлении противопожарной безопасности. - Уверены, что с поставленной задачей справитесь. Но сейчас с вами хотят побеседовать другие товарищи.

"Другими товарищами" оказались двое в штатском. Они и сообщили Казанцеву о сверхсекретном задании: "Вы теперь не пожарный. Будете охранять очень высокопоставленную персону. Фамилия его Курчатов. Идите знакомиться".

Дом Курчатова находился в пяти минутах ходьбы от коттеджа, куда вскоре поселился Казанцев. Этот маршрут он выучил наизусть за тот год, что неотлучно находился при академике. Когда он впервые постучался в незапертую дверь, никто не ответил. Иван вошел. В единственной комнате, одновременно служившей рабочим кабинетом и спальней, за столом у окна сидел высокий мужчина с лопатообразной бородой. На Ивана глянули внимательные глаза. Мужчина кивнул головой в знак приветствия, поднялся и протянул руку:

-- Меня Игорь Васильевич зовут. А вас как величают? Иваном Григорьевичем? Ванюшей, значит. Выходит, будем вместе курировать 20-й завод. А от этого дома у меня два ключа. Один тебе отдаю. Вторым хозяином будешь.

С того дня началась патрульно-трудовая вахта Ивана Казанцева. Каждое утро, когда в восемь часов, а когда и попозже, он подходил к дому Курчатова. К тому времени к крыльцу подъезжала черная трофейная легковушка. За рулем находился один и тот же офицер НКВД. Он, как и Казанцев, постоянно носил при себе пистолет ТТ. Без сопровождения ученый из дому не имел права выходить. Вдвоем дожидались появления Курчатова и ехали на завод. Там расходились. Игорь Васильевич отправлялся по цехам или собирал совещания, а Иван Григорьевич томился у дверей служебного кабинета. В обед тем же составом ехали в заводскую столовую. Обедали, как правило, вдвоем: водитель столовался дома.

-- Ели мы в общем зале, - припоминает Иван Григорьевич, - подавали нам те же блюда, что и всем. Не припомню, чтобы были у Курчатова какие-то гастрономические пристрастия. Однажды только заскучал Игорь Васильевич: Я как раз проводил его домой и немного задержался. Он сел за стол и мечтательно говорит: "Как мне хочется свежей смородины!" Я даже опешил: "О чем речь, Игорь Васильевич, она же вокруг вашего дома растет!" А Курчатов жалобно: "Так ее же еще собирать надо:" Как он это сказал! Едва удержался, чтобы не рассмеяться: Попросил у него литровую банку, обошел вдоль забора, нарвал ягод, ополоснул и поставил на стол: Видели бы вы, с каким наслаждением он ел обычную черную смородину! Отодвинул в сторону бумаги, поставил тарелку, высыпал на нее ягоду и по одной отправлял в рот: Еще коньячок он уважал. Приглашал и меня после рабочего дня присесть ненадолго. Открывал холодильник, доставал бутылку и разливал по стопочкам. Приговаривал, что понемногу для здоровья полезно.

В суть происходящего на заводе Казанцев не вникал. О чем-то спрашивать у охраняемого им "клиента" не решался. Запомнил правило, внушенное чекистом перед въездом в "сороковку" : лишних вопросов не задавать. Но понимал, что объект, куда каждый день ходит Курчатов, особой государственной важности. Поэтому ухо надо держать востро, чтобы голову не потерять: Один такой случай запомнился. Секретарь парторганизации первого отдела потерял какой-то пустяковый документ. Что началось! Все кругом перекрыли! Искали трое суток: Копию протокола рядового партсобрания нашли в мусорной корзине. Казалось, нашли - и дело с концом! Нет, того несчастного секретаря за потерю документа и пролетарской бдительности арестовали, и: больше его никто не видел.

Однажды Казанцеву приказали стоять на часах внутри совещательной комнаты. Шло какое-то ученое заседание, докладывал Курчатов. Среди множества знакомых лиц Казанцев увидел незнакомца. Сидел он с края стола и оглядывал присутствующих полусонным взглядом из-под странных очков без дужек. Встретился взглядом с Иваном, и того что-то полоснуло по сердцу: так это ж Берия! Но было незаметно, чтобы присутствие высокого и страшного гостя кого-то особенно волновало. Сидел он тихо, внимательно прислушивался к выступающим и за все заседание обронил пару фраз, на которые, впрочем, никто не отреагировал. Оно и понятно: не до чинопочитания тогда было. На кону стояла безопасность Родины.

Последний раз Казанцев виделся со своим шефом в конце 1949 года. Проводил, как обычно, Игоря Васильевича до дому. Уже хотел распрощаться до завтра. Но Курчатов удержал его за руку: "Завтра у нас с тобой, Ванюша, не будет: уезжаю. Свое дело я сделал, потому отправляюсь в столицу. Мой московский адрес у тебя есть. Будут проблемы - обращайся. Захочешь - в гости наведайся. Приму с женой и детьми, ежели они у тебя к тому времени появятся. А теперь давай по стопочке". Курчатов открыл холодильник и достал бутылку грузинского коньяка. Сфотографировались на память. До недавних дней хранил Иван Григорьевич дорогую фотографию. Да вот беда, буквально перед нашим приездом она куда-то запропастилась. Видать, внуки "заиграли" :

Больше они не виделись. Казанцев, хоть и было у него проблем до крыши, ни разу не побеспокоил академика: стеснялся: Из охранника Иван переквалифицировался в сотрудника бюро технического контроля и в этом качестве проработал на том же 20-м заводе до пенсии. n

Комментарии
Комментариев пока нет