Новости

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

По информации "Фонтанки", "горит склад с греющим кабелем".

После этого разбойник вырвал у пострадавшей сумку и скрылся.

Пьяные мать и отец морили малыша голодом, теперь им грозит лишение родительских прав.

Накануне 28-летний сожитель жестоко избил местную жительницу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Честная книга о «юноше без возраста»

25.01.2010
В Челябинске вышла в свет книга о кинорежиссере Леониде Оболенском «Свидетель и участник эволюции русской культуры»

В Челябинске вышла в свет книга о кинорежиссере Леониде Оболенском «Свидетель и участник эволюции русской культуры».

Имя Леонида Оболенского в истории культуры Южного Урала стоит наособицу. Уже в силу биографии (друг Льва Кулешова и Сергея Эйзенштейна, учитель Михаила Швейцера, соратник Всеволода Пудовкина и Якова Протазанова, участвовавший в создании почти 60 кинолент) он был экзотической фигурой для промышленного Челябинска, где даже музы гордятся рабочей спецовкой. Тем не менее Оболенский провел здесь два десятилетия своей жизни, вызывая самим фактом своего существования самые противоречивые чувства от всепоглощающей любви до безусловной ненависти. Здесь, на Южном Урале, он обрел профессиональную востребованность, нашел последнюю любовь (о союзе 78-летнего патриарха с 20-летней Ириной снят фильм «Таинство брака»), был обвинен в предательстве, подвергнут травле и посмертно реабилитирован в 2005 году. Блестящий актер, теоретик искусства, тележурналист, фотограф, искрометный собеседник, он был магнитом, притягивающим к себе молодых литераторов, художников, музыкантов, которые, по словам журналиста Василия Павлова, духовно кормились около этого седовласого человека в неизменном берете и галстуке-бабочке. Оболенский ушел из жизни в 1991 году и похоронен в Миассе под именем инока Лаврентия.

ЧЕЛОВЕК-ЛЕГЕНДА

Кто же он, Леонид Оболенский и в чем его загадка? Ответ на этот вопрос дает книга «Свидетель и участник эволюции русской культуры», приуроченная к 108-й годовщине со дня рождения Леонида Леонидовича. Издание состоит из очерков, писем и материалов следствия по делу Оболенского и стало возможным благодаря президентскому гранту, который получила директор музея Оболенского и автор-составитель книги о нем Тамара Мордасова. На презентации, на днях состоявшейся в музее, Тамара Никитична рассказала о работе над книгой, которую охарактеризовала так:

- Это не любовный роман, хотя в нем много страниц о любви, и не авантюрное чтиво, хотя в нем много остросюжетных поворотов. Это честная книга о великом человеке, сыгравшем огромную роль в становлении отечественного кинематографа и волею судьбы оказавшегося на Южном Урале. Он учил семинаристов «бацать чечетку» на режиссерских курсах Мейерхольда, дал путевку в жизнь Эйзенштейну и Пудовкину, танцевал с Марлен Дитрих, воевал, попал в плен к немцам, потом принял постриг в монастыре в Молдавии, прошел сталинские лагеря, и при этом выстоял, сумел остаться солнечным и легким человеком. Наша книга - попытка разгадать загадку Оболенского, ответить на вопрос, что помогло ему остаться собой.

Своими воспоминаниями об Оболенском поделились авторы публикаций сборника: историк балета Клара Антонова, писатель Николай Болдырев, руководитель Челябинского отделения фонда культуры Кирилл Шишов.

ФАВН С УЛИЦЫ СОНИ КРИВОЙ

Клара Антонова начала рассказ с собственных воспоминаний о встрече с Оболенским:

- Это был Новый год в прямом эфире на Челябинском телевидении. Атмосфера была маскарадная: камеры не ощущалось, ленты, импровизированные танцы, и вдруг центр площадки высветился и на ней появился изящный человек, который стал выделывать такие па, что я, тогда еще танцевавшая в театре, была поражена: кто это, думаю, так красиво двигается, не по меркам нашего рабочего города. А потом он пригласил меня на танец. Позже я подошла к телевизионщикам и спросила, кто это такой. Оболенский, ответили мне. Это имя тогда мне ничего не говорило…

Прошло много-много лет, никогда больше я не встречала Новый год на ТВ. И на праздниках таких больше не была. Но что-то осталось в душе, и когда Т. Мордасова сказала, что готовится книга об Оболенском и предложила что-то вспомнить, я не только вспомнила, но и открыла на этом пути немало нового в этом человеке и для себя, и для нашего отечественного и для мирового балетоведения.

Оболенский, которого считали исключительно драматическим актером, оказался еще и танцовщиком, занимавшимся в студии балетмейстера и эстета Льва Лукина и ставшим вторым российским исполнителем партии Фавна в балете Дебюсси «Полуденный отдых фавна» в постановке хореографа-новатора Касьяна Голейзовского. Таким образом, вырисовывается преемственность Нижинский - Оболенский - Лифарь - Нуриев - Цискаридзе.

Интересно, что в 50-60-е годы в Челябинск приезжали на гастроли Катя Максимова и Володя Васильев, а у них с Голейзовским были встречи, и судя по всему, Голейзовского не оставляла мысль вновь поставить балет «Полуденный отдых Фавна» с участием этой пары. У него были эскизы, не знаю, прежние или новые, но Катя и Володя видели их, загорелись идеей поставить, но не успели. Удивительно, что в тот приезд в Челябинск судьба собрала в одном месте тех, кто мечтал исполнить этот замысел, и того, кто был его исполнителем (Оболенский тогда работал на Челябинском ТВ), но они не знали о существовании друг друга в этом городе.

ЛЕГКОСТЬ В ЭПОХУ МИРОВОЙ НОЧИ

Николай Болдырев:

- Впервые я увидел Оболенского в редакции газеты «Электросплав» ЧЭМК, ему было 67 лет, но выглядел он юношей без возраста. Думаю, откуда взялся здесь этот иностранец? Потом мы познакомились ближе, но он мало интересовал меня как человек, связанный с искусством. Меня больше занимала его человеческая ипостась. Было загадкой: как в эпоху мировой ночи он сохранил эту легкость, внутреннюю танцевальность. Если ходьба - проза, то стихи - танец. Оболенский танцевал не потому, что имел танцевальное прошлое. Характер его жизни заключал в себе поэтическое танцевальное начало. У него нет омраченности Блока и других персонажей Серебряного века, перегруженных европейской культурой. Он жил в провинции, не был нарасхват в творческом плане, у него была масса врагов, жизнь шла под уклон, но он не ощущал давление опыта, и груз прошлых ошибок его не сокрушал. Даже годы отсидки не воспринимались им как незаслуженная кара. Он обладал тончайшим искусством интриговать, а мы пытались его разгадать, почему он такой неуязвимый, в чем тайна этого чертова старика.

Он реализовал собой высший тип творчества - творчества жизни по Пришвину, а его неуязвимость шла из глубокой ведической русской культуры.

УЧИТЕЛЬ И ДРУГ

Кирилл Шишов:

- Я думаю, каждый читатель книги «Свидетель и участник…» будет открывать заново планету по имени Леонид Оболенский. Для меня он особенно дорог, потому что мой отец погиб на фронте, и я даже не надеялся, что когда-нибудь рядом со мной окажется такой человек, такой учитель… Мы познакомились с ним, когда мне было 19 лет. И потрясение от этого знакомства, от встреч и разговоров с Леонидом Леонидовичем с каждым годом сильнее. Наше общение происходило в период очередного витка ожесточения, пришедшего вслед за хрущевской оттепелью, и именно в этот момент он подарил нам абсолютно новую модель поведения. Увековечить память человека в условиях провинции требует очень много усилий, самоотверженности, это почти подвиг, который совершили люди, отстоявшие добрую память о Леониде Оболенском вопреки тем, кто хотел ее уничтожить.

«А ЕФИМКА-ТО СТОИТ…»

Рафаил Эйленкриг:

- В 60-е годы Оболенский работал на Свердловской киностудии и собирал вокруг себя множество народа, рассказывая им удивительные истории. Познакомились мы позже, когда я монтировал фильм «Командор Серхио». Я никак не мог найти интонацию для одной фразы, в это время зашел Оболенский и сказал: «Хотите, я произнесу фразу, как нужно?» И именно так ее произнес. После этого я пригласил его озвучивать фильм, которому сейчас 50 лет, и он сохранил голос Оболенского.

У Леонида Леонидовича было много врагов, и ему запретили снимать игровое кино, нередко ущемляли его самолюбие. Однажды он мне об этом рассказал, а у меня как раз был сценарий на уральскую тему - «Крылатые мастера»- история любви Ивана Бушуева к девушке Арине. Я дал прочитать текст Оболенскому, он сказал: если ваше руководство не будет возражать, приеду снимать. И мы его с радостью приняли, создали условия для работы, и вот так он оказался в Челябинске, на студии телевидения, уже тогда достаточно оснащенной. Мы с ним сняли три фильма, два из которых попали на всесоюзный экран, в том числе про Ивана Бушуева, и он как режиссер получил высшую награду Киевского всесоюзного кинофестиваля. Это было время, когда в стране началось массовое производство фильмов, кинопрокат вступил в спор с ТВ.

Потом я его приглашал консультантом по рассказу Генриха Боровика «Расстрел» о жизни разведчиков. Отношения с Леонидом Леонидовичем мы поддерживали до последних дней. Он был озорным, спрашивал меня: «Скажите, у вас есть личное мнение?» Я отвечал: «Да, а разве у вас нет?» «Есть, но я с ним не согласен», - смеялся Оболенский. В другой раз в Нижнем Тагиле мы возвращались на трамвае после съемок эпизода фильма о том, как рабочие демидовских времен написали письмо потомкам, в котором рассказали, как жили и о чем мечтали. И вот едем мы трамвае, а на площади стоит памятник уральским умельцам братьям Черепановым. Он смотрит на него и начинает громко говорить: «Боже мой, Ефимка-то стоит, а когда мы туда ехали, он сидел». Пассажиры тут же прильнули к окнам, смотрят, понять ничего не могут… Оболенский - человек большой культуры и большой совести и при этом любящий жизнь.

По словам Т. Мордасовой, книга «Свидетель и участник эволюции русской культуры» - еще не точка в исследовании жизни и творчества Оболенского. Впереди еще как минимум два издания, в которые войдут письма мастера и воспоминания о нем. Для того, чтобы найти новые материалы и документы, авторы намерены поработать в московских архивах, проехать по гулаговскому маршруту Оболенского, это Салехард, Игарка, Минусинск, а также Кишинев и Кицканы. Администрация Челябинска обещает поддержку в организации экспедиции и издании книг.

Комментарии
Комментариев пока нет