Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Школа-мачеха

03.09.2002
отвернулась от первоклассницы Ирочки Переваловой. И не только от нее

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Ирина ВАСИЛЬЕВА
Челябинск
Второгодница в детском саду
Девочка мечтала пойти в школу. Весь год готовилась к этому событию. Научилась писать, читать, но особенно хорошо у нее получается считать. Вместе с мамой выбирала ранец, наряд для 1 сентября.

отвернулась от первоклассницы Ирочки Переваловой. И не только от нее

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Ирина ВАСИЛЬЕВА

Челябинск

Второгодница в детском саду

Девочка мечтала пойти в школу. Весь год готовилась к этому событию. Научилась писать, читать, но особенно хорошо у нее получается считать. Вместе с мамой выбирала ранец, наряд для 1 сентября. Все-таки один раз в жизни "первый класс в первый раз". И вдруг накануне Дня знаний мама говорит, что Иру в школу не приняли. И что ей нужно идти снова в садик. Девочка - в слезы. Сердце матери, Кристины Борисовны, не выдержало. Как объяснить ребенку, почему школа захлопнула двери перед его носом? Разве поймет семилетняя девочка, что она осталась за порогом по той причине, что в одной школе классы переполнены, а в другой - нужно платить такие деньги, каких нет у матери? Был еще третий вариант. Его Кристина Борисовна и выбрала. Буквально в последний момент отнесла документы дочери в школу N 63, отказавшись от своего решения о вынужденном второгодничестве Ирины в детском саду. Но не окончательно. Дело в том, что школа N 63 расположена далеко от дома, туда ребенку одному ходить небезопасно, а провожать некому. Кристина Борисовна растит своих двоих детей одна. Младшего надо утром отвести в садик, а школа N 63 не по пути. Отправлять же Иринку одну страшно. Те, кто знает, что такое проспект Ленина и улица Российская, которые девочке в неполные семь лет придется переходить, отправляясь в путь с улицы Тимирязева, тот поймет беспокойство матери. Прибавьте к этому еще соседство с Центральным рынком, плохо огороженную стройку около него. Но не лишать же девочку праздника! Вчера Иринка побывала-таки на Дне знаний. А дальше что? Кристина Борисовна и сама не знает: то ли дочь оставлять в школе N 63, рискуя безопасностью, то ли забрать ее оттуда и вернуть в детский сад? Но ведь через год проблема с устройством на учебу возникнет снова. Возьмут ли Иринку в следующем году в ту школу, что в пяти минутах ходьбы от дома?

Буквально через дом от них, стоит только двор перейти наискосок и дорогу, расположена школа N 121. Туда и обратилась Кристина Борисовна прошлой весной с заявлением. Но девочку в школу не оформили: не по микрорайону. Предложили ждать до 30 мая. А потом вернули заявление с прямым текстом: "Классы все укомплектованы, и свободных мест нет".

-- Я знаю детей из нашего дома и соседних домов, которых в школу N 121 все-таки приняли, несмотря на то, что они по микрорайону чужие, - говорит Кристина Борисовна. - Чем же моя дочь хуже?

Родная по микрорайону - школа N 11, но и туда Ирину отдать не могут, потому что оплатить поступление и обучение Кристина Борисовна не в состоянии.

Вот и не знает она, что ей делать с дочерью. Министр образования России В. Филиппов и местные чиновники говорят о преимущественном праве записи в школу ребят, проживающих поблизости от учебного заведения. Но закон не выдерживает столкновения с реальной жизнью. Не родители выбирают школу, а школа - родителей. Во всяком случае, в Челябинске.

Случайная попутчица, узнав, что мы держим путь в школу N 63, мимоходом заметила: "Хорошая школа. Но не про всех. Есть там гимназические классы. Вот туда и проситесь, - посоветовала она, как видно, решив, что мы идем записываться в школу. - Но десять раз подумайте, если вам предложат обычный класс. Заниматься будете только во вторую смену. В немытых классах. И ребенок ваш будет чувствовать с первого дня свою второсортность. Мы сами девять лет в этой школе промучились. Знаю, о чем говорю".

Стало быть, и в школе N 63 Ирина может чувствовать себя тоже, как падчерица, если не попадет в гимназический класс. По какому критерию идет отбор, всем хорошо известно. Его определяет устремленность школ к первоклассности. Все хотят быть элитными учебными учреждениями, учить особо одаренных детей и иметь много денег, за счет родительских кошельков, разумеется. Ну а если нет таковых? Что теперь, не учить такого ребенка вовсе? Да и есть ли у челябинских школ основания для таких амбиций, чтобы задирать перед ребенком и его родителями нос? Ведь что является оценкой работы школы? Знания в первую очередь. А они, увы, не всегда глубокие и блестящие, судя по результатам ЕГЭ. Средний балл по основным предметам - математике и русскому языку - в школах малых городов выше, чем в областном центре. Можно, конечно, этот успех отчасти отнести к школам закрытых городов, где результаты обучения достаточно высоки. Но не так уж много у нас закрытых городов, чтобы они существенно повлияли на общую картину. Поэтому школам Челябинска пора, наверное, посмотреть на свою работу критически. Какой уровень знаний они дают детям, просеивая их через сито жесткого отбора и оставляя в душах комплекс неполноценности?

Программа с "наворотами"

Итак, самые престижные, труднодоступные, дорогие в буквальном смысле платы за обучение школы Челябинска, школы с "навороченными" программами и большими амбициями по итогам рейтинга оказались далеко не в первой десятке и даже в двадцатке. Многие школы глубинки обошли этих "титаников" по главному показателю работы учебного заведения - уровню знаний учеников. Как это могло произойти, если профессиональная подготовка всех учителей примерно одинакова: одни и те же вузы за плечами. У "столичных" она как будто бы даже выше: больше возможности для повышения квалификации. Дети - они везде дети. Так, может быть, разницу надо искать в системе обучения?

В Челябинске сегодня едва ли не каждая школа работает по своей особой программе, ошеломляя родительские амбиции по принципу "кто круче". "Школа XXI века", "Одаренный ребенок" - это есть только у нас и это самое передовое в современной педагогике", - саморекламируется учебное заведение. Более того, свою авторскую программу сегодня создает и претворяет едва ли не каждый педагог: мол, я работаю творчески, и таких уроков вы больше ни в какой другой школе не найдете. Льстящие родительскому самолюбию программы - это наживка школы, приготовленная для наших кошельков. Так идет борьба за ученика. Не за любого, а только за платежеспособного. Более того, в слабых и средних учениках сегодняшние школы заинтересованы даже больше, чем в способных: за них выше такса.

Родители в большинстве своем на это покупаются, думая, что, чем громче название программы и выше плата, тем качественнее обучение. Они иногда спохватываются, и довольно быстро, но деваться уже некуда, а начинать все сначала дорого и бессмысленно: все школы таковы. Кто-то борется. Прошлой зимой родители второклассников одной из престижных челябинских школ, именующих саму себя языковым лицеем, отвоевали-таки у дирекции для своих детей "свободу от Репкина". От этого автора учебников по русскому языку плачут сегодня дети и родители многих престижных школ города. "У него очень большие проблемы не только с языком, но и с головой! Неужели вы не видите?" - стонут родители. "Не видим, - невозмутимо отвечает школа. - Только Репкин способен научить вашего ребенка писать грамотно, и ваше полное невежество не позволяет вам этого понять". Да, родители действительно оказываются сплошь не способны помочь сегодня своему ребенку подготовить домашнее задание даже в начальных классах. От отчаяния они уже со второго класса нанимают репетиторов, в том числе и по русскому языку. В городах и районах области с этим попроще. Там если есть учительница, преподающая "по Репкину", так одна на весь район. И в целом программы обучения в большинстве своем там менее навороченные. Учат часто по старинке, как учили 10, 20, 30 лет назад. Репетиторов нет, без них школы работают. И каковы результаты?

Это невероятно, но старые, осмеянные учебники в сравнении с новыми, "продвинутыми", кажутся теперь едва ли не шедевром педагогической науки. Педагогические авторитеты время от времени заявляют, что учебные пособия для средней школы становятся неоправданно трудными, в том числе и по математике. Изложение материала страдает громоздкостью, туманностью, обилием ненужных и второстепенных вопросов, а местами и прямой научной и методической безграмотностью. Использовать такие учебники, по мнению авторитетов, не под силу не только детям, но и многим их наставникам.

Реформаторы школы объясняют сложившуюся ситуацию тем, что объем знаний возрос. "А нужно ли изучать в школе все, что хранится в загашниках науки? Нет ли там вредных "отходов"?" - возражают им оппоненты. Пока ведется этот спор, расторопные "люди от педагогики" пишут новые учебники и получают деньги. Издатели издают, школы "продвигают", родители оплачивают. Но хуже всего, что эти программы все больше отсекают от школы обычных детей. Таких, как Ирочка Перевалова. n

Комментарии
Комментариев пока нет