Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Из кафе - прямо в ад

27.01.2010
Пока одни милиционеры искали в Челябинске пропавшую девушку, другие ее похоронили,  отрубив руки для судмедэкспертизы

Эйнара ТОММ

Челябинск

Челябинка Любовь Давыдова уверена: мужчины, с которыми в последний раз сидела в кафе дочь, убили и надругались над ее красавицей ("Челябинский рабочий" писал об этом 10 сентября 2009 года в материале "Посидела в кафе и исчезла"). Но милиция не может доказать их причастность к преступлению, прямых улик нет. Расследование затягивается, подозреваемые признательных показаний не дают, на допросы ходят с адвокатами, а мать седьмой месяц не может похоронить останки дочери, находясь под постоянным прессингом стресса.

--  Мало того что убийцы над ней поиздевались, так еще и милиция добавила, - плачет она, - руки у трупа отрубили.

Каждый день Любовь Петровны начинается с приема дозы кардиологических препаратов - боится, что от переживаний ее разобьет инсульт и она не сможет найти убийц своей дочери.

Пока одни милиционеры искали в Челябинске пропавшую девушку, другие ее похоронили, отрубив руки для судмедэкспертизы

Эйнара ТОММ

Челябинск

Челябинка Любовь Давыдова уверена: мужчины, с которыми в последний раз сидела в кафе дочь, убили и надругались над ее красавицей ("Челябинский рабочий" писал об этом 10 сентября 2009 года в материале "Посидела в кафе и исчезла"). Но милиция не может доказать их причастность к преступлению, прямых улик нет. Расследование затягивается, подозреваемые признательных показаний не дают, на допросы ходят с адвокатами, а мать седьмой месяц не может похоронить останки дочери, находясь под постоянным прессингом стресса.

-- Мало того что убийцы над ней поиздевались, так еще и милиция добавила, - плачет она, - руки у трупа отрубили.

Каждый день Любовь Петровны начинается с приема дозы кардиологических препаратов - боится, что от переживаний ее разобьет инсульт и она не сможет найти убийц своей дочери. Приняв лекарства, женщина принимается звонить следователям, писать жалобы и ходить по инстанциям. Для Любови Давыдовой весь этот кошмар начался в ночь с 12 на 13 июля 2009 года. После того, как 25-летняя привлекательная блондинка Ирина согласилась посидеть в кафе "Гюмри" с компанией мужчин, половина из которых - выходцы из Армении. Наговорив цветистых комплиментов, они упросили девушку стать "украшением стола".

Последним Ирину видел охранник кафе, он показал, что слышал, как девушка кричала мужчинам, пытавшимся ее тащить: "Я никуда с вами не поеду!" После изрядной дозы горячительных напитков галантность южан улетучилась, как дым от папиросы.

Шестеро подозреваемых, один из которых уже укатил с женой и ребенком в Армению, дружно утверждают, что никуда девушку не заталкивали, а тихо-мирно разъехались на разных машинах.

На следующий день после исчезновения дочери мать была в милиции, пыталась поднять стражей порядка на поиски. Прождав положенные законом полтора месяца, силовики, наконец, возбудили уголовное дело по факту пропажи Ирины Давыдовой. Любовь Петровна клеила объявления на всех столбах, давала приметы на телевидение и в газеты, ходила к гадалкам и экстрасенсам. Последние дружно уверяли: жива, но находится у кого-то в сексуальном рабстве.

Как выяснится позже, Ирина давно была мертва. Обнаженную, завернутую в целлофан, обтянутый сеткой-рабицей и с грузом на шее, ее найдут на одном из пригородных карьеров местные жители. 10 дней труп пролежит в воде. Его вытащат, отрубят кисти рук (видимо, для того, чтобы не транспортировать все тело на судмедэкспертизу - расходы-то больше) и закопают как неопознанный, неизвестный. Потом милиционеры в свое оправдание скажут, что там уже все разложилось. За четыре месяца, говорят независимые судмедэксперты, связки так, чтобы руки надо было отрубать, не разлагаются.

А матери сотрудники милиции каждый день будут говорить: "Ведем интенсивные поиски". Наконец, одному из милиционеров Соснов-ского ОВД, Денису Игинбаеву, придет в голову идея сличить фото пропавшей с фотографией трупа. Сходство едва проглядывалось, для пущей уверенности пригласили мать.

Оказалось, что это Ирина: Любовь Петровна узнала ее по характерным приметам, по двум передним зубам и родинкам. Неизвестную выкопают, отправят на системно-комплексную экспертизу. Патологоанатом, увидев труп, очень удивится.

-- А где руки?! - не поймет он.

-- Отрезали, - заплачет Любовь Петровна, - они ж ее за потеряшку приняли.

Результатов всесторонней экспертизы пока нет, но мать уже знает, что над Ирой издевались еще при жизни. Чем-то острым и тонким проколота голова, не счесть кровоподтеков и ушибов, полученных до момента летального исхода, специалисты могут определить и факт изнасилования. А он, несомненно, был, уверена мать, и эти садисты сейчас ходят на свободе, гуляют среди нормальных людей. Наверняка сидят в том же кафе "Гюмри".

Ее чувства понять можно: Любовь Петровна не удовлетворена тем, как идет следствие. Каждый день она звонит следователям, интересуется, есть ли что-то новое в деле. Ее всячески успокаивают, работаем, дескать, но у матери нет уверенности, что настоящие убийцы будут наказаны.

-- Они ходят на допросы с адвокатами, признаний не делают, все отрицают, дома и машины свои давно от крови отмыли. Милиция ничего с ними сделать не может, - горестно восклицает мать, - к кому мне еще обращаться, чтобы их покарали?

Следователь ОВД Сосновского района Евгений Девятов комментировать ситуацию отказался, сказав, что ему начальство запретило что-либо говорить СМИ. Расследование идет, но он не может поделиться сведениями. Между тем Любовь Давыдова считает, что ведется оно недостаточно квалифицированно, и просит прокуратуру передать дело более опытным сыщикам областного ГУВД. Последнюю свою просьбу о том, чтобы правосудие свершилось как можно скорее, иначе она уже седьмой месяц не может захоронить дочь, женщина собирается отправить в Генпрокуратуру РФ.

Комментарии
Комментариев пока нет