Новости

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Челябинский композитор написал оперу по роману Коэльо

04.02.2010
Алан Кузьмин мечтает о премьере своей оперы «Алхимик» и хочет создать Театр современной музыки

Если бы вам попалось в кроссворде задание: «Автор «Алхимика», первая «к», - наверняка бы посчитали ответом «Коэльо» - фамилию знаменитого писателя. Но есть еще автор одноименной с романом оперы челябинского происхождения. Композитор с необычным именем, вычитанном его мамой в каком-то зарубежном романе, Алан Кузьмин.

Не так давно увидел свет арт-проект Кузьмина «Новое измерение». О премьере, делах минувших и трудностях профессии мы и поговорили с композитором.

Кто платит зарплату композитору?

- У каждого композитора свой способ «добывать» музыку. Алан, как вы пишете?

- Да, все пишут по-разному. И у меня тоже так - каждый раз иначе. Чаще всего я сразу слышу мелодии с фактурой, представляю их звучание в аранжировке, так, будто их уже исполняет оркестр. Потом пишу на всем, что есть под рукой: нет компьютера - на нотной бумаге, есть - в музыкальном редакторе. Иногда читаю стихи, и приходит музыкальный образ, схожий с поэтическим.

- А в каком самом необычном месте вам удалось поймать новую мелодию за хвост?

- Одна из моих прелюдий родилась в самолете, когда я летел из Челябинска в Москву.

- Моцарт начал писать свои произведения в совсем нежном возрасте. Когда вы впервые услышали свою музыку?

- Это было то время, когда я не владел ни фортепиано, ни гитарой. Где-то лет в 7-8. Тогда я еще не умел записывать свои мысли нотами, но подходил к фортепиано и пытался что-то играть. А поскольку родился в семье, не чуждой музыке (моя мама - преподаватель фортепиано, отец - инженер, но владеет и фортепиано, и гитарой), вскоре меня начали учить играть.

- Коэльо в книге «Вероника решает умереть» рассказывает об эпизоде из своей жизни, когда родители поместили его в сумасшедший дом, борясь с желанием сына стать писателем. У вас никогда не было таких проблем с семьей, ведь композитор - это не то, что принято называть профессией, стабильно приносящей доход?

- Нет, в этом отношении все складывалось удачно. Родители меня поддержали. Вообще в то время, еще не будучи знакомым с творчеством Коэльо, я уже встречался со знаками, которые дает судьба. Учась в седьмом классе музыкальной школы, начал писать музыку. Это, конечно, были лишь попытки, но они были. Затем был самоучитель игры на гитаре и подсказки отца. Затем я создал в школе ансамбль. Играл на синтезаторе, гитаре и даже на ударной установке немного поиграл. В школе мы исполняли в основном чужие песни, но было в репертуаре и несколько моих музыкальных композиций. Было чем-то похоже на группу Space. Одну из мелодий, написанных тогда, я сделал темой к своей второй симфонии.

- Так как же в итоге платят зарплату композитору?

- Мой стабильный источник дохода - это все же преподавательство. Но в нашем отделении Союза композиторов налажены прочные контакты с городом, который покупает наши произведения. Поэтому можно сказать, что до кризиса композиторский гонорар я получал с регулярностью. Челябинску в этом отношении есть чем гордиться: во многих других городах России такого нет вовсе.

- Сколько произведений вами уже написано?

- Не так много. Как правило, музыку быстро не пишу, хоть и много работаю. Возможно, это потому, что я привык работать над каждой нотой - отсекать все лишнее. Мои преподаватели и в консерватории, и в музыкальном училище были весьма взыскательными, заставляли работать с мелодиями скрупулезно. Иногда я приносил почти готовый материал, а преподаватель признавал стоящими два-три такта, остальное отсылал переписывать.

Алхимия с «Алхимиком»

- Коэльо в книге «Алхимик» излагает идею судьбоносных знаков. Я так поняла, вы ее разделяете. Тогда какие знаки указали на то, что нужно написать оперу «Алхимик»?

- Знаков было много, хотя, скорее, события были похожи на незаметно затягивающую меня и автора либретто Константина Рубинского воронку. Все начиналось с дирижера Адика Абдурахманова, который предлагал нам сделать какой-нибудь мюзикл. Тогда я предложил Коэльо. Из «Алхимика» много смыслов можно вытянуть, да и произведение в то время было популярно. Костя сказал, что что-нибудь набросает. Писался материал неторопливо, постепенно. Я понемногу озвучивал музыкальный материал, он вдохновлял Рубинского, будущие исполнители рекламировали новую оперу. В итоге получилось так, что «Алхимик» был закончен в мае 2007 года, а потребность представить слушателю хотя бы отрывки возникла еще в 2006-м. Тогда мы и показали в филармонии фрагменты из первого действия. Сантьяго пел Денис Закиров, Цыганку - Лена Родина, а Фатиму - Наталья Каменская.

- Расскажите, как вы добывали разрешение на постановку у Коэльо? Как и где нашли адрес писателя с другого конца планеты?

- Вы, кстати, напомнили мне. Перед праздниками открыл электронную почту, а там меня Коэльо с Новым годом поздравляет. Пустячок, а приятно. Первым разыскивать адрес писателя стал Костя Рубинский. Зашли на официальный сайт, там был контактный e-mail. Коэльо ответил на нашу просьбу о разрешении поставить оперу аллегорическим: мол, идущий да придет. Мы были разочарованы тем, что не получили согласия. С другой стороны - и отказа не получили. Потом прошли слухи, что он запретил любые постановки его произведений, затем - что, наоборот, разрешил. В любом случае, нам он не говорил ни первого, ни второго. Но, учитывая, что он чуть не первым в мире выложил свои книги в Интернет для свободного скачивания, можно предполагать его вольное отношение к авторскому праву.

- Челябинск уже слышал отрывки из «Алхимика». А целиком оперу стоит ожидать в ближайшее время?

- Пока нет. Никто не хочет брать на себя ответственность за постановку. Прежний худрук оперного в свое время был в ней заинтересован: сказал, что это опера, которая вызовет у слушателя отклик. Но возникло серьезное и пока непреодолимое препятствие: труппа театра оперы и балета нацелена на оперы, она не работала с мюзиклами и рок-операми. А для исполнения «Алхимика» нужны артисты, которые работают и в классической, и в джазовой, и в этнической манере. Надо подбирать труппу с нуля. Этим заниматься никто не готов. Так что в итоге постановка завязла, как в болоте. Сейчас мы возлагаем надежды на наших молодых слушателей, которые переживали за «Алхимика» и пытались помочь в постановке. Возможно, они повзрослеют и воплотят наши мечты в жизнь.

Театр нового измерения

- Обратимся к проекту более удачливому, чем «Алхимик». Недавно состоялась премьера вашего цикла «Новое измерение» на стихи Набокова. Почему Набоков?

- Мне импонирует особенность мышления Набокова, близки его образы. Я работал и с произведениями Пастернака: на его стихи написал цикл «Осень» и романс. Но у Набокова куда больше энергия выхода за пределы человеческой сущности. Его стихи - это попытка прийти к божественному через смерть. Он не смотрит на конец жизни трагично, - скорее, как на освобождение человека от оков жизни. Набоков пытается подготовить себя и читателя к смерти. Точка смерти и точка рождения совпадают, потому что смерть - это тоже рождение к новой жизни.

- Вы продолжите работу с Набоковым?

- Нет. Для нового цикла я подобрал стихи Гумилева. Когда работаю с поэзией, сам становлюсь либреттистом. Каждым стихотворением автор передал какую-то эмоцию, а я создаю из этих эмоций свою определенную образную линию. Эмоциональные линии стихов создают одну цельную, которая и станет стержнем моего музыкального материала.

- Я слышала о том, что вы собираетесь создавать Театр современной музыки?

- Пока это только планы, хотя мы надеемся, что все получится. Моя идея создания театра была поддержана группой единомышленников, в которую входят многие исполнители Челябинска, музыканты, студенты ЧГАКИ и института музыки. Думаю, это будет некое подразделение на базе академии культуры и искусств. В творческую группу входят кроме меня дирижер Альбина Султанова, режиссер Владимир Солдаткин. Наши музыканты - это учебный оркестр ЧГАКИ под руководством Альбины Султановой и наши друзья из профессиональных оркестров, наши вокалисты из Челябинского театра оперы и балета и студенты. Это будет добровольное объединение, где мы сможем экспериментировать. После премьеры «Нового измерения» в ЧГАКИ ко мне подошел ректор и сказал, что наша работа выглядит достойно, и он готов на сотрудничество.

Комментарии
Любая талантливая музыка, если в ней есть искра божья, пробьётся, как росток сквозь асфальт, и дойдёт до слушателя. Веры и удачи композитору!
Нота
04.02.2010 12:34:11