Новости

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Алгоритмы выхода из кризисных ситуаций

05.02.2010
Для малого и среднего бизнеса

На втором заседании дискуссионного клуба "Пространство развития" лекарство от финансово–правовых паразитов, способных пустить на дно любую компанию, предложили коллекторское агентство «Информационная Безопасность Бизнеса» (директор Андрей Ерлинг), юридическое бюро «ПокровЪ» (генеральный директор Татьяна Еремеева) и арбитражный управляющий Николай Никоноров.

В обсуждении алгоритмов также принимали участие:

- Елена Корноухова, владелица компании «Лига Независимых Консультантов»

- Людмила Соколова, владелица рекрутинговой компании «Бизнес и кадры»

- Галина Юзеева, директор по развитию бизнеса, «Лига Независимых Консультантов»

- Андрей Сафонов, обозреватель газеты «Челябинский рабочий».

Андрей Ерлинг: «Что делать, если вам задолжали и не рассчитываются»

- Взыскать задолженность с юридического лица (которое не может или не хочет пойти вам навстречу) можно традиционным путем: обратиться в правоохранительные органы, суд. Но это долгий путь (в условиях кризиса «замораживать» свои деньги у должника никому не хочется), и, к сожалению, не всегда эффективный.

У коллекторских агентств есть в запасе несколько законных и достаточно эффективных методов урегулирования проблемы.

Первое, мы организуем PR-акции. Информирование (часто достаточно только угрозы информирования) ключевых контрагентов и партнеров должника об имеющейся проблеме неплатежей часто оказывается хорошим мотивом для погашения долга. Особенно, если должник состоит в организации, для которой важен хороший имидж (например, в политической партии), или работает с госзаказом.

Если должник оказывает сопротивление, следует максимально использовать методы юридического воздействия. Обычно недобросовестные заемщики не верят в возможность применения к ним таких статей уголовного кодекса, как «Незаконное уклонение от погашения кредиторской задолженности» или «Незаконное предпринимательство». Но, написав заявление в правоохранительные органы, коллекторы могут с помощью PR-методов дать рассмотрению дела нужное направление. Например, обеспечить информационное освещение и научно-консультационную поддержку расследования, подкрепленную авторитетом, скажем, юридического вуза. В этой ситуации, если правоохранительные органы затянут дело, их поведение будет выглядеть в глазах руководства и профессионального сообщества как некомпетентность.

Обычно эти методы хорошо работают. Но есть долги, которые называют «безнадежными».

Например, у должника реально отсутствуют (или хорошо скрыты) деньги и имущество. Или должник имеет «покровителей», административный ресурс. Или находится далеко от кредитора, скрывается.

В таких случаях кредитору следует дистанцироваться от переговоров. Он может продать долг или уполномочить профессионала решать эту проблему. Особенно, если речь идет о возможности применения против вас как кредитора административного ресурса. Коллекторы из другого региона, в отличие от вас, не будут подвергаться давлению.

Если у должника нет средств, которыми он мог бы расплатиться, ищем возможности и схемы расчетов. Например, можно построить цепочку зачетов, которые использовались для решения проблемы неплатежей в 90-е годы. Или найти покупателей на активы должника. Правда, это не всегда позволяет достичь результата, в частности, потому что нельзя получить деньги в обход других кредиторов – статья 195 УК РФ.

Андрей Сафонов: Складывается впечатление, что единственное действенное средство вернуть деньги – это найти еще больший административный ресурс, чем у вашего должника. Скажите, пожалуйста: если должник влиятелен, можно ли без высоких покровителей добиться уплаты долга?

Андрей Ерлинг: Защитить свои права, опираясь исключительно на закон, можно примерно в половине случаев. В остальных – обстоятельства должны сложиться очень благоприятно. Тем не менее, у нас остаются два основных метода воздействия на должника - угроза его имиджу и административный ресурс. Как показывает практика, применяются они в пропорции 50 на 50.

Андрей Сафонов: Если я, даже будучи должником - член правящей партии, оба ваши метода бессильны. Я не прав?

Андрей Ерлинг: Все зависит от суммы долга. Чем она больше, тем шире круг людей, интересы которых затрагиваются. Соответственно, внутри партии на должника тоже могут оказать воздействие.

Елена Корноухова: На какой стадии вы рекомендуете обращаться к коллекторам?

Андрей Ерлинг: Как можно раньше. Можно сразу же после исполнения стандартных процессуальных процедур – звонка должнику, письменного уведомления…

Елена Корноухова: Когда сталкиваются интересы крупных фигур, возможно, регламенты играют роль. Наверное, там до определенного времени взаимодействие идет между организациями. Но, если речь о малом бизнесе, то взаимодействуют люди, работают психологические механизмы. Не менее 85 процентов людей стремятся быть хорошими, нужными, честными. В 80 процентах случаев должник оказывается в такой ситуации, когда у него реально нет возможности погасить долг. Тем более, в кризис. У меня складывается впечатление, что вы говорите о способах, как поскорее выкрутить друг другу руки. Но в пространстве человеческого взаимодействия любой комплекс проблем для одного из участников выглядит как «9», а для другого как «6». И ничто не поможет договориться, пока они не увидят ситуацию глазами другой стороны. В связи с возвратом долгов, возникает много этических вопросов. Речь идет не о схемах, а о живых людях, об экологии человеческой души.

Николай Никоноров: «Как использовать банкротство себе на благо»

Хочу рассказать, что делать, если исчерпаны все методы воздействия на должников и должник объявил банкротство.

Подать заявление о признании организации банкротом может и должник, и кредитор. У того, кто сделает это первым, есть преимущество. Обычно именно он указывает кандидатуру арбитражного управляющего, а значит, может поставить на это место человека, который будет действовать в его интересах. И хотя все кредиторы равны, кто-то из них «ровнее» – тот, кто первый подал заявление. У арбитражного управляющего есть большие полномочия по поиску имущества и управлению им.

Возбуждение дела о банкротстве позволяет должнику получить отсрочку по уплате задолженности; ввести мораторий на арест и изъятие судебными приставами имущества предприятия; спасти бизнес от захвата недружественными кредиторами. Если инициатором выступает кредитор, он может получить контроль над действиями руководства организации-должника; предотвратить вывод имущества; обрести шанс получить свои деньги обратно.

Результатом процедуры банкротства является либо реабилитация, либо ликвидация предприятия. Арбитражный управляющий может либо восстановить платежеспособность должника (и, как следствие, погасить долги), либо удовлетворить требования кредиторов из средств, полученных от распродажи имущества должника.

У нас есть положительный опыт по предотвращению ситуаций (когда процедура банкротства проводится в интересах только одной из сторон) и отстранению заинтересованного арбитражного управляющего от ведения процедуры.

Законных способов переломить ход процедуры банкротства множество. Наиболее быстрый и эффективный – принятие решений на собрании кредиторов. Полномочия собрания кредиторов довольно широкие, поэтому, выстраивая работу с ними, задавая тон собранию кредиторов и формируя повестку собраний, можно решить задачу практически любой сложности – от введения нужной процедуры до утверждения необходимой кандидатуры арбитражного управляющего.

Также хочу обратить внимание на одну тенденцию. Приведу пример. В Челябинске работал цех по производству дверей. Денег хватало только на зарплаты, коммунальные платежи, закуп сырья, текущие налоги. Долги не выплачиваются. Встает вопрос о банкротстве. Я как арбитражный управляющий предлагаю восстановительную процедуру, через два года предприятие бы со всеми расплатилось. Но из 25 кредиторов 80-процентная доля кредитов приходится на банк, и он голосует за то, чтобы распродать предприятие и получить деньги. Только вместо 86 миллионов, которые банк выдал в качестве кредита, он вернул себе лишь 20 процентов. И это не единственный случай.

Имея в кредиторах банк, у предприятия нет шансов выйти на реабилитационную процедуру. Задача банка – вернуть свои деньги как можно быстрее, поэтому на собраниях кредиторов он голосует не за реабилитацию – внешнее управление, а за ликвидацию предприятия - процедуру конкурсного производства. То есть, за распродажу имущества предприятия и удовлетворение требований кредиторов из вырученных средств.

Надо сказать, что сейчас основными кредиторами в процедурах являются банки, имеющие в уставном капитале долю государства, так как именно они, располагая наибольшими финансовыми ресурсами, в предкризисный период наиболее активно предлагали кредиты предприятиям. Теперь же в попытках вернуть неосмотрительно выданные ранее кредиты, банки очень активно голосуют за ликвидацию бизнеса и распродажу имущества должников. В то же время, представители государства во всех без исключения случаях, когда арбитражный управляющий предлагает голосовать за внешнее управление, голосуют именно за внешнее управление. Потому что интересы государства в процедурах банкротства – сохранение рабочих мест и увеличение налогооблагаемой базы. Выходит, что государственные интересы не волнуют государственные банки.

Подчеркну: парадокс заключается в том, что, ратуя за скорейшее возвращение денежных средств, банки несут колоссальные потери. Получают, в лучшем случае, 15-20 процентов от той суммы, которую ранее предоставили предприятию в виде кредита. Сегодня цена недвижимости (в качестве залога банки в основном брали именно ее) составляет 60 процентов от докризисной стоимости. При реализации заложенного имущества залогодержатель получает 80 процентов от суммы, полученной от реализации имущества (20 процентов по закону о банкротстве направляется на покрытие судебных расходов, расходов на реализацию и прочих текущих расходов). Таким образом, потери банков составляют 80-85 процентов.

Если бы банки голосовали за введение процедуры внешнего управления, то, во-первых, у них как кредиторов появился бы шанс получить всю сумму долга в случае восстановления платёжеспособности предприятия. Во-вторых, если платёжеспособность не будет восстановлена, есть шанс, что имущество должника реализуют по цене, превышающей нынешнюю. Так как через 18 месяцев цена недвижимости, по прогнозам экспертов, должна двинуться в сторону восстановления на докризисном уровне.

Татьяна Еремеева: «Как противостоять конкуренции олигархов «в погонах».

Олигархи «в погонах» - предприниматели, чьи интересы лоббируются на уровне государственных контролирующих структур, кто не в состоянии самостоятельно осуществлять предпринимательскую деятельность, опираясь на инвестиции и собственную успешную стратегию. Масштаб этого определения можно уменьшить и назвать бандиты – бизнесмены «в погонах». Примеры:

Частная охранная фирма обратилась к нам с просьбой защитить её интересы в суде. Органы внутренних дел уполномочены контролировать выдачу и получение лицензии на осуществление охранной деятельности. Но в отношении этого ЧОП были совершены злоупотребления со стороны ОВД. В первую очередь, им постоянно не санкционировано отказывали в устном порядке в оформлении лицензии. В последующем «уполномоченные» сотрудники провели проверку наличия лицензии у отдельных охранников и так как таковой не оказалось, оформили исковое заявление в суд

Результат: в Арбитражном суде партнёрами нашей компании дело было выиграно. Нарушения в оформлении протокола контролирующими органами укрепили позицию клиента.

Тенденция на рынке - возбуждение уголовных дел для прикрытия других действий гражданско - правового характера. Всё более актуальным становится провоцирование сложной хозяйственной ситуации с целью захвата предприятия. Например, уголовные дела возбуждаются по невыплатам заработной платы, обвинении в мошенничестве, либо превышении служебных полномочий. Во время доследственных мероприятий оформляются запросы, аресты и т.п.

Тем, у кого нет административных ресурсов, сложнее конкурировать с «бандитами-бизнесменами». Для выживания в такой конкуренции необходимо:

1. Дружить с государственными контролирующими структурами (УВД, налоговыми структурами, и т.п.), либо организациями, занимающимися обслуживанием и хранением данных о ваших инвестициях ( банки, ФСФР). Просить информировать о всех действиях третьих лиц (даже телефонных звонках) в отношении вашей компании.

2. Консультироваться со специалистами.

Среда возможного обитания «бандитов» при погонах:

- сфера лицензирования

- проверяющие ведомства

- сфера использования государственного и муниципального имущества

Кто использует:

- конкуренты, контрагенты

- недружественные инвесторы

Цель использования:

Получение доказательств, применимых в гражданско-правовом споре, через возбуждение уголовного дела

Инструменты противодействия:

- новый Закон о проверках 294-ФЗ.

- досудебное урегулирование спора с помощью посредника (медиация). В этом случае на процедуру должны быть согласны обе стороны

- Арбитражный суд

- Тщательная проверка доказательной базы истца

- Взаимодействие с проверяющими органами, банками и т.п.

- Консультации pokrov.vsemblog.ru/

Андрей Сафонов: Как обеспечить юридическую защиту бизнеса в условиях ограниченных финансовых ресурсов?

Татьяна Еремеева: Многие делают это самостоятельно, достаточно посетить семинар или тренинг по проблемной теме, понять общий алгоритм действий. В дальнейшем можно применять его без юриста.

Николай Никоноров: Часто мы, исходя из профессионального опыта, можем предвидеть результат хождений по инстанциям и заранее советуем «не связываться», мол, бесполезно. Но люди без опыта вопреки всему достигают удивительных результатов.

Например, было большое торговое предприятие с тремя учредителями. С ним сотрудничала индивидуальный предприниматель. Учредители разбежались, не заплатив. Еще кормили обещаниями, так что она только через год поставила вопрос ребром. Судебные приставы ей говорят: имущества у должника нет. Тогда она сама нашла активы, которые были выведены. Учредители подали на банкротство. Приходит арбитражный управляющий и снова говорит: «Нет ничего». Она начинает долбить его жалобами на бездействие в арбитражный суд. Под угрозой смены арбитражного управляющего он все-таки продает имущество – денег не хватает. Она вновь жалуется. Находит зацепки. В итоге учредители с ней расплатились сами, чтобы просто отвязаться.

Андрей Ерлинг: Это пример редкого упорства, таких – единицы. Обычно проще не ходить по инстанциям самим, а нанять фирму, которая умеет собирать такую информацию и вести переговоры.

Комментарии
Очень грустно. Практически все консультанты едины в описании ситуации - закона нет, реальность исключительно по понятиям, да и понятия тоже не универсальные, а разнятся в зависимости от ведомственной подчиненности. Какое-то беспросветное настоящее и никакущее будущее.
Это тренд?
Павел
08.02.2010 12:17:14
Эта статья предназначена не для меня, поскольку я наемный работник, а не собственник малого бизнеса, тем не менее, прочитала ее с огромным интересом и хочу отметить следующие моменты:


1. Любопытно было познакомиться с докладом коллектора. К ним же отношение у большинства населения как к шакалам каким-то. Плохая репутация. И вот я с удивлением вижу, что парень честный, разумный, вполне адекватный. Если он и правда работает, опираясь на те *законные* методы, о которых говорит, то его можно только уважать. К сожалению, думаю, что то, что он назвал пиаром, на самом деле психологический прессинг, как мы все знаем, коллекторы умеют делать. Пугать законом - это никому не страшно, потому коллекторы обычно бьют по живому, по личному. А это, как верно отметила Елена Корноухова, называется выкручиванием рук и является аморальным.


2. Очень понравился доклад арбитражного управляющего. Честно говоря, я смутно представляла себе его функционал. И тоже подкупила честность, с которой он сказал, что все кредиторы равны, но одни из них ровнее и это зависит от фигуры управляющего. Простая истина... А вот банки... Вы подумайте, они разоряют предприятия, сами несут убытки, а потом требуют господдержки и повышают процентные ставки. Интересно, это только в России такой способ вести банковский бизнес?


3. Объясните мне кто-нибудь, что имела в виду Татьяна Еремеева? Я так поняла речь идет о противодействии коррупции и тут же - бац! - совет "дружить" с контролирующими органами. Это как понимать? Двойные стандарты?
Лариса
09.02.2010 06:14:30
Дружить с контролирующими органами : значит реализовывать своё законное право предусмотренное Конституцией РФ на информацию о своей компании. Здесь применяется такое понятие как самозащита гражданских прав (ст. 12 ГК РФ). Главное, чтобы способы самозащиты не выходили за пределы действий, необходимых для его пресечения. Получать информацию о своей фирме и мнениях третьих лиц о Вашей компании вполне законно и никаких "двойных стандартов" здесь нет.
Татьяна Еремеева
25.02.2010 10:53:32