Новости

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Легче взять штурмом Кенигсберг

09.02.2010
Ветеран войны из Магнитогорска Владимир Ямщиков готов объявить голодовку в знак протеста против чиновничьего равнодушия

Куралай АНАСОВА

Магнитогорск

Владимира Ямщикова под Кенигсбергом контузило и оторвало ступню. Сейчас ему 86 лет. После войны он ни дня не сидел без дела, был отличным специалистом. А сейчас не может добиться помощи от государства, ради которого рисковал жизнью и которому отдал здоровье и годы безупречного труда. Замена протеза и ортопедической обуви превратилась для него в огромную проблему, потому что необходимо вновь проходить медицинскую комиссию.

Ветеран войны из Магнитогорска Владимир Ямщиков готов объявить голодовку в знак протеста против чиновничьего равнодушия

Куралай АНАСОВА

Магнитогорск

Владимира Ямщикова под Кенигсбергом контузило и оторвало ступню. Сейчас ему 86 лет. После войны он ни дня не сидел без дела, был отличным специалистом. А сейчас не может добиться помощи от государства, ради которого рисковал жизнью и которому отдал здоровье и годы безупречного труда. Замена протеза и ортопедической обуви превратилась для него в огромную проблему, потому что необходимо вновь проходить медицинскую комиссию. Об этом он уже писал в "Челябинский рабочий". Его письмо было опубликовано 23 мая 2009 года. Но до сих пор решение проблемы не продвинулось ни на йоту.

Полное издевательство

"Война опять настигла меня в преклонном возрасте: от контузии, полученной во время битвы за Кенигсберг, я еще и ослеп, - писал Владимир Емельянович. - Уже год, как я ничего, совсем ничего не вижу. И вот ко всем моим бедам прибавились еще черствость, непонимание и ханжество чиновников.

В апреле 2008 года к 9 Мая мне изготовили очень плохой протез. К тому же он был выдан без чехлов, а без них его носить невозможно. Но чтобы получить чехлы, нужно пройти новую медкомиссию. Для получения необходимого мне протеза я уже проходил комиссию, которая длилась почти месяц, ведь чтобы взять талон к нужному врачу, нужно в поликлинике занять очередь в 5 часов утра. Пока сидел на приеме к хирургу, мне стало плохо с сердцем, меня в этом же кабинете отхаживали врачи.

Я считаю, что все эти комиссии - полное издевательство над нами, инвалидами. Ноги нет, и она уже не вырастет. Если ослеп, то зрение уже не вернется. Коли есть протез, то его не наденешь без специальных чехлов и спецобуви. Я спрашиваю: разве это нормально и правильно за протез, за чехлы, за обувь по отдельности проходить три комиссии? По моей просьбе родственники написали письмо министру здравоохранения Челябинской области. Заместитель министра отправил мое письмо тому госслужащему, на которого я писал жалобу. После этого чехлы мне принесли 14 апреля 2009 года. Но 22 апреля я позвонил в Фонд социального страхования, так как пришел срок получать ортопедическую обувь. В ответ слышу: проходите опять комиссию для заказа и получения необходимой обуви, ведь срок реабилитации истек".

Жизнь вопреки всему

Несмотря на то, что повод познакомиться с ветераном был не самый приятный, Владимир Емельянович производит впечатление открытого и искреннего собеседника. В 20-летнем возрасте на родину - в Кизильский район - он вернулся с войны в сопровождении медсестры из госпиталя. И многим казалось, что полноценной жизни у молодого парня уже не будет.

Но Ямщиков оказался человеком двужильным. Сразу решил, что крепко встанет на ноги, пусть даже на протезе. Поначалу, конечно, пришлось поменять немало профессий, пока не обрел свое место в мирной жизни. Пробовал и киномехаником на передвижке работать, и сапожником. Но по душе оказалась хлеборобская доля. Владимир Емельянович освоил специальность тракториста-машиниста широкого профиля. Трудился на тракторах, на бульдозере наравне со здоровыми людьми.

-- Я работал по 18 часов в сутки, - вспоминает Владимир Емельянович. - Даже мысли о том, что можно сидеть на пособии по инвалидности, у меня никогда не было.

К сожалению, у ветерана не заладилась семейная жизнь: супруга стала злоупотреблять алкоголем. Поначалу Ямщиков терпел, жалел дочь. Но когда стало невмоготу, Владимир Емельянович круто развернул свою судьбу: уехал в город. Взять на работу инвалида охотников было немного, к тому же на многих производствах существуют свои требования к здоровью претендентов. Но упорства ветерану войны было не занимать. На пути всегда оказывались понимающие люди. Вскоре Ямщиков освоил профессию сварщика. Трудился на метизно-металлургическом заводе, был единственным сварщиком по цветному металлу.

-- Я никогда не оказывался от работы, - говорит Владимир Емельянович. - Шел на те производственные участки, куда меня направляли. Поэтому сейчас меня возмущает наплевательское отношение к ветеранам и инвалидам войны. О нас вспоминают только раз в году - 9 Мая, в День Победы. Некоторые инвалиды предлагали мне обратиться к немцам: может, официально признавшее свою вину за развязывание Второй мировой войны государство поможет нам с протезированием? Есть также предложение начать голодовку, к весне собираемся организовать акцию в областном центре.

Раньше было проще: пришел в протезную мастерскую и получил ботинки и протез. А теперь придумали какую-то мороку! Я ведь уже ослеп и передвигаюсь с трудом, на улицу выйти не могу.

Сделать первый шаг

Руководитель ортопедического предприятия Николай Щукин объяснил, что порядок протезирования и получения технических средств изменился:

-- К нам приходят инвалиды с индивидуальной программой реабилитации, получить которую можно в бюро медико-социальной экспертизы. А без индивидуальной программы мы помочь ничем не сможем. Таков порядок, он предусмотрен законом. В любом случае необходима консультация специалистов медицинской экспертизы.

В бюро медико-социальной экспертизы нашли личное дело Владимира Ямщикова. В последний раз ветеран проходил освидетельствование в 2005 году.

-- Не стоит искать врагов там, где их нет, - считает руководитель филиала N 25 главного бюро медико-социальной экспертизы Владимир Золотухин. - Мы настроены на то, чтобы после прохождения необходимой процедуры инвалид получил степень инвалидности бессрочно. Хочу заметить, что принятие приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации N 379н позволяет получать инвалидность бессрочно только после того, как будет реализована программа реабилитации. Если человеку дали инвалидность на два года, то все это время он находится под наблюдением докторов. Необходимо выяснить, не противопоказаны ли человеку те технические средства, которые назначены, то же протезирование. Есть случаи, когда пациент перенес инсульт или инфаркт, и носить протез он уже не может, поскольку ношение протеза предполагает серьезную нагрузку на организм. Для этого и надо проходить комиссии, чтобы выяснить, нет ли противопоказаний. А когда уже комиссия делает окончательный вывод, то инвалид получает свою группу инвалидности навсегда. Рассуждения же типа "нога не вырастет, так зачем человека мучить" беспочвенны. У инвалидов достаточно сопутствующих болезней и осложнений, которые, в конечном счете, влияют на качество его жизни. Новый порядок значительно упрощает существование и нам, и инвалидам. Да, приходится ходить по больницам, получать заключения специалистов, но затем можно рассчитывать на определение степени или группы инвалидности на длительный срок. И мы не вправе отменить решения правительства страны.

Обида Владимира Емельяновича продиктована отсутствием информации. Его близким следует знать, что освидетельствование производится по просьбе инвалида на дому. Но для этого все равно придется вначале обратиться к участковому врачу. Затем на дом к инвалиду войны надо вызвать трех специалистов - хирурга, невролога и терапевта. Кроме того, не выходя из квартиры можно осуществить и забор крови на анализ, и сделать кардиограмму. Только анализ мочи придется сдать в лабораторию. А затем все документы с заключением терапевта, подписанным заведующим поликлиникой, следует принести в бюро медико-социальной экспертизы. В специально отведенный день специалисты-эксперты выезжают на дом к инвалидам.

-- А если продолжать упорствовать, то и результат будет нулевым, - считает Владимир Золотухин. - Ветерану и инвалиду, заслуженному и уважаемому человеку, надо первому сделать шаг. Родным Ямщикова следует объяснить весь алгоритм действий и помочь во всем.

А ларчик, выходит, просто открывался. Стоит только позвонить в поликлинику. В то, что на просьбу ветерана посетить его на дому откликнутся незамедлительно, все еще верится с трудом. Но мы передали Владимиру Емельяновичу разговор с Владимиром Золотухиным. Решится ли ветеран еще раз на штурм чиновничьих бастионов? Или останется без протеза и ортопедической обуви? Мы обязательно расскажем читателям, чем закончится эта невеселая история.

Комментарии
Комментариев пока нет