Новости

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Могила бывшего врага

18.09.2002
Погосты военнопленных - знак памяти или забвения?

Виктор РИСКИН
Кыштым
Горсть земли
Из небольшого германского городка в Кыштым пришло письмо от престарелой фрау. Она пишет, что ее муж во время войны попал в плен, где и умер. Она располагает сведениями, что содержали его в лагере под Кыштымом. Фрау интересуется состоянием могилы мужа, спрашивает, может ли она приехать, чтобы взять с нее горсть земли и захоронить на родине. В нашем городе, пишет старушка, есть могилы ваших солдат.

Погосты военнопленных - знак памяти или забвения?

Виктор РИСКИН

Кыштым

Горсть земли

Из небольшого германского городка в Кыштым пришло письмо от престарелой фрау. Она пишет, что ее муж во время войны попал в плен, где и умер. Она располагает сведениями, что содержали его в лагере под Кыштымом. Фрау интересуется состоянием могилы мужа, спрашивает, может ли она приехать, чтобы взять с нее горсть земли и захоронить на родине. В нашем городе, пишет старушка, есть могилы ваших солдат. За ними ухаживают местные жители. А как у вас?

Отчитываться перед немкой, где именно похоронен ее муж, пришедший с оружием на нашу землю, никто, разумеется, не собирался. Но тут на имя главы Кыштыма пришло другое письмо - от ассоциации международного военно-мемориального сотрудничества "Военные мемориалы". В нем говорится: "В соответствии с межправительственными соглашениями России с Италией, Германией, Венгрией, Финляндией и другими государствами об уходе за военными могилами, страны - участницы соглашений обязуются предоставить друг другу с момента закладки кладбищ безвозмездно и на неограниченный срок используемые под военные захоронения обеих сторон участки земли". Далее в послании высказывается просьба предоставить ассоциации земельный участок кладбища военнопленных площадью четыре квадратных метра для установки памятного знака венгерским военнопленным.

Кол с дощечкой

В Росархиве подтвердили, что на окраине Кыштыма находился лагерь N 180 и при нем два кладбища (на Каолиновом и Коноплянке), где захоронено 330 человек. Списки не сохранились. О состоянии погостов говорят копии лагерной документации. Под грифом "Сов. секретно" составлен акт от "1946 года, февраля, 23 дня". В нем сообщается о проведенной проверке по захоронению трупов умерших военнопленных: "Имеется кладбищенская книга, начатая со дня организации лаготделения N 2, т.е. с 16 ноября 1944 года, в которой записано 330 человек умерших: Из актов на погребение трупов в/пленных видно, что не все умершие хоронились в нательном белье". Комиссия отметила, что кладбище разбито на 18 квадратов и каждый квадрат содержит 25 могил. Имеются опознавательные знаки, т. е. кол с прибитой к нему дощечкой. На дощечке номера могилы и квадрата. Указано на недостатки: кладбище не огорожено, поэтому "с таянием снега на кладбище может попадать скот и разрушать опознавательные знаки". Комиссия предложила: "Завести алфавитную книгу для быстроты наведения справок с места захоронения того или иного в/пленного, в которую на соответствующую букву записать фамилию и имя умершего и рядом его порядковый номер: Срок исполнения - 1 марта 1946 года. Дальнейшее захоронение в/пленных производить только в нательном белье:, произвести огораживание кладбища".

С учета снято

Ничего этого сделано не было. О том свидетельствует акт от "30 дня мая месяца 1949 года". Председатель комиссии, начальник лагерного отделения N 4 В. Помещенко констатирует (стиль и орфография сохранены): "Кладбище открыто в декабре месяце 1944 года: На день проверки кладбище не огорожено, отсутствуют частично опознавательные знаки, могилы требуют оправы. По выявлению недостатков никаких мер по их устранению не принято. В соответствии кладбищенской книги на данном кладбище захоронено (цифра не проставлена - авт.) человек военно-пленных. Кладбище закрыто в сентябре месяце 1947 года и под надзор никому передано не было". Следующая проверка прошла "1959 года июля месяца 1 дня" : "Ограждения кладбища нет, опознавательных знаков нет, могильные холмики разрушены". И предложения: "Оканавить территории обеих кладбищ, очистить от мусора и хлама, подравнять могильные холмики, одерновать их, запретить рубку леса и добычу ископаемых". И, как итог, резолюция оперуполномоченного тюремного отдела ГУМЗ МВД РСФСР Макиенко: "Кладбище не благоустроено и восстановление его нецелесообразно, а поэтому оно с учета снято".

Распаханы огороды

На окраину поселка Каолиновый мы выехали с заместителем главы Кыштыма Людмилой Шеболаевой и главным архитектором Неллей Щербаковой. Пригласили с собой и свидетеля - 84-летнего Григория Трофимовича Мартынюка. Наш провожатый, постукивая палкой, быстро и уверенно привел по проселочной дороге к лесной опушке.

-- Вот здесь они все лежат, - указал он на распаханные огороды. - Глубоко лежат, поэтому кости на поверхность не выходили. И хоронили - на каждого по могиле. Вот на Коноплянке там в одну яму штабелями складывали - по шесть в каждую.

Съездили мы на Коноплянку, в район очистных сооружений. Кругом молодой лес без намека на какие-либо могилки.

-- Здесь, здесь пленных хоронили, - подтвердила подошедшая к нам местная жительница, пенсионерка Раиса Богатенкова, - я тогда девчонкой была и видела, как их сюда привозили. Только неглубоко закапывали. Я по весне косточки находила.

Эсэсовец Ганс

В годы войны Мартынюк работал начальником смены на каолиновом заводе. Под его началом находились 32 военнопленных - венгры, румыны, немцы.

-- Работали они исключительно хорошо, - вспоминает Григорий Трофимович. - На рабочем месте - порядок и чистота. Когда приезжал Каганович, то он очень удивлялся, что пленные так работают. А кормили их хорошо, лучше, чем нас. Выдавали в день килограмм белого хлеба. Завтрак, обед, ужин - по расписанию. В меню входили даже мясные блюда. Я однажды их суп попробовал - очень понравился. Работали нормально - по восемь часов. Жили в благоустроенных бараках с удобствами на дворе. Что нас всегда удивляло - их аккуратность и чистоплотность. Ночью понадобится выйти, так не за угол, извиняюсь, идут, а в туалет.

Но лагерь есть лагерь. От Мартынюка зависело - получит пленный дневную пайку или ее обрежут.

-- Я каждому бумажку писал. Выполнил норму, сдал 24 пресса - получи кило хлеба. Меньше сделал - паек урезался на 200 граммов.

О дисциплине Григорий Матвеевич не пекся. Поддержание порядка целиком лежало на бригадире-эсэсовце Гансе.

-- Их, этих эсэсовцев, после войны привезли. Все, как штампованные, высокие, крепкие. А уж повадки: Бывало, скажу Гансу, что кто-то неважно работает, так он к нему свои меры принимал. Подходил и начинал палкой охаживать. При этом материл по-своему. Про него немцы говорили: "Был он при Гитлере эсэсовцем, а теперь при Сталине эсэсовец". И просили меня: "Начальник, ничего ему не говори: он - бандит!"

По словам Мартынюка, в начале войны пленные вели себя вызывающе. Позволяли себе открыто высказываться: "Когда Гитлер победит, мы будем вами командовать не так, как вы нами!"

-- Сделал одному замечание, а он вынул кусок хлеба, намазанный маслом, и мне протягивает: "На, поешь: ты ругаешься, потому что голодный!" А как окончилась война, они хвост прижали, стали лопотать: "Гитлер капут!"

Ветераны на распутье

Весть о том, что на кладбищах пленным собираются ставить памятные знаки, вызвала неоднозначную реакцию у ветеранов войны. Николай Иванович Нилов, прошедший в составе 2-го Белорусского фронта до немецкого города Витштока, поначалу был категоричен: "Какая может быть память захватчикам?.. С другой стороны, если они там ухаживают за нашими могилами, то и мы должны ответить тем же". "Я воевал в Ленинграде, пережил блокаду, получил тяжелое ранение, - делился бывший артиллерист Александр Павлович Швейкин. - Не мы их звали - они сами к нам пришли, поэтому прощения быть не может - ни живым, ни мертвым. Но нельзя не откликнуться на проявленную инициативу". "Они - враги, полземли уничтожили. Никакого памятника не заслужили. А вот обозначить место захоронения, наверное, можно", - заключает председатель городского совета ветеранов Геннадий Владимирович Киселев.

Некоторые ветераны, с которыми я беседовал, честно признавались, что находятся на распутье: вроде бы могилы всегда, во все времена считались святым местом. Но, опять-таки, смотря кто там лежит: Когда гложут сомнения, то нелишне взглянуть, как вели себя люди в недалеком прошлом, на какие нравственные устои опирались: Местные жители мне рассказывали, что в 60-е годы, когда еще были видны могильные холмики, окрестные пацаны здорово озоровали - выкапывали кости и таскали по всей улице. Их ловили и всей улицей нещадно лупили за кощунство и надругательство. А одного безобразника, приволокшего человеческий скелет в огород вреднющей бабки, прилюдно высек отец:

Их осталось 13

Сейчас вряд ли будут установлены имена всех 330 военнопленных, нашедших последний приют на уральской земле. Сохранился список лишь 13 человек, умерших в лаготделении N 2 лагеря N 180. Вот их имена: немцы Веаль Эрих Вильгельм, Бойлиг Вилли Отто, Котцман Вальтер Артур, Нагель Антон Иозеф, Зюльтман Август Герман, Тобенеккер Иоганес Херман, Эбелинг Вилли Вильгельм, Клуберт Теодор Иозеф, Дуве Ян Адольф, Либеренц Отто Отто, венгры Чутай Янош Янош, Ковач Янош Миклоуш, австриец Фохта Виктор Август.

Споры, надо или нет ставить памятные знаки на могилах врагов, наверняка продолжатся и дальше. И все в этих спорах будут считать себя правыми. В таком случае стоит прислушаться к высказыванию американского писателя Вашингтона Ирвинга: "Могила хоронит любые ошибки, скрывает все недостатки, гасит самую пылкую ненависть! На ее мирном ложе покоятся лишь горькое раскаяние и нежные воспоминания". Когда мы уезжали с распаханного под огороды кладбища, Григорий Трофимович Мартынюк высказался без затей: "Что бы здесь ни поставили, все равно хулиганье порушит. А если из цветного металла знак установят, то непременно упрут!"

Может, и так. Зато фрау из Германии будет известно место, где похоронен ее муж, и она сможет приехать за горстью могильной земли. n

Комментарии
Комментариев пока нет