Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Спасительный дом

16.03.2010
В Кыштыме заблудшим душам дают шанс вновь стать людьми

Виктор РИСКИН

Кыштым

:Давид очнулся в больнице. Пальцы ног и рук почернели. А чего еще можно было ожидать после нескольких часов, проведенных в сугробе при 40-градусном морозе?! Дальнейшие подробности не для слабонервных. Спасти Давида могла только ампутация.

Сегодня 31-летний парень - один из обитателей "Дома спасения".

В Кыштыме заблудшим душам дают шанс вновь стать людьми

Виктор РИСКИН

Кыштым

:Давид очнулся в больнице. Пальцы ног и рук почернели. А чего еще можно было ожидать после нескольких часов, проведенных в сугробе при 40-градусном морозе?! Дальнейшие подробности не для слабонервных. Спасти Давида могла только ампутация.

Сегодня 31-летний парень - один из обитателей "Дома спасения". Похоже, прописался там надолго. Как и его приятель Денис Мигашкин, двумя годами старше Давида.

Подвела... разведка

Однажды они зашли в корпункт "Челябинского рабочего". Рассказывали долго и подробно истории своих молодых жизней, искалеченных физически и морально. При этом никого, кроме себя, не винили. И в самом деле: и Давид, и Денис родились в благополучных семьях. Отцы-матери у обоих - достойные люди, занимавшие в Челябинске заметные руководящие посты, в том числе и в правоохранительных органах. А вот сыновья - то ли от того, что не были стеснены в средствах, то ли от бесконтрольности (родители много времени отдавали работе) - пустились во все тяжкие. Наркотики, спиртное...

-- Нет, началось с того, - прерывает размышления корреспондента Денис, - что появилась возможность добывать легкие деньги. Мои сверстники, ничего не делая, имели на руках достаточные суммы. А тут еще сопутствующие пороки - гордость, тщеславие и самая страшная, на мой взгляд, - лень.

Но любовь к ничегонеделанию не препятствовала занятию преступным промыслом: крали из магазинов и квартир. Все происходило на удивление легко. Разведывался объект, специальный человек в группе отключал сигнализацию. Адреналин сопровождал любое преступление. По признанию Мигашкина, особое удовольствие ему доставляло смотреть в глаза отцу, не догадывавшемуся, что его 16-17-летний сын уже ступил на опасный путь. А когда все открылось, именно родителю пришлось употребить всю имеющуюся у него власть, чтобы спасти сына от неминуемой кары.

-- Брали магазин, а там оказались сторожа, - повествует о первом провале Денис. - Плохо сработала служба разведки. Для семьи мое задержание было сильным ударом. До суда я два года находился под стражей. Вышел на свободу с условным сроком. Остальные получили реальные. Безнаказанность вскружила голову молодому и несмышленому. Я продолжил начатый путь. И тогда наступило время реального наказания. Всего же на мне четыре года за четыре срока.

На дозу и на... лечение

Первый раз он попробовал наркотик в изоляторе. Юноше вкололи там дозу опиума-сырца. На свободу он вышел уже законченным наркоманом. Четвертый срок завершал в 2003-м в Златоустовской тюрьме.

-- Вот тогда я впервые и задумался, - признается Денис, - какое будущее ждет меня как наркомана и вора-рецидивиста. На воле мне не позволял изменить что-то в своей судьбе круг старых знакомых. В результате я стал тратить деньги, которые продолжал "зарабатывать" прежним путем, как на наркотики, так и на лечение от них. Остатками разума понимал: надо завязывать, иначе впереди меня ждет только могила. От нее не спасут ни тюрьма, ни больница, ни слезы родных.

Впервые я услышал о "Доме спасения" в Кыштыме от своего товарища. Выбора у меня не было. До этого прошел несколько монастырей и везде срывался. А здесь... Держусь уже более полугода. Более того, помогаю другим людям, по которым очень сильно шарахнула судьба. У меня самого курс реабилитации полностью не пройден. Но мне уже доверяют. С помощью Господа и молитв мы многого добиваемся.

Судьба Давида Цина еще более трагична. Он изувечен не только физически.

Кто принял, тот остался

О методах, которые применяются в "Доме спасения" для исправления заблудших душ, ходит много споров. Признаюсь, меня даже отговаривали писать о нем: дескать, и финансово там нечисто, и результаты гораздо ниже, и какая-то подозрительная религиозная подоплека, да и применяемые методы странноваты. Да и сами организаторы, мол, не годятся на роль ангелов спасения. Когда я пересказал услышанное председателю южноуральского благотворительного фонда "Дом спасения" Евгению Лаловичу, он нисколько не обиделся.

-- Наш "Дом спасения", - сказал он, - делает то, что может. Мы не гонимся за показателями. Что касается финансовых проблем, то нас проверяли и продолжают проверять многочисленные контролирующие организации, не выявившие никаких нарушений. Религиозная подоплека присутствует и называется она верой в Бога, без чего не может быть истинного спасения. Во всяком случае, никакой другой литературы, кроме духовной, братья и сестры не читают. Что касается системы работы, то каждый ее принимает или не принимает. Кто принял, тот остался.

Да, непросто человеку, ранее не знавшему никаких ограничений в передвижении и своих действиях, принять существующие в приюте порядки.

-- "Дом спасения" - центр закрытого типа, - констатирует Лалович, - отсюда и все ограничения. И это понятно: нельзя допустить, чтобы кто-то из прежнего окружения мог навещать своего бывшего товарища по наркотическому или запойному общению.

Спасенные судьбы

Мы с Евгением совершили довольно продолжительную экскурсию по центру спасения. Он находится в бывшем здании начальной школы, насчитывающей около семи десятилетий. Город отстроил новую школу, а старую отдал "лишним" людям.

Первым делом мы зашли в жилую комнату. В ней восемь спальных мест. В комнате обнаружили только худощавого сложения мужчину, сосредоточенно разбиравшего содержание сумки, с которой обычно ездят "челноки".

-- Это новенький, остальные в командировке, - пояснил Евгений. - Наши люди востребованы на строительных работах. В настоящее время в Челябинске они ремонтируют столовую на полторы тысячи мест на заводе железобетонных изделий. Кстати, подобные бригады возглавляют те, кто в свое время тоже прошел курс лечения и получил строительную специальность. А теперь они на добровольных началах выступают организаторами и наставниками товарищей по несчастью.

Оказывается, бывшие наркоманы становятся успешными предпринимателями. Мужчины в основном создают строительные фирмы, а женщины - фонды помощи пожилым людям. И у всех у них есть одно добровольное обязательство - помогать тем, кто только становится на путь исправления.

-- Мы, - поясняет Лалович, - являемся христианами, придерживаемся здорового образа жизни. Среди наших сотрудников нет ни одного, кто курит, пьет или сквернословит.

По этой самой причине руководители промышленных предприятий с охотой берут командированных из Кыштыма. Где еще найдешь работников с гарантированной трезвостью, не помышляющих что-то украсть, схалтурить или схалявничать? Зарабатывают они по 5000-6000 рублей, которые не даются на руки, а идут в кассу центра спасения.

Но дело не в деньгах. Здесь работает система иных ценностей. Человек, который прежде погибал из-за собственных пороков и равнодушия общества, становится личностью в результате производительного труда и духовной практики. Этой истине и следуют в "Доме спасения". По словам Лаловича, она зиждется на трех китах - дисциплине, трудотерапии и слове Божьем. Работают подопечные центра не только на стройке. Они делают все: могут огород старушке вскопать, отлить унитаз на местном каолино-керамическом комбинате "Ксанта", сформовать кирпич на огнеупорном заводе. А в столярной мастерской самого дома изготавливают на заказ двери.

Реабилитационный центр открылся четыре года назад. Прежде бездомных и беспризорных просто кормили. Потом стали собирать для реабилитации. Многие клиенты центра не имеют ни паспортов, ни медицинских полюсов, а здоровья у них совсем не осталось. Приходилось лечить, восстанавливать документы, в буквальном смысле возвращать с того света.

Правда, далеко не все готовы расстаться с прежним образом жизни. Немало тех, кто срывался, сбегал, чтобы спустя год-два вновь постучаться в спасительные ворота. КПД реабилитационного центра равен 25 процентам. И это неплохо - четвертая часть спасенных судеб!

География постояльцев обширная. В центр они прибыли из Кыштыма, Челябинска, Озерска, Снежинска, Миасса. Однажды прибился страдалец из Воронежа. Информация о спасительном центре передается из уст в уста. Сегодня в нем обретаются около 50 человек.

Вызывает удивление, что при такой концентрации пусть бывших, но все-таки наркоманов, алкоголиков, а то и рецидивистов-уголовников здесь не случилось ни одного серьезного конфликта, ни даже заурядной драки. Как такие люди вмиг становятся паиньками?

-- У нас не тюрьма, и с дубинами мы не ходим, - объясняет Лалович. - Делаем все с любовью, которую Бог изливает в наши сердца. А люди, которым мы служим, отвечают нам тем же. Это в той жизни они были уголовниками, жили по понятиям, а здесь они - никто и звать их никак.

Немаловажно и то обстоятельство, что организовали реабилитационный центр бывшие наркоманы. Сам Лалович лет десять назад погибал от "дури". Родители пытались лечить, но ничего не помогало.

-- В итоге я ушел из дому и несколько месяцев жил в подвале, - рассказывает Евгений. - Папа с мамой нашли меня, привели домой, отмыли и переодели. И пришел ко мне Ярослав Левченко, тоже бывший наркоман, который сказал: есть Господь, и он может тебе помочь. Я принял в свое сердце Иисуса Христа. А после молитвы покаяния во мне начало что-то меняться.

Кто-то вправе усомниться: мол, разве можно вернуть наркомана в нормальную жизнь? Но когда не остается ничего другого, то каким бы ни было средство, главное - чтобы оно обладало действенностью. И в этом отношении опыт работы "Дома спасения" кроме скептицизма заслуживает того, чтобы его феномен изучался. Даже если на кону одна реально спасенная человеческая жизнь.

Комментарии
Комментариев пока нет