Новости

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Страшно, аж жуть!

01.10.2002
Наш корреспондент - об опыте общения с лешим, знахаркой и домовым

Анатолий СТОЛЯРОВ
Троицк
Силкина гарь
Почему это место в лесу называется "Силкина", да еще и "гарь"? Потому что Силкин, забулдыга и лентяй из деревни Мокрые кусты, то ли по дури, то ли по неосторожности спалил однажды лес, где в изобилии плодились грузди.
Уже давно нет ни Мокрых кустов, ни пьяницы Силкина, да и гари самой нет - сплошной стеной встал на ней осинник и березняк. Но по-прежнему после теплых дождей, расталкивая землю тугими своими белыми головами, поднимается здесь неисчислимая груздевая рать.
Пуще глаза стерег я это заветное место и если привозил кого сюда, то только самых надежных друзей, которые, как и я, свято хранили тайну этого грибного царства.
Однажды со мной по грузди напросился "безлошадный" знакомый Витька, и я не устоял - взял его с собою: вдвоем-то веселее! Неделю спустя я вновь завернул в Силкину гарь и.

Наш корреспондент - об опыте общения с лешим, знахаркой и домовым

Анатолий СТОЛЯРОВ

Троицк

Силкина гарь

Почему это место в лесу называется "Силкина", да еще и "гарь"? Потому что Силкин, забулдыга и лентяй из деревни Мокрые кусты, то ли по дури, то ли по неосторожности спалил однажды лес, где в изобилии плодились грузди.

Уже давно нет ни Мокрых кустов, ни пьяницы Силкина, да и гари самой нет - сплошной стеной встал на ней осинник и березняк. Но по-прежнему после теплых дождей, расталкивая землю тугими своими белыми головами, поднимается здесь неисчислимая груздевая рать.

Пуще глаза стерег я это заветное место и если привозил кого сюда, то только самых надежных друзей, которые, как и я, свято хранили тайну этого грибного царства.

Однажды со мной по грузди напросился "безлошадный" знакомый Витька, и я не устоял - взял его с собою: вдвоем-то веселее! Неделю спустя я вновь завернул в Силкину гарь и... не узнал ее - словно тысячи кротов разом вывернули наизнанку землю. Дерн почти везде был снят, он безобразно зиял вспоротым своим нутром, а в беззащитной его черноте угадывались белые опушенные нити безвозвратно загубленных грибниц.

А когда я с растерзанной душой покидал заветное место, на выезде из гари меня остановил Витька с приятелями на трех "жигулях".

-- Анатолий, смотри, сколько мы грибцов надрали! Не чета нашему с тобой последнему рейду. Мы счас прямо на базар шпарим, а после базару жду тебя к себе. Обмывать удачу будем...

Багажники и салоны всех легковушек под завязку были забиты груздями вперемежку с дерном.

...Лишь спустя полмесяца после обильных обложных дождей мы с женой Светланой собрались по грибы. До лесного массива, где расположена Силкина гарь, есть только одна малоезженая дорога и с нее четыре свертка. Силкина гарь - на последнем, сторожат въезд в нее высокие обугленные пни.

Я считаю свертки. Первый, второй... На третьем на старой дуплистой березе замечаю шевеление, мохнатое существо неопределенных очертаний полыхнуло желтыми плоскими глазами гневно и зло.

-- Что это? - всполошилась жена. - Ты видел?

Я заглушил двигатель, вышел из машины. На дуплистой березе никого не было, лишь покачивались потревоженные ветви, осыпая семена и тонкие лоскуты бересты.

-- Леший, должно быть, - пошутил я, но смеяться мне почему-то совсем не захотелось.

-- Я тоже об этом подумала, - эхом отозвалась жена и опустила кнопку дверного замка.

Мы поехали к четвертому свертку, но уперлись в болото. Никак проехали въезд в Силкину гарь? Пришлось вернуться назад, и вновь я стал считать свертки: один, два, три... Где четвертый? Четвертого нигде не было, как не было высоких обгорелых пней. Что за наваждение? Больше часа мы безуспешно искали въезд в Силкину гарь, а потом, оставив машину и взяв корзины, решили добраться до нее пешком. Я никогда не плутаю по лесу, но на этот раз заблудился. Потом сбилась с дороги Светлана, потом мы потеряли машину. Впечатление было такое, что кто-то невидимый и коварный заставляет нас делать ошибку за ошибкой и без толку кружить по лесу.

Временами казалось, что это неведомое существо только что прошло впереди нас, сбив росу с высоких папоротников, но чаще я ощущал его тяжелое дыхание и жуткий леденящий взгляд сзади. Тогда холодел затылок, и я начинал запинаться. Жена тихо плакала.

-- Это ты виноват, что привел в Силкину гарь Витьку-дуралея! - говорила она. - Вот ОН и осерчал за это - закрыл дорогу, почитай, уже который час водит и водит нас между сосен.

Я молчал и терялся в догадках: куда подевалось мое умение ориентироваться, выработанное долгими скитаниями с ружьем по лесу?

Лишь к вечеру мы нашли свой автомобиль, но так и не обнаружили Силкину гарь. Нынче я опять пытался отыскать заветное место, но его больше нет, как нет высоких обугленных пней и нет четвертого свертка.

А недавно встретил Витьку.

-- Слушай, Анатолий, холера в бок, ну никак я больше не найду Силкину гарь! Почему?

-- За жадность твою закрыл нам дорогу леший.

Сглаз

Я никогда не верил в это. Пока вдруг не заболел тяжелой и необъяснимой болезнью. Шестой месяц я лежал в больнице, меня переводили из отделения в отделение, собирали консилиумы, врачи пробовали различные методики лечения, заставляли пить множество всяких лекарств и снадобий, но улучшения не наступало. И тогда одно из медицинских светил посоветовало мне обратиться к бабке Каблучихе.

Неказистый домик на Гончарке (северо-восточный район Троицка - А.С.) до самых окошек увяз в земле. На его завалинке и скамейке у ворот около десятка людей ожидают своей очереди. Я тоже присел, невольно прислушался к их неторопливому разговору.

-- В прошлом году на меня беда навалилась, - рассказывала пожилая женщина с банкой помидоров свежего засола в авоське, - запил мой сын-обалдуй. Так запил - спасу нет! Чего только мы с ним не делали: ампулу вшивали, кодировали, к экстрасенсу ходили... Да только напрасно все это было. Хороший человек надоумил меня к бабушке Каблуковой обратиться. Четыре сеанса она ему провела. И ведь бросил пить мой обалдуй! Теперь вот я хочу на прием к ней попасть - с желудком замаялась...

-- А я к ней из Норильска прилетела, - вступила в разговор молодая, модно одетая особа, - услыхала: лучше нее никто бесплодие не лечит. Вот только не знаю, как рассчитываться с ней, говорят, денег она не берет.

-- А ты, милая, купи ей чего-нибудь - конфеток или колбаски. Я, например, банку помидорчиков своих захватила.

Я посмотрел на корзину яблок, что принесли мы со Светланой. Жена моя оказалась предусмотрительной.

Через два часа я, наконец, зашел в дом знахарки Каблуковой и в скупом свете подслеповатых оконцев увидел сгорбленную старуху, пучки трав и кореньев, развешанных по стенам, банки и колбочки с латинскими названиями снадобий. В доме было холодно, но уютно и опрятно.

-- Рассказывай, - приказала знахарка и указала мне на стул.

Я рассказывал. Каблучиха слушала, и все время на своем лице я ощущал ее немигающий ястребиный взгляд.

-- Тебя сглазили, сынок, - вдруг сказала она, - а ну, признавайся, кому вред учинил?

Я начал вспоминать и перечислять имена тех, кого вольно или невольно мог я обидеть.

-- Не тот, не та, не тот, - повторяла вслед за мною старуха, а ее ястребиные немигающие глаза пепелили мою душу.

-- Стой! Вот она, старая ведьма! Сколько же она людям принесла горя... Знаю, околела она два года назад. Чтобы избавиться от ее заклятия, надо тебе забить осиновый кол в ее могилу. Тогда многим живущим будет от недуг избавление. Еще знаю, где могила ее...

Я стал мямлить о недопустимости надругательства и кощунства на погосте...

-- Ладно, - сказала она, - есть еще способ, но поможет он лишь тебе. Поставь в церкви перед иконой Божьей Матери три свечи и закажи молитву за упокой души ее окаянной.

Я оставил корзину с яблоками и, пятясь к выходу, первый раз осмелился посмотреть в глаза Каблучихи.

Они были смертельно усталы.

...Я сделал все так, как наказала мне знахарка, и болезнь помалу начала отступать. Кто она, бабка Каблучиха, мать Каблукова, как ее называли в Троицке? Увы, полного имени ее не знаю. Она умерла, но множество людей вспоминают ее добрыми словами. Врачи до сих пор поражаются: от чего только она не излечивала! От язвы желудка и белокровия, от камней печени и почек, от инсульта и инфаркта, избавляла своих пациентов от контрактур и неврозов. А скольких женщин, отчаявшихся родить, сделала счастливыми матерями!

А еще я узнал, что по образованию она - военный фельдшер, что лазала по передовой, вынося раненых солдат на себе из-под огня. Скольким людям сохранила жизнь! Сколько душ спасла! Я преклоняю голову пред прахом твоим, мать Каблукова. Царство тебе небесное!

Домовуша-хозяин

Так называет его моя жена. Я никогда не видел его наяву, а Светлана говорит, что видела однажды мельком. Он похож на клубок ниток из пуховой шерсти, а вот глаза у него очень задумчивые и совершенно человечьи.

Характер у Домовуши своеобразный. Когда в доме царит покой, когда в нем чистота и порядок, он не дает о себе знать. Но стоит нам неделю не прибраться или оставить после гостей на ночь гору немытой посуды, тут он и показывает свой норов. Я всякий раз это слышу.

Среди ночи как что-то загремит на кухне!

Включаю свет и нахожу на полу разбитую тарелку или опрокинутую чашку. Нет, они не были свалены в неустойчивую кучу, каждая стояла по отдельности. Еще хуже, когда мы с женой ссоримся. Начинается такое! То исчезнут мои очки. Я их долго ищу и потом вдруг нахожу в самом немыслимом месте. То вдруг на письменном столе сама по себе приходит в движение авторучка: она падает на пол и обязательно закатывается так, что приходится отодвигать мебель. То с кухонной подвески начинают срываться и падать один за другим ножи. Они втыкаются в пол и тонко позванивают. А когда мы покидаем квартиру на несколько дней, Светлана говорит ему на пороге: "Ты слышишь нас, Домовуша? Отзовись".

Мы замолкаем, слышим в ответ вздох или едва заметное движение воздуха.

-- Оставайся за хозяина и стереги дом. Я тебе за это угощение на столе оставила.

На тарелку она кладет ореховое пирожное. Когда мы возвращаемся, оно так и лежит, но тарелка всегда чуть сдвинута, а пирожное слегка примято, и нам кажется, что от него отщипнули кусочек. Мы смеемся, потому что на душе в этот момент становится как-то по-особому хорошо и светло. Хотите верьте, хотите нет. А лучше заглядывайте к нам в гости. Проверим вместе! n

Комментарии
Комментариев пока нет