Новости

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Конец видео

26.03.2010
Куратор Екатеринбургского филиала Госцентра современного искусства Владимир Селезнев показал в челябинской галерее «ОкNо» «вершки и корешки» уральского видеоискусства.

Куратор Екатеринбургского филиала Госцентра современного искусства Владимир Селезнев показал в челябинской галерее «ОкNо» «вершки и корешки» уральского видеоискусства.

Когда Виктор Давыдов, чья выставка на днях завершилась в галерее «OкNo», Олег Еловой (экспозиция его работ была представлена раньше), Вячеслав Мизин (ныне известный по участию в арт-группе «Синие носы») и другие начинали делать свои первые, эталонные, образчики среднеуральского видеоискусства, Владимира Селезнева не то чтоб в Екатеринбурге еще не было. Он, в сущности, и художником тогда не являлся — только что окончил школу, отработав какое-то время на заводе, ушел на два года в армию, а вернувшись, поступил в нижнетагильский худграф. Во многом по этой причине его авторская программа «Вершки и корешки уральского видеоарта», представленная недавно в Челябинске, была построена в меньшей степени на работах 1990-х, а в большей — на перекличке идей того времени с «нулевыми», когда за эксперименты с видео принялся он сам. Одна из ранних работ («Клаустрофобия», 2001), созданная им вместе с Евгением Гольцовым и Иваном Снегиревым, соратниками по арт-группе «Зер Гут», также вошла в ретроспективную подборку.

В интервью сайту mediazavod.ru Владимир Селезнев, сегодня помимо прочего куратор Екатеринбургского филиала Госцентра современного искусства, рассказал о том, как с товарищами по творчеству стал локальной легендой художественно-графического факультета в Нижнем Тагиле и какую еще видеопрограмму покажет в Челябинске в ближайшее время.

Когда вы обратились к видеоопытам?

— В 2001 году. Начали мы заниматься видео втроем, в составе группы «Зер Гут», которая образовалась после того, как в Нижнем Тагиле прошел семинар-пленэр «Искусство в индустриальном пейзаже». Туда приехали московские художники, один из мастер-классов вел Дмитрий Гутов. Он читал сначала несколько лекций, потом мы делали совместную работу. Дима Гутов, когда у нас что-то получалось, произносил: «Зер гут». С тех времен и повелась наша группа с таким же названием.

Работы других уральских видеохудожников на вас сказались?

— Конечно, на нас влияли короткие фильмы студии «Ю-7», но мы всегда хотели заниматься чем-то серьезным. Поэтому работа, выполненная в подобной стилистике анекдота, у нас была только одна — самая ранняя. После мастер-классов мы решили делать более нагруженные идеями вещи. Такой была наша следующая выставка с тотальной инсталляцией и видеоартом, ставшая одновременно дипломным проектом. Это был нонсенс для худграфа — защищать диплом тем, что нам не преподавали. Наши руководители, например, от меня ждали скульптуру, от парней — живопись. В итоге мы принесли на защиту компакт-диск с документацией своей выставки. За защиту получили пятерку, даже с похвалой. Потом мы стали локальными худграфовскими легендами. И даже сейчас, спустя почти 10 лет, на факультете знают группу «Зер Гут». А наши гипсовые маски (для той выставки их было сделано около тысячи), которые мы снимали со своих лиц и вывешивали на фасаде заброшенного здания, до сих находятся в комнатах худграфовского общежития.

Художник Виктор Давыдов был не первым человеком, который мне сказал, что в видеоарт приходят люди, которые не умеют рисовать.

— Сережа Брюханов (абстракционист и акционист из Нижнего Тагила — прим. авт.) считает: неважно, чем ты занимаешься, но если ты называешь себя художником, то должен получить классическое образование, а потом подаваться хоть в видеоарт, хоть в перформансы. Но я не сторонник такого взгляда. По-моему, человек может и без того делать что ему угодно. И видео тоже.

Сегодня можно говорить вообще о каком-то образовании в сфере видеоискусства?

— До сих пор нет. У нас учат на кинематографистов, фотографов, телевизионщиков, операторов. Но у нас нет медиацентра, где дается профессия именно видеоартиста, а не клипмейкера, не редактора теленовостей. Есть школа Родченко в Москве, где преподают и то, и другое, и третье. Но, во-первых, она частная, во-вторых, я не могу вспомнить сейчас конкретных людей, которые бы ее окончили и стали видеохудожниками. Правда, она существует не столь длинный срок. Может быть, все еще впереди.

Вам не кажется, что видеоарт сегодня начинает превращаться в прикладной вид современного искусства? Без него не обходится ни одна более или менее приличная выставка, и каждый художник считает себя обязанным сделать видео.

— Возможно. Сейчас часто бывает, когда художник рисует картину и, желая прослыть еще и видеоартистом, делает на ту же тему какой-то совсем необязательный ролик. В таком случае видео либо отдельно работает, либо вообще не работает, оно кажется надуманным. В результате появляется много профанных вещей, какая-то пена поднимается, в том числе благодаря доступности техники.

Из-за этой самой доступности, по мнению кураторов, видеоарт вообще умирает. Мол, техника обесценивает его.

— Думаю, именно жанр видеоарта (не направление) давно уже умер, и то, что я показывал в Челябинске, относится больше к видеоинсталляции и видеоперформансам. С этим, кстати, связана большая проблема. Видеоарт ведь до сих пор является мало описанным термином, в который входит слишком много всего: и короткометражное экспериментальное кино, и абстрактная анимация, и документация акций. Поэтому в головах и у художников, и у критиков все смешивается. А публика в свою очередь не особо хочет в этом разбираться. Умер ли видеоарт как направление? Вряд ли.

28 апреля вы снова приезжаете в Челябинск, чтобы показать в рамках проекта «Видеодром» в StudioDivanGallery уже программу работ голландского художника Улая, живого классика видеоарта. Года три назад он гостил в Екатеринбурге. Какие воспоминания у вас остались от этого визита?

— Улай человек открытый и простой в общении, и даже я со своим не очень хорошим английским мог с ним долго говорить абсолютно обо всем. Если сравнивать его с какой-нибудь личностью из музыкального мира, то это такой типаж Игги Попа. Такой же худой, жилистый, высокий и с нордической красотой во взгляде. Очень умный художник со своим особым взглядом на творчество. Во время приезда в Екатеринбург он говорил: «Сейчас особенно важно, чтобы в искусстве было этическое начало». Он категорически против всего коммерческого и декоративного в искусстве, он за чистые формы. Ими Улай вместе с женой Мариной Абрамович (главная женщина в перформансе - прим. авт.) и занимались в свое время. В Челябинске я покажу несколько знаковых работ, созданных им в дуэте с супругой. Будет парочка его собственных видео, которые он сделал, когда расстался с Мариной. Не знаю, войдет ли в показ последняя их совместная работа «Любовники. Прогулки по Великой Китайской стене». В ней они идут навстречу друг другу по Великой Китайской стене, обнимаются, целуются и расходятся в разные стороны. Улай рассказывал мне, что после этой работы они действительно с Мариной больше не встречались. Расстались и как супруги, и как соавторы. Такое вышло романтическое прощание.

Комментарии
Комментариев пока нет