Новости

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Ссудный день Сергея Картавцева

30.03.2010
Инвалид по зрению стал заложником банковского кредита

Марина КЛАЙН

Троицк

Когда осенью прошлого года троичанин Сергей Картавцев получил исковое заявление из суда, в котором сообщалось, что он как физическое лицо является поручителем по невы-плаченному кредиту ООО "Реабилитационный центр инвалидов (РЦИ) "Малахит", а потому должен выплатить порядка трех миллионов рублей, он чуть не потерял сознание. Откуда у инвалида по зрению первой группы такие деньги?! Он уже несколько лет живет на одну пенсию по инвалидности, вместе с женой воспитывает несовершеннолетнюю дочь и просто числится генеральным директором ООО "РЦИ "Малахит", так как с 2007 года его предприятие практически не работает.

--  Когда-то наше предприятие по производству полуфабрикатов и колбас было известно на всю область. Но после громкого убийства в феврале 2007 года директора по коммерции Николая Норова все пошло наперекосяк, - рассказывает Сергей Васильевич. - Предприятие захватили рейдеры, оборудование, имущество и финансовые средства были разграблены.

Инвалид по зрению стал заложником банковского кредита

Марина КЛАЙН

Троицк

Когда осенью прошлого года троичанин Сергей Картавцев получил исковое заявление из суда, в котором сообщалось, что он как физическое лицо является поручителем по невы-плаченному кредиту ООО "Реабилитационный центр инвалидов (РЦИ) "Малахит", а потому должен выплатить порядка трех миллионов рублей, он чуть не потерял сознание. Откуда у инвалида по зрению первой группы такие деньги?! Он уже несколько лет живет на одну пенсию по инвалидности, вместе с женой воспитывает несовершеннолетнюю дочь и просто числится генеральным директором ООО "РЦИ "Малахит", так как с 2007 года его предприятие практически не работает.

-- Когда-то наше предприятие по производству полуфабрикатов и колбас было известно на всю область. Но после громкого убийства в феврале 2007 года директора по коммерции Николая Норова все пошло наперекосяк, - рассказывает Сергей Васильевич. - Предприятие захватили рейдеры, оборудование, имущество и финансовые средства были разграблены. В результате всей этой неразберихи миллионные долги практически повисли на мне, хоть я не являлся собственником предприятия и не подписывал никаких документов по кредиту.

Эта история началась в мае 2006 года. Предприятие "Малахит" взяло в одном из банков города кредит в пять миллионов рублей на один год под залог имущества. Договор кредита заключал директор по коммерции Николай Норов. У него была доверенность на полную хозяйственно-финансовую деятельность предприятия, а потому этими деньгами он распорядился по своему усмотрению.

После смерти Норова ряд дополнительных соглашений по кредиту подписали Сергей Картавцев и заместитель директора по производству Юрий Бухаров, который, кстати, является инвалидом второй группы.

-- Мы прекрасно осознавали, что кредит надо как-то выплачивать, а потому мы без проволочек пролонгировали договор с банком, заключили дополнительные соглашения по изменению графика платежей, - поясняет Сергей Картавцев. - Более того, когда во время рейдер-ского захвата предприятия было утеряно залоговое имущество, мы предложили в залог другое оборудование и сделали все, чтобы оно поступило в залог именно банку, а не было вывезено в неизвестном направлении. В 2009 году стало известно местонахождение первоначального залогового имущества. Мы обратились в милицию с просьбой о содействии в его аресте и изъятии, но все безрезультатно. Пока наше предприятие какое-то время находилось на плаву, мы как могли выплачивали кредит. Даже после прекращения финансово-хозяйственной деятельности "Малахита" платежи в банк поступали до декабря 2008 года.

Когда осталось выплатить порядка двух миллионов рублей, финансовая ситуация на предприятии катастрофически ухудшилась. Долги стали расти как снежный ком. За год задолженность по кредиту выросла еще на миллион рублей. В эту сумму вошли немалые проценты за просрочку. Естественно, банк начал требовать оплаты по счетам. Но для Картавцева, не имеющего к тому времени ничего за душой, просто нечем было платить. А тут еще, после обращения банка в суд, выяснилось, что в 2007 году Картавцев якобы подписал договор поручительства. Любой грамотный человек знает, что поручитель полностью отвечает за кредитора и фактически закладывает под получение кредита свое имущество. Знал это и Сергей Васильевич, а потому, как он утверждает, ни под чем подобным не подписывался.

-- Получилось так, что банк привлек меня в качестве поручителя без моего согласия. Когда я пришел подписывать договор пролонгации, сотрудник банка просто указал мне место, где нужно поставить подпись, не называя конкретных документов, - объясняет Картавцев. - С учетом особенности моего здоровья (я совершенно слепой) договоры кредита и поручительства мне должны были зачитать вслух. Об этом я узнал позднее от адвоката, когда готовил встречное исковое заявление о признании договора поручительства недействительным. А мне никакой пакет документов на поручительство не предъявлялся и не озвучивался. Поверьте, я бы никогда не подписался под поручительством, а банк умышленно ввел меня в заблуждение, умалчивая о таком договоре.

Троицкий суд, где рассматривалось дело сразу по нескольким искам (банка к ООО "РЦИ "Малахит" и Сергея Картавцева о признании договора поручительства недействительным), занял сторону банка. Он принял решение взыскать солидарно с общества с ограниченной ответственностью "РЦИ "Малахит", Сергея Картавцева и Юрия Бухарова в пользу банка по кредитному договору долг в сумме 3 миллионов 154 тысяч 164 рублей. В удовлетворении исковых требований о признании недействительным договора поручительства Сергею Картавцеву было отказано. Суд посчитал, что он знал о заключенном договоре поручительства со дня его подписания и полагал, что не возникнут обстоятельства для его исполнения.

Директор банка Дилара АХМЕДЖАНОВА:

-- Сергей Васильевич Картавцев занял не совсем объективную позицию, ссылаясь на то, что не знал, какие документы он подписывал. По его словам, он имеет значительный стаж предпринимательской деятельности и опыт работы с кредитными учреждениями. Доверительные финансовые отношения с нашим банком на протяжении длительного времени давали право при заключении договора поручительства, учитывать его материальное положение, платежеспособность. Зная трудности, возникшие на предприятии, мы пошли навстречу нашим клиентам: пересмотрели график внесения платежей, постоянно вели переговоры: Но когда платежи по кредиту перестали поступать, мы вынуждены были обратиться в суд. Суд первой инстанции наши требования удовлетворил, а областной решение оставил в силе. Безусловно, в случае реализации залогового имущества сумма долга по кредиту уменьшится. И еще. По решению головного управления нашего банка никаких исполнительских действий в отношении Сергей Васильевича Картавцева предприниматься не будет.

Но и это решение не удовлетворило Сергея Картавцева, ведь договор поручительства остался в силе. Теперь он намеревается отстаивать свои права вплоть до Страсбургского суда. А пока делом Картавцева занимается прокуратура.

Светлана НЕКРАСОВА, юрист:

-- Сложившаяся ситуация стала возможной из-за пробелов в гражданском законодательстве. В Уголовно-процессуальном кодексе, в статье 167, четко прописана ситуация, когда человек с физическими недостатками обязан действовать через своего законного представителя или понятых, которые подтверждают своими подписями содержание протокола и факт невозможности его подписания. Если бы такая же норма была прописана в Гражданском кодексе, то не возникло бы подобной ситуации.

Росчерк Сергея Картавцева под договором поручительства никак нельзя классифицировать как подпись. Сотрудники банка должны были воспользоваться возможностью, предоставленной п. 3 ст. 160 ГК РФ, и предложить ему заверить подписываемые документы с помощью рукоприкладчика. Возможно, это позволило бы избежать дальнейших недоразумений. С другой стороны, самому Картавцеву нужно было проявить разумную осторожность и прийти в банк с доверенным лицом.

Комментарии
Комментариев пока нет