Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Черноморская коммуна" в "Челябинском рабочем"

06.04.2010
Старейшая областная газета в войну дала приют коллегам из Одессы

Елена ФРАНЦЕВА

Челябинск

К концу первого военного года население Челябинска увеличилось почти вдвое. Оно росло стремительно: с территорий, оказавшихся в прифронтовой зоне, оккупированных фашистами, в наш город были эвакуированы десятки предприятий и их трудовые коллективы, различные организации, тысячи, десятки тысяч людей. В этих условиях "Челябинский рабочий" мог смело объявлять среди профессионалов самой высокой пробы конкурс претендентов на должности своих сотрудников. И редакция не упустила эту возможность. Хотя из сегодняшнего далека трудно понять, действительно ли была острая необходимость заполнить вакантное место или человека просто стремились поддержать в сложных для него обстоятельствах.

Старейшая областная газета в войну дала приют коллегам из Одессы

Елена ФРАНЦЕВА

Челябинск

К концу первого военного года население Челябинска увеличилось почти вдвое. Оно росло стремительно: с территорий, оказавшихся в прифронтовой зоне, оккупированных фашистами, в наш город были эвакуированы десятки предприятий и их трудовые коллективы, различные организации, тысячи, десятки тысяч людей. В этих условиях "Челябинский рабочий" мог смело объявлять среди профессионалов самой высокой пробы конкурс претендентов на должности своих сотрудников. И редакция не упустила эту возможность. Хотя из сегодняшнего далека трудно понять, действительно ли была острая необходимость заполнить вакантное место или человека просто стремились поддержать в сложных для него обстоятельствах. Принят был водителем, например, педагог с высшим образованием, ни дня не работавший шофером. Пополнение творческого состава никаких оговорок не требовало, и здесь газете повезло.

Например, осенью 1941-го фоторепортером был принят Евгений Элленгорн. К моменту устройства в "Челябку" у Евгения Яковлевича был почти 50-летний опыт профессионального фотографирования. Кстати, в его художественной студии в Твери вместе с группой местных поэтов фотографировался Сергей Есенин. За плечами нового сотрудника была работа в одной из старейших организаций Академии наук СССР - ЛАФОКИ (лаборатории научно-прикладной фотографии и кинематографии), а также участие в ряде фотовыставок в СССР и за рубежом, на некоторых из них он отмечен наградами. Заведующей отделом искусства и литературы редакции работала член Союза театральных деятелей СССР, выпускница первого набора театроведческого факультета ГИТИСа Любовь Фрейдкина.

Литературным секретарем "ЧР" весной 1942-го была оформлена Надежда Гнедина. Окончив Высшие литературные курсы, она в середине 30-х годов вместе с мужем, первым секретарем и пресс-атташе советского посольства, жила в Берлине, писала для газеты "За рубежом" и для "Литературной газеты", к началу войны работала в журнале "Интернациональная литература" референтом по немецкой литературе и литературным редактором отдела теории и критики. После эвакуации из Москвы в Челябинск Надежда Марковна короткое время работала в поликлинике, потом пришла с заявлением о приеме на работу в "Челябинский рабочий". Тогдашний редактор газеты Федор Лифшиц положительно решил вопрос - подписал заявление. Надо сказать, что при этом он брал на себя огромную ответственность, потому что, я уверена, знал о том, что муж Надежды Марковны, руководивший отделом печати Народного комиссариата иностранных дел, арестован органами НКВД и осужден. Этот вопрос тщательно обойден в автобиографии новой сотрудницы, собственноручно написанной ею. Возможно даже, что писала она эту биографию при непосредственной подсказке редактора.

Было бы большой смелостью предположить, зная жизненные дороги этих людей, об их довоенном знакомстве. Но оба были одесситы. А это во все времена срабатывало как своеобразный пароль. Как бы то ни было, Надежда Марковна, на иждивении которой были дочь и мать, получила место в газете. И, может быть, не раз вспоминала Челябинск, когда в Москве руководитель писательского союза Александр Фадеев препятствовал получению ею работы в качестве переводчика.

Что касается журналистов-одесситов в "Челябке" военного времени, то это отдельная страничка нашей истории. Юбилейный год Победы в Великой Отечественной войне - повод, чтобы о ней рассказать.

Их было несколько человек, работавших в областной газете "Черноморская коммуна" ("Чорноморська комуна"), выходившей в Одессе до последних дней защиты города, и потом собравшихся в Челябинске вокруг своего прежнего редактора Федора Лифшица.

Михаил ГОЛЬДБЕРГ до войны поступил на заочное отделение Литературного института в Москве. Он активно сотрудничал с "Черноморской коммуной". Его очерки заметно выделяются на газетной полосе. Но в "Челябке" Гольдберг скоро был из литсотрудников переведен в заместители ответственного секретаря. Увы, круговерть этих обязанностей оставляет мало времени для собственно журналистской работы. В 1944 году Михаил был командирован в действующую армию, к челябинским танкистам-добровольцам. Участвовал с ними в освобождении Львова, помогал политотдельцам, а когда армия, наступая, двинулась дальше, на Запад, погиб. "Ранен на поле боя", - записано в журнале боевых потерь, который в ряду прочих документов военной поры теперь рассекречен и доступен. Это была не единственная боевая потеря "Челябинского рабочего" в годы Великой Отечественной войны, но Михаил погиб на фронте в звании гражданского журналиста. И такой он был у нас один.

Софья ШТЕРЕНБЕРГ. Она также из "Черноморской коммуны" и тоже была среди защитников Одессы до октября 1941-го, то есть до эвакуации. Добравшись до Урала, остановилась в Миассе. Здесь тогда работала младшая сестра Софьи - геолог, вместе с ней жил отец. Софью приняли на работу в миасскую, тогда районную, газету, поручив ей заведовать сельскохозяйственным отделом. Через два месяца она пришла в "Челябинский рабочий". Здесь одесситка возглавила партийный отдел, а когда Одесса была освобождена от фашистов, вернулась в родной город.

Еще один представитель "Черноморской коммуны" - Абрам ШТЕЙНБЕРГ. Проработал в ней около 10 лет - был литературным сотрудником, заведующим редакцией. Накануне войны ЦК ВКП(б) Украины назначил его директором издательства, в котором выходили "Черноморская коммуна" и другие издания Одесской области. Также защищал Одессу до последних дней. Знал ли Абрам Моисеевич, в самом начале 20-х годов поработавший курьером Одесской губчека, что здесь, в Челябинске, куда он попал, еще несколько лет назад жил известный одесский опер по борьбе с бандитизмом Осип Шор, с которого Ильф и Петров писали своего Остапа Бендера? Осип Шор "помогал своему другу, директору тракторного завода, поднимать народное хозяйство", а Абрам Штейнберг, назначенный заместителем редактора "Челябинского рабочего" по финансово-хозяйственной части, принял на себя заботы по обеспечению работы типографии, бытовому устройству редакционного коллектива. Он вернулся в Одессу лишь в 1946 году. В книге приказов так и было записано о причине освобождения с работы: "В связи с откомандированием в Одесский обком ВКП(б)".

У всех одесситов-журналистов был опыт работы в особых, практически военных условиях. Одесса, более двух месяцев находившаяся во вражеской осаде, систематически подвергалась бомбежкам и артиллерийским обстрелам, были проблемы с продовольствием, пресной водой. Но газета продолжала выходить, горожане передавали друг другу листовки, напечатанные "Черноморской коммуной". Корреспонденты ездили за материалами на передовую, которая проходила буквально у городских окраин. Это было опасно, и журналистский коллектив понес потери. Кстати, потом газета "Черноморская коммуна" была награждена медалью "За оборону Одессы".

В осажденной Одессе дважды побывал собкор "Красной Звезды" Константин Симонов. Он дал в "Черноморскую коммуну" свое стихотворение "Защитникам Одессы", где оно и было опубликовано 25 сентября. А через пять дней был отдан приказ об эвакуации войск из города.

:Из Одесского краеведческого музея мне прислали ксерокопии нескольких фотографий, сделанных в осажденной Одессе. На одной из них журналисты "Черноморской коммуны". В центре - редактор Федор ЛИФШИЦ. Он возглавил газету в январе 1941 года. И не только руководил ею, но и писал для нее: перо свое отточил в молодежной печати, в газете "Комсомолец Украины", армейской газете. В сражающейся Одессе по рукам ходила листовка с текстом "письма фашиствующему фюреру от потомков запорожцев". Ее автором был Ф. Лифшиц. " : Решили мы с тобой, сукин сын, поговорить один на один. Как завещали нам наши прадеды и деды, пусть на тебя обрушатся все беды. На этом мы писать кончаем и одного желаем, чтобы у тебя, пса, застряла во рту польская колбаса, чтобы ты со своими муссолинами подавился греческими маслинами. И тебя, свирепый гад, не минет советский снаряд. Передай это Герингу, Геббельсу и Риббентропу, а заодно поцелуй их в :". Когда несколько лет назад одесский музей подготовил специальную экспозицию, посвященную журналистике военных лет в Одессе, там было и об этой листовке, и об ее авторе. Верить ли, но экземпляр "послания" в 1945-м нашли подшитым к какому-то делу в берлинской рейхсканцелярии. Дело хранилось под грифом "Совершенно секретно". Я прочитала об этом в современном одесском альманахе "Дерибасовская - Ришельевская".

Челябинск, конечно, не Одесса, да и зима 1941-1942 годов - не первое военное лето. Как раз под Новый год ЦК ВКП(б) направил Федора Васильевича на Урал, в "Челябинский рабочий". Редакция тогда уже несколько лет как обжила бывший особняк купца Архипова по улице Коммуны. Облик здания, его изразцовые печи, лепнина, тонкая художественная роспись потолка парадной комнаты мало вязались с "бучей - боевой, кипучей", царившей здесь. Зато просторное помещение позволяло разместить возросший коллектив газеты. Ведь в него вскоре влились и коллеги из челябинских, закрытых в связи с военным временем, газет. Правда, через некоторое время сокращению подвергся и штат самой "Челябки" : с 60 до 40 человек. Сокращается и объем газеты - до двух полос.

"Челябинский рабочий" во время редакторства Лифшица был строг, официально подтянут. Юмор - за пределами газетных страниц. Большая подвальная статья, которую позволил себе редактор в номере, вышедшем в день очередной, 25-й, годовщины Октябрьской революции, проникнута не свойственным ему пафосом: "Встал на дыбы Урал. Встряхнул сединой Златоуст, вспомнил он, как ковал оружие еще Петру Первому. Полыхают огни Магнитки, льется грозная сталь, куется неприступная броня. Мчатся на запад груженные грозным уральским оружием поезда:"

Газета активно использует такую форму работы, как выездные редакции. Летом 1942 года начинают выходить ежедневные "боевые листки" на строительстве Челябинского трубного завода, в ноябре выездная редакция "ЧР" работает в Коркино - "в связи с исключительным значением подъема угледобычи". Журналисты подготовили и специальный иллюстрированный выпуск "Челябинского рабочего". Он назывался "Челябинцы - героическому фронту". Этот спецвыпуск взяла с собой делегация земляков, отправившаяся на передовую, чтобы поздравить бойцов с праздником Красной армии и передать им собранные южноуральцами подарки.

"Лифшиц был веселым человеком, любил шутку, анекдот, экспромт. Редко летучка заканчивалась без смеха, улыбки, - вспоминал Федора Васильевича работавший с ним в первый послевоенный год в одесской газете Владимир Николаев. - Всю жизнь буду благодарен Лифшицу. Он научил нас быть всегда в хорошем настроении, в любых ситуациях не теряться. "Ни часа без шутки" - его девиз". Еще рассказал В. Николаев о том, что редактор ввел в их коллективе "литературные среды" - встречи в редакции с интересными людьми.

Тут не стоит сомневаться: традиции этих "сред" Федор Васильевич "вывез" с Урала. В "Челябинском рабочем" они проводились и в его бытность, и много-много лет спустя. А 1942 год, на который пришлось редакторство Лифшица, был для подобных мероприятий особенно благоприятен. Ведь в Челябинске тогда работал академический Малый театр. Местное издательство возглавлял писатель Лев Никулин, эвакуированный с семьей в нашу область. В этом артистическом, интеллектуальном обществе редактор областной газеты был своим человеком. Во многом благодаря и этому "Челябинский рабочий" мог заполучить к себе самых именитых гостей.

С местным партийным начальством Лифшиц срабатывался не без труда. Эта "среда" была явно не по нему. Возможно, сказывалось то, что работавший до него редактором "Челябки" Семен Петров, утвержденный первым секретарем Миасского райкома партии, остался в области и не без пристрастия оценивал успехи и просчеты пришедшего ему на смену руководителя. На то у предшественника Лифшица были все права, ведь именно при нем газета стала участницей ВДНХ. Как бы то ни было, а следующий, 1943 год, "Челябинский рабочий" встретил с новым редактором.

Комментарии
Комментариев пока нет