Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Он, женщина и автомат

09.10.2002
Эдуард Лимонов. "Книга воды", Москва, "Ad marginem", 2002

Лучший жанр - биография. Так сказал Эдуард Лимонов. "Книга воды" это подтверждает. Много действия и, вправду, воды, в которой купался, мылся, парился, просто омочил ноги вездесущий и неутомимый писатель.

Эдуард Лимонов. "Книга воды", Москва, "Ad marginem", 2002

Лучший жанр - биография. Так сказал Эдуард Лимонов. "Книга воды" это подтверждает. Много действия и, вправду, воды, в которой купался, мылся, парился, просто омочил ноги вездесущий и неутомимый писатель. Герои повествования - он, женщина и автомат. Атлантика, Тихий океан! Дунай, Тибр, Енисей, Темза, Волга. Лиман, пруд, фонтаны, бани. В том числе и баня в Лефортовской тюрьме: Арык. "Лилась светло-белая горная вода в арыке, как наша беседа". Как наша жизнь.

Речка Харьков, кто о ней знает? Он и она, "мы шатались, млея от жары и вина, по Журавлевскому пляжу - мне завидовали, что у меня такая девчонка: Ей было 15 лет". Через много лет поседевший, матерый писатель-воин сидит в московском парке тоже с девчонкой, своей пассией, и бабушки спрашивают: "А сколько вашей внучке?" "Одиннадцать", - отвечает он, не моргнув глазом. Ей, правда, семнадцать.

"Исключая чечен, я знал всех знаменитых полевых командиров 90-х годов. Всего мира". Да, знал. И если не во всем мире, то уж в Европе и в Штатах знают писателя Эдуарда Лимонова. Бурно проживая дни и годы, он, пожалуй, может упрекнуть иных. "Основной упрек им - что они были расслабленными людьми. Мудрость жизни проста: обрел сознание, чувствуешь, что есть силы на большее, чем участь простого смертного, немедленно иди и рубись на баррикадах жизни. Не жалей себя, напрягай безжалостно: А то так и просидишь у "Зеркальной статуи", история уже не будет работать, ржавая будет стоять и потрескавшаяся".

Он помнит первый в своей жизни пруд, помнит всех муравьев, стрекоз, пчел, ос, мух, комаров, мальков. Он помнит всех людей, бывших там, у пруда. И удивляется, что через полсотни лет из этого гомона жизни возникает лишь мальчик в плавках. "Важен только странный мальчик в плавках, смотрящий на вас. И чтобы он заметил вас, подняв свой взгляд от мальков. А не заметил - ну и нет вас". Жестко сказано. Но ведь правда!

Он воевал в Абхазии, воевал в Приднестровье, воевал на Балканах. Во всяком случае, при нем всегда был автомат. К счастью, читатель, ты ни в одном рассказе не прочтешь, что он кого-то убил. А вот по открытой дамбе через Днестр в неприятельскую сторону он шел в полный рост. "Я представил, как бликуют в прицеле снайпера мои очки и сделал огромный глоток вкусного воздуха".

Известный театральный режиссер Н. Акимов как-то сказал: "Хорошо бы написать мемуары, а потом прожить жизнь". Эдуард Лимонов словно бы приближается к такому неосуществимому человеческому желанию. Он уже вспомнил многое, уже написал целую "Книгу воды", а теперь проживает жизнь в Лефортовской тюрьме. У него, как и прежде, как и всегда, неприятности с властями. Уже многие наши интеллигенты сумели подладиться к новой власти, уже и ласковы, и власть их тоже привечает.

Лимонов любит мчаться на броне танка, он утверждает, что ему нравятся разрушенные города. Только не верьте, что он разрушитель. Лучше поверьте, что он не любит все киснущее, вянущее, воняющее излишками буржуазной сытости и самодовольства. В своих вещах он искренен, проницателен, болен, как Шукшин. Именно это слово "больно" вы найдете между его бравурных и жестких абзацев.

Эрнест БЕГИЧЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет