Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Иск против доктора

11.10.2002
После неудачной операции челябинка обратилась в суд

Елена МАКУРИНА
Челябинск
Проколотый орган
С городской больницей  N 5 23-летняя Юлия Талайкова судится уже несколько месяцев. Выйдя замуж, она родила дочку. А потом решила поставить внутриматочную спираль. Как и рекомендовали врачи, Юля выждала после родов необходимые для проведения процедуры полгода. Потом проконсультировалась с гинекологом.

После неудачной операции челябинка обратилась в суд

Елена МАКУРИНА

Челябинск

Проколотый орган

С городской больницей N 5 23-летняя Юлия Талайкова судится уже несколько месяцев. Выйдя замуж, она родила дочку. А потом решила поставить внутриматочную спираль. Как и рекомендовали врачи, Юля выждала после родов необходимые для проведения процедуры полгода. Потом проконсультировалась с гинекологом. Тот сказал, что противопоказаний нет.

Когда пришла на процедуру, ее постоянного врача на месте не было, его заменяла гинеколог Инга Немытова. Она и взялась за установку спирали. Уже во время самой процедуры Юле стало плохо. Забеспокоившаяся Инга сразу же - без очереди - отвела пациентку на УЗИ. Исследование показало, что при установке контрацептива Юле проткнули матку и спираль на 15 миллиметров вошла в стерильную брюшную полость. Гинеколог Немытова вынесла приговор: "Нужно немедленно делать операцию". В этот момент у пациентки, уже и так измученной болью и неизвестностью, началась истерика. Еще с утра она считала себя здоровой, а теперь ее собираются оперировать. Кроме этого, после операции придется провести несколько дней в больнице, а что же все это время будет с полугодовалой Софьей, кормящейся исключительно материнским молоком? Но выбора у Юли не было.

Уже в гинекологии ей предложили на выбор две операции: одну - с уродующим швом через весь живот за 1800, а другую - с тремя проколами на животе за 3000 рублей. Пациентка выбрала из двух зол меньшее. Пока в течение шести часов ждали хирурга, ей стало еще хуже - поднялась температура, началось кровотечение. Наконец-то около десяти часов вечера прибыл врач. Потом наркоз, операция, реанимация. А дома всю ночь не спала - кричала без мамы - маленькая Софья.

При выписке прооперированной посоветовали в течение трех лет не рожать.

Когда Юля лежала в больнице после операции, соседки по палате посоветовали ей обратиться в суд. Во-первых, об опасности и возможных последствиях установки спирали Талайкову никто не предупреждал. Во-вторых, ни о каких противопоказаниях к процедуре до прокола матки врачи не говорили. А вот позже, уже в зале суда, медики попытаются объяснить неудачную установку разными причинами - и состоянием матки после родов, и некоторыми заболеваниями пациентки. Но если противопоказания все-таки были, то почему же гинеколог взялась за проведение процедуры? А потому, что, как утверждает Юля, Немытова даже не заглянула в ее медкарточку. Впрочем, в суде Инга заявила, что изучала карту пациентки в течение десяти минут. Но тогда вопрос о возможности проведения процедуры встает еще острее.

Поразмыслив обо всем этом, пострадавшая все-таки обратилась к адвокатам. Оба отказали. Первый аргументировал тем, что дело неминуемо проигрышное из-за медицинских тонкостей. Второй убеждал, что негативные последствия возможны после любой врачебной манипуляции.

А через несколько месяцев в почтовом ящике Юля нашла рекламу, в которой некий Владислав Лукин предлагал помощь "в восстановлении справедливости при некачественном лечении". Юля позвонила по указанному телефону. С тех пор прошло уже три заседания суда. На последнем судья вынесла постановление о проведении экспертизы. Делать ее будут в Екатеринбурге, поскольку местным экспертам Юля не доверяет: чтобы получить копию своей медицинской карты, ей пришлось дойти до главного акушера-гинеколога области Инны Катачковой, принимать отказы в выдаче копий документов, выслушивать уверения о ненужности разбирательства в суде и просьбы пожалеть гинеколога Ингу Немытову, у которой "жизнь не складывается".

Сейчас остается ждать, что же скажут эксперты. Это и решит исход дела.

Пока единственное, чего удалось добиться, - это возвращения денег за операцию, которую Юле должны были сделать бесплатно.

Эскулап-защитник

Вообще Владислав Лукин бывший патологоанатом, заведующий отделением железнодорожной больницы, а ныне пенсионер по выслуге лет. Проработав много лет в медицине, считает, что 10 процентов хирургических операций и манипуляций порождают осложнения. В экстремальной медицине эта цифра увеличивается до 25 процентов. Поэтому два года назад он решил заняться консультацией пациентов по защите прав, выступать их представителем в суде. Естественно, небесплатно: услуги его стоят пять-десять процентов от выигранной суммы.

Свою деятельность комментирует следующим образом: "В последние годы кардинально изменился подход к врачебной ошибке, сегодня закон ее рассматривает. Многие говорят, что стыдно обирать нищих врачей. Но в случае выигранного иска имущественно отвечает больница, а с конкретного врача взимается только одна ставка. Дел таких пока немного, потому что юристы за них берутся неохотно: знают, что проиграют без медицинских знаний. Да и в некоторых прокуратурах к медицинским искам относятся несерьезно. Жительница Коркино обратилась в следственные органы, сообщив, что после операции медики оставили внутри нее салфетку. Однако в прокуратуре возбуждать уголовное дело отказались, сославшись на мелкость проблемы. А среди врачей сильна корпоративность. Медики не дают показаний друг против друга. Сейчас я, по сути, иду против своих, но некоторые врачи меня все-таки поддерживают, хотя только "из-за угла", неявно.

В практике Лукина - всего несколько дел. Одно даже удалось выиграть. У инвалида третьей группы Александра Мельнова началось воспаление мягких тканей лица после лечения кариеса. Результат - полтора месяца в гнойной хирургии и два обезображивающих лицо шрама. Впрочем, в этом случае до разбирательства не дошло: по мировому соглашению медики выплатили десять тысяч рублей и бесплатно протезировали зубы.

Может быть, Владислав Лукин и смог бы как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки, только есть у него один недостаток - отсутствие юридического образования. Законы он изучает самостоятельно и совсем недавно, поэтому состязаться в суде с профессиональными юристами ему очень сложно.

Безнаказанное лечение

Во всем цивилизованном мире иски против врачей - нормальная юридическая практика. Подаются даже иски, кажущиеся на первый взгляд абсурдными. В 2000 году 17-летний француз Никола Перруш выиграл дело в суде, обвинив врачей в том, что они позволили ему родиться. Во время беременности его мать заболела краснухой, чего не заметили медики, следившие за состоянием ее здоровья. В результате Никола родился с физическими и умственными отклонениями. На суде он заявил, что вся его жизнь - сплошные страдания, а родители обвинили врачей в том, что те вовремя не предложили сделать аборт.

Для России же иск против врачей, за исключением нескольких крупных городов, - редкость. Правда, в Москве с недавнего времени такие судебные дела - особенно модная тема. Ими заведует Лига защиты пациентов. В 2000 году прошло 90 судебных разбирательств. В Санкт-Петербурге недавно открылся исследовательский центр под названием "Независимая медико-юридическая экспертиза". В Перми в 1996 году основан Правозащитный медицинский центр, рассмотревший уже более 60 дел. А в Челябинске о защите прав пациентов почти и не говорят. Большинство медиков даже и не знает, что по современному законодательству (ст. 31 Основ законодательства РФ "Об охране здоровья граждан") каждый человек имеет право ознакомиться со своей историей болезни и получить на руки копии всех документов. Впрочем, плохо осведомлены не только медики. Корреспондент "Челябинского рабочего" обратился в несколько юридических консультаций города с вопросом: что же делать, куда в первую очередь идти, какие документы собирать, если собираешься подавать судебный иск на больницу? Юристы затруднялись ответить.

Зачастую и сами пострадавшие пациенты не проявляют активности. Закон предоставляет им право требовать у медицинской страховой компании, которая выдавала ему полис, проведения бесплатной экспертизы, по желанию - даже в другом городе. Как рассказал директор Челябинского филиала медицинской страховой компании "РАВИС-МеСК" Александр Курилов, на его памяти лечащиеся воспользовались этой возможностью всего один раз.

P.S. Юля Талайкова - один из первых серьезных клиентов Владислава Лукина. Оплату экспертизы судья возложила и на истца, и на ответчика. А Юля сейчас живет на пособие по уходу за ребенком и нерегулярные заработки мужа-спортсмена. Поэтому выплатить ее долю взялся Владислав Лукин. n

Что делать?

1. Начать нужно с обращения в страховую медицинскую компанию, где вам должны провести бесплатную экспертизу качества лечения.

2. В исковом заявлении укажите, какой вред, в каком размере, по чьей вине был вам причинен, какую компенсацию вы хотите получить. Изложенные факты желательно аргументировать результатами экспертизы, документами, подтверждающими ваши материальные затраты, определяющие размер ущерба и т.п.

3. При подготовке к судебному заседанию обратитесь за помощью и к медику, и к юристу, поскольку именно такие специалисты будут представлять больницу в суде.

4. Просмотрите Основы законодательства РФ "Об охране здоровья граждан", Закон "О защите прав потребителей", Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями.

5. Помните, что в соответствии со ст. 208 ГK РФ на требования по возмещению вреда, причиненного здоровью, исковая давность не распространяется. А ущерб, причиненный гражданину, должен быть взыскан в течение не более чем трех лет с момента предъявления иска.

Позиция врачей

Заведующая гинекологическим отделением больницы N 5 Наталья Жовтоновская согласилась встретиться с корреспондентом "Челябинского рабочего" и прокомментировать ситуацию с судебным разбирательством. Она предложила пригласить и пострадавшую. По мнению врачей, ею является гинеколог Инга Немытова. Но при встрече медики заявили: следуя инструкциям представляющего их в суде юриста, высказывать свою позицию по отношению к конкретной ситуации и вообще к подобным разбирательствам они будут только после принятия судебного решения. Разъяснить, действительно ли были у Юли противопоказания для установки спирали, тоже отказались. Аргументировали тем, что давали клятву Гиппократа и не имеют права разглашать врачебную тайну. И добавили, что только эксперты решат, что же было - халатность медика, осложнение или врачебная ошибка.

Комментарии
Комментариев пока нет