Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Северо-восток - это белое гетто

17.04.2010
Как житель северо-восточной кладбищенско-патриотической  помойки  я полностью солидарна со своим мэром

Северо-восточное кладбище который день немилосердно выжигают. Оно недействующее, последнее захоронение датировано 1961 годом. прямо на нем стоит жилой десятиэтажный дом, который еще до собственной приватизации успел построить ЧТЗ и своим же работникам продать. 200 с лишним семей жилого дома более 10 лет наблюдают цинично-грязную картину: разрытые ямы от могил, прах которых родственники увезли, и множество еще оставшихся могил с крестами, столбиками, поименованных первыми тракторостроителями, вдовами репрессированных и просто теми, кто когда-то имел честь жить в нашем городе.

Кладбище - часть истории Челябинска, огромный ее пласт, судьбы тех, о каждом из которых можно написать отдельный роман.

Как житель северо-восточной кладбищенско-патриотической помойки я полностью солидарна со своим мэром

Северо-восточное кладбище который день немилосердно выжигают. Оно недействующее, последнее захоронение датировано 1961 годом. прямо на нем стоит жилой десятиэтажный дом, который еще до собственной приватизации успел построить ЧТЗ и своим же работникам продать. 200 с лишним семей жилого дома более 10 лет наблюдают цинично-грязную картину: разрытые ямы от могил, прах которых родственники увезли, и множество еще оставшихся могил с крестами, столбиками, поименованных первыми тракторостроителями, вдовами репрессированных и просто теми, кто когда-то имел честь жить в нашем городе.

Кладбище - часть истории Челябинска, огромный ее пласт, судьбы тех, о каждом из которых можно написать отдельный роман. Вот какая-то Дарья Никифоровна 189: года рождения, давшая миру шестерых детей. давно разлетелись ее потомки по миру и знать не знают, что лежит их прабабушка среди куч мусора, остатков стройматериалов и выжженной травы. Мертвые сраму не имут.

Не имут его и живые.

По ночам сюда втихую мусор сбрасывают прямо машинами. Никто за 10 с лишним лет кладбище не убирал, ничего на нем не высаживал и не благоустраивал, если не принимать во внимание отдельные героические усилия жителей развести здесь березовую рощицу и ежегодно собирать с нее разбитые унитазы и картонные коробки. Да, надо отдать должное депутатам городским: две автостоянки появились. Все попытки жителей хоть как-то усовестить управляющую компанию, вплоть до того, что зачем дворнику местному вылизывать начисто территорию у подъездов, пусть он лучше хоть изредка соберет пластик и мусор, отлетающий с ваших-наших мусорных баков на березовую кладбищенскую рощицу, успехов не имеют. В компании железобетонным голосом вещают: территория не наша, муниципальная, мы за нее не отвечаем.

Который год не могут понять жители, кто выжигает каждую весну траву на кладбище. Удобно, с одной стороны, бурьян собирать не надо. Но выглядит все это как Освенцим. Трава сгорает, пластик и бутылки остаются на черной выж-женной территории. Именно так кладбище выглядит сейчас. Мальчишки испуганно говорят: "Не мы, это дяденьки из жэка". Управляющая компания твердит: "Вы кому верите? Подростки жгут".

Цинизм картинки: в двух шагах от северо-восточного кладбища - 84-я школа с уклоном на военно-патриотическое воспитание. Там не устают вдалбливать школьникам, как нужно ценить своих отцов и матерей, прошедших через горнило войн и трудармий, школьники ездят на какие-то специальные раскопки в лагеря под Смоленщиной и привозят оттуда проржавевшие каски. Но черная картинка обугленного кладбища с мусором твердит им о другом: нет ничего святого! Потому они предпочитают пить на нем пиво.

Трудно объяснить маленькому человеку тонкости избирательного патриотизма: не скажешь же ему, что у нас вся страна - лицемеры с двойными стандартами, потому на прах Дарьи Никифоровны, отработавшей 40 лет на ЧТЗ, надо наплевать, притоптав пластиком и дерьмом собачьим. А косточки того, под Смоленском, надо привезти и торжественно попытаться перезахоронить. Если денег дадут.

На аппаратном совещании в мэрии Челябинска вице-мэр Сергей Давыдов что-то говорил о кладбище. Давно надо перезахоронить прах оставшихся, свыше 50 лет прошло, но нужно восемь миллионов рублей. Вот как они появятся, тогда прямо сразу, дескать, примемся за дело. Учитывая, что денег в городской казне нет никогда и еще скоро не появится, дело опять принимает пустопорожний оборот. Разговоры об отсутствии средств на перезахоронение, на элементарное наведение порядка жители северо-восточного кладбища, как мертвые, так и живые, слышат уже 10 лет. А горы мусора между тем множатся в геометрической прогрессии с каждым годом.

Вывод?

Все-таки иногда мэр Челябинска Михаил Юревич бывает вопиюще справедлив в своих высказываниях. На аппаратном он с самым серьезно-осуждающим видом так и сказал: "Очень много мусора, живем на сплошной помойке". Как житель северо-восточной кладбищенско-патриотической помойки я с ним полностью солидарна! И всячески поддерживаю: прав мэр, еще как прав.

Эйнара ТОММ

Комментарии
Комментариев пока нет