Новости

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Испанский миоструктурный массаж тела на http://ekb.youdo.com/beauty/massage/other/spanish/.
Пластифицирующее обертывание на Юду.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Почему бузит "Рабочая элита"?

12.10.2002
Завод набирает обороты. А зарплата рабочих падает

Анатолий ЛЕТЯГИН
Южноуральск
Элита в нашем случае- это аппаратчики, высококвалифицированные рабочие цеха сушки цельного молока Южноуральского молокозавода. Так их назвала директор предприятия Ирина Зайцева. На каждом заводе, к какой бы отрасли он ни относился, всегда было это понятие - рабочая элита. Ее представители заняты на наиболее значимых для экономики предприятия участках.

Завод набирает обороты. А зарплата рабочих падает

Анатолий ЛЕТЯГИН

Южноуральск

Элита в нашем случае- это аппаратчики, высококвалифицированные рабочие цеха сушки цельного молока Южноуральского молокозавода. Так их назвала директор предприятия Ирина Зайцева. На каждом заводе, к какой бы отрасли он ни относился, всегда было это понятие - рабочая элита. Ее представители заняты на наиболее значимых для экономики предприятия участках. Само собой разумеется, к элите и отношение соответствующее - людям создают более выгодные условия труда, чтобы дорожили рабочим местом, не заглядывались с завистью на коллег из соседних цехов.

Значит, на молочном заводе что-то произошло, коли аппаратчики обратились с письмом в "Челябинский рабочий". В нем - претензии к директору: нарушает трудовой кодекс, волевым путем устанавливает расценки, выживает неугодных, отказывается оплачивать простои и переработку. Указано на другие проблемы, которые администрация завода не хочет решать. К примеру, в цехе сушки молока, где вредные условия труда, нет сатуратора и не соблюдается питьевой режим, да и сами эти условия администрация не считает вредными и ничего не делает для улучшения, не платит за вредность.

Что же происходит с рабочей элитой на предприятии, успешно осваивающем капиталистический рынок?

-- Случилось то, что и должно было произойти, - говорит Ирина Зайцева. - Все прежние годы руководители завода делали ставку на цех сушки цельного молока, а его рабочие считались элитой. А сейчас этот цех оказался в непростом положении. Сухое молоко хоть и востребовано рынком (на него по-прежнему хороший спрос), но выпускать его стало невыгодно. Из-за высоких тарифов на энергоносители. Кроме того, сушка молока - сезонное производство, с чем наша "элита" не хочет считаться.

Тут следует обратиться к недалекой истории завода. В советское время, когда на колхозных и совхозных пастбищах ходили многотысячные стада коров, этот завод перерабатывал за сутки до двухсот тонн молока. А затем в села пришла разруха, и завод, как ни пытались им руководить, постигла такая же участь. Борясь с низкими закупочными ценами, помогали развалу и сельские товаропроизводители: за малым исключением, молоко возили мимо завода - туда, где за него давали больше. Сменились несколько директоров и собственников - с тем же результатом. Семь месяцев назад продовольственная корпорация области, куда перешел завод, назначила нового директора. Ирина Петровна Зайцева работала на Коркинском молочном заводе главным инженером, в Южноуральск ее прислали для восстановления рухнувшего предприятия. Видимо, не ошиблись. Не без помощи корпорации, за считанные месяцы коллектив завода совершил большой рывок вперед. Летом, в разгар сезона, заводчане перерабатывали до 120 тонн молока. Его привозили сюда уже не только из соседнего Увельского района, но и из Троицкого, Чесменского, Брединского и даже Карталинского. До десяти процентов перерабатываемого молока принимали от частников. И что принципиально важно - до половины объемов закупаемого сырья пустили на производство цельномолочной продукции. До нынешнего года завод поставлял на местный рынок мизерное количество товара, в основном молоко, кефир, бифидок и мороженое. А сейчас перечислить все, выходящее из ворот завода, даже смысла нет - 30 наименований. Серьезно потеснили конкурентов из городов нашей области, Башкирии, других регионов. По сравнению с прошлым годом значительно больше стали выпускать и сухого молока, считающегося нерентабельным. Мы взяли показатели его производства с марта прошлого года, когда было изготовлено 1,3 тонны этого продукта. Даже в июле, когда в хозяйствах особенно много исходного сырья, сухого молока было выпущено меньше, чем в нынешнем году. Но аппаратчики недовольны.

-- Завод стал работать лучше, выпускать продукции больше, а зарабатываем мы меньше. Как так? - задаются они вопросом.

По словам Ирины Зайцевой, когда она пришла на завод, немало рабочих-молочников уже находилось на бирже труда. В их числе были и аппаратчики, покинувшие рухнувшее предприятие. Их попросили вернуться, обещали приличную зарплату. Оплату сделали повременно-сдельную. Сейчас признают, что такой оплаты в природе не существует: ее изобрели, чтобы вернуть опытных рабочих на завод. Более того, в штат ввели единицу грузчика, не принимая человека на работу. Иными словами, как теперь признают, людям стали платить незаработанные деньги.

-- Зимой у цеха сушки молока работы мало, но попробуй кого-то на время простоя попросить потрудиться на другом производстве. Ни за что!- рассказывает Ирина Петровна. - А в апреле случился конфликт. Все наши грузчики перепились, автомашины стоят, и мы попросили аппаратчиков поработать грузчиками. Отказались.

Конечно, всех их тут же наказали, лишив премии на тридцать процентов. По словам Зайцевой, приказ она написала в спешке, не продумав формулировку, и его отменила прокуратура. Но и для рабочих это не стало победой - какой же руководитель потерпит над собой диктат, даже рабочей элиты. Обратившиеся в редакцию аппаратчики утверждают, что после их жалобы в прокуратуру и начались все неприятности. Ирина Петровна не скрывает, что ее отношение к "элите", много требующей и не желающей считаться с интересами производства, изменилось. В первую очередь она привела в соответствие с Трудовым кодексом оплату их труда и убрала из коллектива "воздушного", мифического грузчика - зачем он нужен, если его обязанности люди отказываются выполнять. Не оплачиваются и простои, вызванные сезонностью производства, - сегодня выработал меньше или больше, но за год все будет в норме. По сравнению с прошлым годом месячная зарплата "элиты" сейчас выходит чуть меньше, как и выработка часов.

-- С марта нынешнего года завод работает с прибылью, - говорит Ирина Зайцева. - Зарплату выдаем людям ежемесячно, но финансовое положение очень сложное. На заводе висят долги, кредиторы просят их погашать. Нет оборотных средств. Поэтому, кстати, мы не можем сейчас купить ту же сатураторную установку для цеха сушки молока.

-- Видимо, придется с завода уходить, - говорили при встрече авторы письма в редакцию. - Хотя и увольняться жалко, каждый отработал на предприятии не по десятку лет. И возраст уже не тот, чтобы свободно где-то устроиться.

Скорее всего, уходить аппаратчики не рискнут, но как будут в дальнейшем складываться отношения между ними и администрацией завода, сказать трудно. Можно лишь констатировать, что так называемая рабочая элита в постоянно меняющихся условиях капризного рынка таковой быть перестала. Значит, не надо больше заигрывать с людьми и все отношения с ними строить исключительно по закону. n

Комментарии
Комментариев пока нет