Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Топор для матери

24.04.2010
Своего убийцу она выпестовала собственными руками

Анатолий ЛЕТЯГИН

Увельский район

Эта трагедия случилась в октябре 2009 года в одном из поселений Увельского района. В каком именно, не столь важно. Важно другое - дикий нрав спивающихся людей и их семей, последствия такой жизни. Как говорится, ехать дальше некуда, когда родитель поднимает руку на ребенка, а сын убивает собственную мать.

Дурной характер

Обвиняемый в убийстве матери 22-летний Костя Фомкин был нелюбимым ребенком.

Своего убийцу она выпестовала собственными руками

Анатолий ЛЕТЯГИН

Увельский район

Эта трагедия случилась в октябре 2009 года в одном из поселений Увельского района. В каком именно, не столь важно. Важно другое - дикий нрав спивающихся людей и их семей, последствия такой жизни. Как говорится, ехать дальше некуда, когда родитель поднимает руку на ребенка, а сын убивает собственную мать.

Дурной характер

Обвиняемый в убийстве матери 22-летний Костя Фомкин был нелюбимым ребенком. К такому выводу можно прийти, знакомясь с его уголовным делом, рассказами свидетелей о нем и о его теперь уже покойной матери Лидии Фомкиной. А ведь, согласно этим показаниям, у Лидии и ее сына вполне могла быть иная судьба. Возможно, счастливая.

Лидия родилась способным ребенком, среднюю школу закончила с отличием и без проблем поступила в педагогический институт Челябинска. И в вузе хорошо училась, готовила себя к успешной педагогической деятельности. Но институт не закончила. Познакомилась с парнем, влюбилась, вышла замуж, затем и Костя на свет появился. Но с мужем они не ужились, разбежались. Лидия с сожителем уехала искать счастья в Астраханскую область. Костю оставила своим родителям.

-- Костя жил с нами до восьми лет, - рассказывала его бабушка Анна Коркина. - У дочери и ее сожителя тем временем родились еще дети, мальчик и девочка. Позже она забрала Костю к себе, чтобы нянчился. Она его не любила. Когда старший сын стал ходить в школу, то даже учиться не давала. Не стирала его одежду, обделяла вниманием, была ему, как чужая.

Лидия пила. И чем дальше, тем чаще и больше. Деградировала как личность, теряя нравственные ориентиры и психологические тормоза. По словам ее матери Анны Коркиной, когда Костя стал работать и приносить деньги в дом, Лидия небольшой заработок сына попросту у него отбирала. Деньги спускала на алкоголь, распивая спиртное вместе с сожителем. При этом, по показаниям все той же Анны Коркиной, когда Лидии говорили, что негоже отбирать у сына деньги, она заявляла: мол, он обязан содержать ее и семью. Упрекала, что он слишком много ест.

-- У моей дочери был очень плохой характер, - рассказывала Анна Коркина. - Напиваясь, она становилась неуправляемой, дралась с мужем, скандалила. Она и на меня набрасывалась. А Костю, случалось, избивала вместе с сожителем. Желая избежать скандалов, он уходил из дома, ночевал на чердаках, в подвалах.

Весь этот семейный кошмар вечно продолжаться не мог. У Кости был выбор: оставаться в семье или уйти из нее. В 22 года уже можно было начинать самостоятельную жизнь. Да и сама Лидия, как вспоминает сосед Фомкиных, часто выгоняла Костю из дома, предлагая идти на все четыре стороны. Он ей был не нужен, мешал. Но сын предпочитал ничего не менять в своей жизни: уходя со скандалом из дома, он вновь и вновь возвращался. Более того, и сам стал частенько выпивать.

Бросил в подпол и зарубил

Все происходило, как обычно. Было около 19 часов. Костя пришел с работы вроде бы трезвый. Девятилетней сестры и 11-летнего брата дома не было. Мать сидела пьяная: она уже неделю пила беспробудно. Сожитель был в отъезде, где-то на заработках.

Костя ли стал упрекать мать в пьянстве или она на него по обыкновению напустилась, теперь уже не важно. Они поскандалили. Мать кричала и оскорбляла сына. Когда после трагедии с Костей беседовал следователь, он сказал, что мать была в невменяемом состоянии. Ушла в туалет, откуда раздавались ее крики и ругань. У Кости якобы не выдержали нервы. Он решил уйти из дома, но вернулся за курткой. Мать сидела в туалете на ведре и осыпала Костю оскорблениями. А ему попался на глаза топор, стоявший в коридоре. Костя схватил его, занес над головой. Мать продолжала кричать и оскорблять.

Он перетащил ее на кухню, открыл крышку подпола и сбросил вниз. Посветил и увидел, что мать дергалась в конвульсиях. Тогда он принес топор и, свесившись над люком, рубил и рубил. А потом забил крышку подпола гвоздями, убрал следы преступления и вышел из дома. Следователю он признался: совершив убийство и выйдя на улицу, он почувствовал, что не знает, как теперь ему быть дальше, куда идти, к кому обратиться. Ноги понесли его в магазин. Купил джин-тоник, выпил. Вернулся в дом, упал на кровать и уснул.

Его арестовали на следующий день. Милицию вызвал сосед, узнавший от малолетних детей Лидии о трагедии в их семье. Комиссия судебных экспертов дала заключение: вследствие употребления алкоголя у убийцы матери обнаружены признаки психических и поведенческих расстройств, выявлены поверхностность суждений, ограниченность интересов, морально-этическое огрубление и так далее. Но он сознавал, что делает, не находился в состоянии аффекта, только в состоянии эмоционального возбуждения. Увельский суд под председательством судьи Ольги Ковальчук учел и смягчающие вину обстоятельства, поэтому назначил Косте семь с половиной лет исправительной колонии строгого режима.

Психолог Александр КЛИПА:

-- Парню только 22 года. Поэтому, надеюсь, жизненные испытания и даже появившееся у него пристрастие к спиртному испортили его не до конца. Но пребывание в колонии для таких людей - это не главное наказание. Не исключаю, что парня, в эмоциональном состоянии убившего мать, многие годы будут терзать угрызения совести. А душевные страдания - самые страшные для человека.

Комментарии
Комментариев пока нет