Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Пражская весна

27.04.2010
Для Владимира Чернова война закончилась... оперой Бедржиха Сметаны "Проданная невеста"

Виктор РИСКИН

Кыштым

На оперный спектакль наши солдаты-освободители попали в мае 1945 года в столице Чехословакии. По словам Владимира Чернова, чехи с необыкновенной радостью встречали Красную армию.

Для Владимира Чернова война закончилась... оперой Бедржиха Сметаны "Проданная невеста"

Виктор РИСКИН

Кыштым

На оперный спектакль наши солдаты-освободители попали в мае 1945 года в столице Чехословакии. По словам Владимира Чернова, чехи с необыкновенной радостью встречали Красную армию. Попросишь воды - несут молоко, пиво, вино. В каждом дворе, завидев русского бойца, накрывали стол. На танцевальных вечерах на приглашения воинов откликались самые красивые девушки. А местные парни вместо проявления понятной ревности вскакивали, били в ладоши и призывали: "Еще крат!" То есть еще раз!

Часы мне ни к чему!

Но это было спустя два года беспрерывных боев, походов и тревожных привалов. В 1943-м 17-летнего уроженца Архангельской области направили в пулеметное училище, а через семь месяцев учебы - в боевую часть. Автоматчика Чернова включили в состав мотобатальона 91-й бригады 3-й танковой армии.

После Курской дуги советские войска перешли в наступление. Дважды перед взятием Киева они форсировали Днепр, а 6 ноября вошли в столицу Украины. На отдых времени не оставалось: уже следующей ночью их батальону приказали преследовать убегающего противника. Была поставлена задача овладеть узловой станцией Фастов. Танки рванули вдогонку за немцами и, разрывая гусеницами рельсовое полотно, ворвались на станцию.

-- Перед ночным боем мы напоролись на немцев в лесу. Шли чуть впереди танков и: немного забыли, что мы на войне, - улыбается Владимир Иосифович. - Тишина, красота вокруг, залюбовались природой, о чем-то говорили. Проходили мимо огородов, а там тыквы огромные: на Украине ведь земли плодородные. В общем, размечтались о мирной жизни, разговорились.

В реальность их вернул винтовочный выстрел немецкого часового. Тот наугад пальнул в темноту - на звук. В ответ получил очередь из автомата Чернова, а у второго дозорного оружие заклинило. Бригада тут же развернулась в боевой порядок: фашистов будили уже залпами из танковых орудий.

Запомнился первый убитый им немец. Чернов вместе с другими бойцами в составе танкового десанта догонял отступающего врага. Соскочив с танка, бросился за убегающим фашистом. Неожиданно тот обернулся и вскинул карабин. Левую щеку обдало горячим воздухом. И тут неожиданно для себя Владимир хладнокровно опустился на одно колено и поднял автомат. Прогремела очередь. Немец рухнул, далеко выбросив руки, на запястье мелькнули часы. Бегущий за Черновым боец молниеносно подскочил и сорвал тикающий брегет. В голове Владимира мелькнула недоуменная мысль: "И зачем ему эти часы? Мне вот они точно ни к чему".

За шиворот - от смерти

Свою первую награду Владимир Чернов получил уже за Киевом. Закрепившись на рубеже, он с товарищами весь день отбивал контратаки немцев, то и дело переходя в наступление. Когда у них на глазах подбили "тридцатьчетверку", они помогали танкистам вытаскивать из горящей машины раненого механика, отсекая огнем неприятеля. Жарко было всем: и солдатам, и оружию. Стволы минометов, раскалившиеся докрасна, остужали, поливая мыльным раствором.

К вечеру перестрелка стихла, а уже утром приехал майор из полит-отдела, собрал всех, кто остался в живых после того боя, в землянке и вручил медали "За отвагу", отчеканив при этом: "Вперед! На запад!"

-- После взятия Киева 14 человек были удостоены звания Героя Советского Союза, - вспоминает фронтовик. - В том числе и командир нашего батальона майор Мустафаев. С ним смешная получилась история. Приехал с известием о его награждении командир дивизии. Из машины кричит: "Где ваш шах персидский?" Мы переглядываемся: про кого он так? А когда приказ стали зачитывать, оказалось, что Мустафаев на самом деле Мустафа Хадыр Гасан-оглы, родом из Азербайджана.

О чем до сих пор не без волнения говорит ветеран, так это о боевой дружбе и взаимовыручке. Однажды его взвод держал оборону в полуразбитом здании. В наступившей после очередной перестрелки тишине Владимир потянулся к дверному проему посмотреть, что там. Стоявший рядом боец, почти вдвое старше его (а значит, и опытнее), схватил юнца за ворот гимнастерки и оттянул назад. Потом сорвал чеку с гранаты, бросил в проем, дождался, когда рванет, и только тогда отпустил бойца со словами: "Вот теперь можешь поглядеть!"

По танку болванкой

Но на войне не всегда удавалось уберечься. Когда их батальон атаковал очередной укрепрайон в Западной Украине, разведка доложила: в обороне у противника не больше роты. Хотя невооруженным взглядом было видно, что там двойные огневые позиции. Но командующий 3-й армией генерал-лейтенант Рыбалко кричал: "Танки, вперед!" И танковый десант рванул в бой. Автоматчики укрывались от шальных и снайперских пуль за башней. Командир отделения Чернов приготовился спрыгнуть с идущего на полном ходу танка. Обернулся к своим бойцам, сидящим на броне, успел сказать: "Приготовиться..." И тут в борт ударила болванка:

88-миллиметровый снаряд, пробивающей навылет танковую броню, буквально нашпиговал сержанта осколками: рука была раздроблена. Вдобавок Чернова контузило. Трассер, разорвавший броню, раскидал всех на десяток метров вокруг. Отлетев в сторону, Владимир увидел, как следующий снаряд превратил их танк в факел. Контуженого, его доставили в госпиталь.

-- Первый врач, который меня осматривал, сказал, что пальцы на правой руке у меня ампутируют: уж больно их посекло осколками, - спокойным тоном повествует Владимир Иосифович. - Я как-то равнодушно отнесся к этому сообщению. Ну, думаю, ерунда: у ребят рук по локоть, а то и по плечо нет, а тут какие-то пальцы. Но на следующий день уже другой врач меня осматривал. И вынес вердикт: обойдемся без ампутации. Сделали мне какую-то замысловатую гипсовую повязку и спасли пальцы. Вот видите, даже сейчас видны следы от осколков.

Кстати, годом раньше чистая случайность спасла рядового Чернова от гибели. Их взвод, наспех окопавшись, залег под ураганным огнем. Понимая, что лежать им еще долго (когда еще противник расстреляет свой боезапас!), Чернов решил подползти поближе к своему земляку-архангелогородцу, да к тому же и тезке - Володе Русову. Их разделял десяток метров. Но едва Чернов добрался до друга, как в ту же секунду на его прежнем месте разорвался снаряд:

Махорка от командующего

Когда лечишься от ран, то разное лезет в голову. Чаще почему-то приятное. Хотя, что может быть таким на войне?

-- Не скажите, - качает головой Чернов. - Вот пишут, а то и в некоторых фильмах показывают, что нас чуть ли не как стадо гнали на убой. Но надо понимать - это война. И неизвестно, где больше потеряешь: в наступлении или в пассивной обороне. Лучше лежать под бомбами и снарядами или опережать противника, не давать ему сосредоточиться, чтобы тебя в упор расстреливать? И на военачальников я не в обиде. Того же Рыбалко не виню, когда он посылал танки на неразведанные позиции противника. Это, между прочим, был очень человечный командир, понимающий солдата. Как-то он выступал перед строем бойцов, и нашелся смельчак, который пожаловался на нехватку махорки. На другой день нас обеспечили не только махрой, но и бумажками на закрутку разного размера.

Когда Чернов выписался из госпиталя, его направили связистом в 128-й мотострелковый полк. До Одера их часть добралась без единого выстрела. А уже при форсировании реки они хлебнули лиха сполна. Линию связи восстанавливали под свист пуль и вой минометных снарядов. Орден Славы третьей степени Владимир Чернов получил именно за бои на Одере.

Врагу руку не подам!

После Победы как-то сразу пропала злость к фашистам. И те это чувствовали. В Чехословакии пленные немцы боялись даже смотреть на чехов, а завидев русского солдата, умоляли дать закурить: "Геноссе, раухен, битте".

Однако Владимир Иосифович не понимает демонстрируемые по телевидению встречи наших ветеранов и бывших солдат вермахта, которые чуть ли не обнимаются.

-- Я никогда не протяну руку врагу, пусть даже бывшему, - возмущается фронтовик. - Простить - значит забыть. Это не я к нему, а он пришел на мою землю убивать. Пусть по принуждению, но он пришел убийцей. И никакое братание с ним невозможно.

Не изменил своего отношения мой собеседник и к Сталину, небольшой черный барельеф которого висит на стене его квартиры.

-- Вот сейчас рассуждают, кто выиграл войну, - снова закипает Чернов, - он или народ? Неправилен ни тот, ни другой вывод. Войну выиграли и он, и народ. "За Родину, за Сталина!" кричали, бросаясь в атаку, не только командиры, но и рядовые. А вот от тех, кто сидел в окопах, доводилось слышать совсем другое. Чаще всего они обращались к Богу: "Господи, спаси и пронеси!" И это тоже правда войны: во время артналета или бомбежки не бывает атеистов.

Часть, в которой служил наш герой, подходила к Берлину, когда получила приказ идти спасать Прагу. Но уже на подступах к столице Чехословакии их нагнала весть о капитуляции Германии. В майскую Прагу наши солдаты входили под ликование братьев-славян и музыку Сметаны. Это была первая пражская весна. Спустя 20 с лишним лет советские танки снова вошли в город, чтобы задушить вторую весну Праги. Однако сквозь обиду пробивается тот май 1945-го, когда все молоды, счастливы, а в карманах гимнастерок билеты на оперу великого чешского композитора Бедржиха Сметаны!

Комментарии
Комментариев пока нет