Новости

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Автолюбилельница на Skoda Octavia сбила коляску с четырехмесячным малышом на улице Корепина.

По предварительной информации, возгорание могло стать результатом поджега.

Четырнадцатилетняя девушка два месяца назад ударилась во время катания с ледяной горки и жаловалась на боль в ушибленном суставе.

Оно сможет выпускать продукцию, которая сейчас закупается за рубежом.

Инцидент произошел в Петроградском районе города минувшим вечером.

Инцидент произошел минувшим вечером на Шоссе Космонавтов.

Деньги предназначались для оплаты коммунальных услуг.

Агрессивного наркомана задержали сотрудники Росгвардии.

Учитывались разные аспекты проживания в регионе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Что в натуре и что в культуре?

16.10.2002
У человечества нет врагов, кроме себя самого

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск
Питсбург. Бывали? Я тоже. Но - достоверно: панорамы города чисты и прозрачны. А прославился Питсбург как самый дымный город земли: днем зажигали свет, рубашки меняли дважды в день.
Воздушная чистота Питсбурга стоила 2 млрд.

У человечества нет врагов, кроме себя самого

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Питсбург. Бывали? Я тоже. Но - достоверно: панорамы города чисты и прозрачны. А прославился Питсбург как самый дымный город земли: днем зажигали свет, рубашки меняли дважды в день.

Воздушная чистота Питсбурга стоила 2 млрд. долларов.

Могу спорить, что и Челябинск одолеет свои дымы. И очистится небо над Магнитогорском. И весь Южный Урал укротит свои индустриальные костры. К тому идет. Цифры для ясности. Пятнадцать лет назад выбросы в атмосферу (по всей области) - близко к 3 миллионам тонн, теперь - менее миллиона. За это же время Челябинск снизил выбросы почти в четыре раза. Магнитогорск: было - почти 900 тысяч тонн, стало - 300, чуть больше.

Дымные города - это этап. Его надо пережить и преодолеть. Дым надо унять, потому что он уносит в небо не грязь, не отраву, не токсины и не яды, а весьма ценные, полезные, дефицитные вещества. Все относительно. Даже и кислород может отравить. А, допустим, проклятый экологами фенол - яд, карболка и только? Никак нет. Одно из фенольных соединений - ванилин, тот самый, без которого пряник не пряность и коньяк не коньяк. Фенолы окрашивают листья, цветы и плоды в разные цвета. Более того, фенолы, оказывается, - биологически активные вещества. Как раз они переносят водород в процессе дыхания растений. И еще много чем полезны фенолы.

Строго говоря, ядов нет. Есть время, место и мера каждому веществу.

Еще пример - углекислый газ.

В свое время, до спада и падения, промышленность нашей области выбрасывала в атмосферу до миллиона тонн углекислого газа.

С территории России к небу поднималось 2,4 млрд. тонн углекислого газа.

А промышленность всей планеты поставляет в атмосферу 15 млрд. тонн углекислого газа.

Всего же флора Земли выделяет его 140 млрд. тонн.

Говорят: это плохо, это опасно - то, что люди стали выбрасывать в атмосферу слишком много окиси углерода. В результате вроде бы возникает "парниковый эффект" - в космос уходит меньше тепла, чем поступает. Избыток тепла растопит ледники, вода в океанах поднимется, начнется глобальный потоп.

Когда-то, до возникновения жизни, в атмосфере Земли было много углекислого газа - примерно 90 процентов. Теперь же его осталось всего ничего - 0,03 процента. Тот углекислый газ, который пребывал в атмосфере, теперь - где? В недрах. Точнее, не весь он, а только углерод из него в виде угля, нефти и природного газа спрятаны под землю. А кислород повис в атмосфере. Разделили углекислый газ на углерод и кислород хлорофиллы, фотосинтез, растения.

Если взять и сжечь все запасы органического топлива, то "сгорит" весь кислород атмосферы и в ней снова будет преобладать углекислый газ. И хотя люди сожгли еще только часть органического топлива, уже возникли опасения насчет последствий.

Требуется гомеостаз, то есть постоянство среды. Чтобы кислорода в атмосфере - 21 процент, а углекислого газа - 0,03.

Как выяснилось, некоторые страны сжигают так много топлива, что своего кислорода - того, который вносит флора их территории, им не хватает, и они берут его из общих запасов. Сравним: Россия сжигает 80 млн. тонн угля, а США - 680, Россия сжигает 160 млн. тонн газа, а США - 700, Россия сжигает 30 млн. тонн нефти, а США - 1200. Поэтому США не хватает 530 млрд. тонн своего кислорода, а Россия благодаря своим лесам имеет его 5 млрд. тонн в избытке.

В 1997 году в Киото (Япония) был принят протокол, по которому странам мира предлагалось за 20 лет сократить выбросы углекислого газа на 5 процентов. Чтобы подхлестнуть этот процесс, было предложено сделать кислород товаром. Те страны, которым не хватает своего кислорода, должны покупать его у других стран.

Увы, Киотский протокол пока не подписан как раз теми государствами, которые больше других вмешиваются в пропорции атмосферы. Они не хотят платить за такой природный ресурс, как кислород.

Разумеется, люди должны беспокоиться о запасах кислорода, потому как без него тотчас погибнет каждый из нас и все вместе. Кислород для нас "сделали" растения, и они же продолжают насыщать им нашу кровь. Да, верно, леса (тропиков, Сибири) и вообще всякий зеленый лист в дневные часы выдыхают кислород. Но есть сведения, что не суша, а океаны, их планктон - главные поставщики кислорода для нас.

Чтобы не нарушить пропорции (гомеостаз), мы должны держать в равновесии мощность нашей энергетики, потребляющей кислород атмосферы, с "мощностью" земной флоры, поставляющей этот газ жизни.

А сможем ли мы когда-нибудь обойтись без флоры? Другими словами, "дойдем" ли мы до искусственного фотосинтеза? Не исключено. Человеку свойственно тягаться с природой. Что ни увидит у нее, петушится он: "Я и сам смогу". И вроде может! И одно, и второе, и третье. Все, кроме малости - просчитать отдаленные последствия...

Как бы то ни было, но мы, находясь в первозданной природе, создаем свою, вторую природу, рукотворную. В натуре творим культуру. И как будто преуспели. Такое впечатление, что в большом городе мало что осталось от природы - бетон, металл, асфальт, автомобили, синтетика. От флоры - хилые деревца и лоскутья газонов. От фауны - кошки, собаки и тараканы.

А первая природа - где ее искать? Известно где - в "памятниках природы". В заповедниках, в "красных книгах", в национальных парках и зоопарках. В резервациях.

Не верится, но факт научный: когда-то на Южном Урале обитали северный олень, олень марал. А еще соболь. А еще тарпаны с куланами. А еще выдра с выхухолью. А еще стрепет с дрофой. Что же теперь? Удивительно, но заяц и тот не попадается на глаза.

Природа беднеет. Слабеет. Отступает. Суживается. Скукоживается. И сойдет на нет? Можно было подумать и так. Некоторые допускали. А иные об этом говорили горячо и восторженно.

Академик А. Несмеянов, например, мечтал о "пище будущего", о химической пище. Охота, объяснял он, могла прокормить 15 млн. человек, скотоводство - 150 млн.,земледелие - 4 млрд., а химия прокормит всех, сколько бы ни было едоков. Начать можно с простого: сахар - из дров, говядина - из сои, котлеты - из пшеницы, икра - из казеина, молочного белка. А потом пойдут в ход нефть и уголь - их будем есть. Это ж сколько выгод и преимуществ - пахать не надо, сеять не надо, скот разводить не надо. Все возьмет на себя химия.

Ударившись в фантастику, можно додуматься до того, что, дайте срок, человек научится составлять, складывать любые вещества из элементарных частиц - из протонов, нейтронов, позитронов, электронов... Но вообразить, что наступит время, когда он, человек, настропалится "делать" даже эти самые элементарные частицы, я, признаться, не в состоянии. Это уж слишком. Тогда человечество - Бог.

Но нет, мы - не боги. Мы всего лишь ученики природы. И уж простим самих себя за слабость иногда восхититься собой и перехвастаться.

Это только видимость, что в большом городе властвует вторая природа. Мало ли их было, больших городов... Три тысячи лет назад в Междуречье процветали и Ниневия, и Вавилон, и Ашшур, и Ур, и Урук, а где они теперь?

А главное: человек не изменил еще ни один закон природы и, почти не сомневаюсь, не изменит никогда. И то хорошо, что мы, обживая земной шар, что-то извлекаем из природы, как-то познаем ее, приноравливаемся к ней, выгребаем все, чем она богата. А когда исчерпаем ее до конца, что ж, - всему есть конец.

Впрочем, если одна жизнь заканчивается, то может начаться другая. Челябинский ученый Л. Соков дает на это надежду. Он рассуждает так. Солнечная система вращается по эллипсу вокруг центра Галактики за 220 млн. лет. И на этой орбите создаются благоприятные условия для возникновения жизни то на одной планете, то на другой - для Земли, для Марса или для Меркурия. Значит, жизнь в Солнечной системе пульсирует, как бы передается по эстафете. Или возрождается космической весной и угасает космической осенью.

Земная жизнь - углеродная. Углерод ее базовый элемент. Формула Л. Сокова: "Живое является функцией углерода". Шире: жизнь реализует информацию, которую содержат углерод и еще четыре элемента - азот, кислород, фосфор и сера.

Уничтожить натуру, природу первую? Заменить натуру культурой? Создавать натуру заново, по-своему? Как бы то ни было, но нам не избежать противоречия, заложенного в мироздание самим творцом, - в любом случае, оберегая натуру или губя ее, человек сам - против себя. Как это ни печально. n

Комментарии
Комментариев пока нет