Новости

На борту самолета находилось 42 пассажира и 5 членов экипажа.

Руководство сети магазинов "Виват" отблагодарило пермяков Владимира Кузнецова и  Вячеслава Полыгалова, защитивших кассира от вооруженного налетчика.

Треть жителей Кубани - под угрозой профессионального выгорания.

Хрюшки полегли в Красногвардейском селе.

Познавательную игру посвятили двум темам – родному заводу и космосу.

Имеретинская набережная, раскуроченная штормом, восстановлена.

Разрушенный участок отремонтирует ПО «Маяк».

Очередная постройка-самоволка снесена в Лазаревском.

Молодому человеку предъявлены обвинения по 16 эпизодам.

Печальную новость сообщил председатель Союза журналистов края Игорь Лобанов.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Вышивка - увлечение с третьего класса

29.04.2010
Угнанная в 13 лет в фашистское рабство, Лидия Калачева считает себя счастливым человеком

Зинаида ПОПОВА

Южноуральск

--  Этому рисунку 100 лет, его еще монашки вышивали, а мне передала знакомая бабуся, которой уже давно нет, - поясняет хозяйка, когда я рассматриваю вышитые крестиком картины.

Лидии Калачевой за 80, но назвать ее старушкой язык не поворачивается: энергичная, подтянутая, с живыми глазами. Зрение у нее уже слабое, но она до сих пор вышивает, вооружившись очками и лупой. Вспоминает, что увлеклась вышивкой с третьего класса. Училась у мамы, Елены Алексеевны.

Угнанная в 13 лет в фашистское рабство, Лидия Калачева считает себя счастливым человеком

Зинаида ПОПОВА

Южноуральск

-- Этому рисунку 100 лет, его еще монашки вышивали, а мне передала знакомая бабуся, которой уже давно нет, - поясняет хозяйка, когда я рассматриваю вышитые крестиком картины.

Лидии Калачевой за 80, но назвать ее старушкой язык не поворачивается: энергичная, подтянутая, с живыми глазами. Зрение у нее уже слабое, но она до сих пор вышивает, вооружившись очками и лупой. Вспоминает, что увлеклась вышивкой с третьего класса. Училась у мамы, Елены Алексеевны.

-- Папа, Алексей Киселев, из командировки обязательно привозил маме нитки, мне - ленты, а себе пластинки, - вспоминает Лидия Алексеевна. - Горьковский автозавод направил его в Донецк, где он набирал людей для отгрузки угля и металла для ГАЗа. Перед войной отец перевез семью на Украину. Там она нас и застала.

В конце сентября 1941-го город заняли немцы. Киселевы выехать не успели.

-- Было очень страшно: фашисты расстреливали раненых, расправлялись с евреями. У отца были печать и штамп, трудовые книжки. Поэтому он имел возможность помогать людям: выписывал документы на новые имена, - рассказывает Калачева. - Товарищи дали знать, что к нему придут с обыском, и он всю ночь жег бумаги. На рассвете нагрянули два полицая и немецкий офицер. Перевернули всю квартиру, но ничего не нашли. Товарищи после этого предупредили отца о скором визите гестапо: "Прячь семью!"

Лиду пытались вывезти из Донецка, но не удалось: вместе с другими молодыми людьми девочку угнали в Германию.

Шел февраль 1942 года. Поначалу она работала на фабрике неподалеку от Эссена, а потом оказалась в кабале у бауэра в городе Дюлькен.

Среди невольников Лида была самой младшей - 13 лет. Но она и в поле работала, и по дому. Тяжело было и физически, и морально. Именно в те дни работницы-украинки научили ее молитвам "Отче наш" и "Богородица", которые вселяли веру и надежду:

-- Ждала и верила, что папа меня все равно найдет и спасет, вызволит из неволи. Очень тосковала по родителям. Разлука с ними была самым тяжелым испытанием для меня, домашнего ребенка, выросшего в любви.

Несмотря на строгости, работники умудрялись помогать голодающим соотечественникам, которые жили в лагере и трудились на фабрике.

-- Припрятывали яйца, яблоки, полбидона молока и поздно ночью через лес русские и поляки бежали подкармливать товарищей. Нам было легче: свиньям картошку варим - и сами сытые.

Хозяин был обязан отчитываться о своих рабах перед властями, которые выдавали на них продуктовые карточки. Оказывается, работникам обязаны были еще и платить.

-- Получала я по четыре марки в неделю, часть отдавала хозяйке, которая покупала мне одежду. К концу войны скопила около полутора тысяч марок. Потом эти деньги стали поводом для обвинения отца в измене Родине, - Лидия Алексеевна до сих пор чувствует вину перед ним.

По окончании войны всех свезли в немецкие казармы в Крефельд, где располагался лагерь Красного Креста. Лиду, которая читала и бегло говорила по-немецки, представители советской миссии привлекли к работе в бюро приема узников. Дни шли за днями.

И вдруг в пересыльном пункте случилось невероятное: Лида встретилась с отцом и мамой. Оказывается, родителей вслед за дочерью угнали в Германию. Все три с половиной года, проведенных в разлуке, мать молила Бога, чтобы дочка осталась жива.

Вновь переживая ту встречу, когда их переполняла радость, Лидия Алексеевна и сегодня волнуется. Но крепится, и ей удается не заплакать: она осталась сильным человеком.

В те дни отец усыновил мальчика-сироту трех-четырех лет, который ковылял по лагерю с простреленными ножками и постоянно звал маму. Малыша все звали Фрицем, но отец дал ему свое имя - Алексей.

В конце августа, когда сформировали эшелон, Киселевых отправили на Родину. Не сразу, но семья вернулась в Горький. В 1947 году Алексея Максимовича по доносу осудила "тройка" - по 58-й статье на 10 лет как врага народа. Он провел в ГУЛАГе "от звонка до звонка", работал на лесоповале. Домой вернулся больным человеком. Потом дочь пошлет запрос, и ей пришлют официальный ответ, мол, отец ни в чем не виноват.

В 1957 году вместе с мужем - фронтовиком Борисом Калачевым - она перебралась на Урал. Взяла с собой маму и брата. Потом на Урал приехал и отбывший свой срок отец.

Супруги работали на Южноуральском арматурно-изоляторном заводе. Лидия Алексеевна заочно училась в московском институте. Растила троих детей - сыновей Юрия и Сергея, дочь Наталью. Достигнув пенсионного возраста, еще шесть лет служила смотрителем в городском краеведческом музее. У нее двое внуков, две внучки, четверо правнуков.

Ветеран и сегодня не замыкается на семейных заботах. Активно работает в женском клубе, созданном при городской библиотеке. Считает себя счастливым человеком, ведь она оказалась свидетельницей страшных событий, но осталась жива, встретила потерянных родителей.

Лидия Алексеевна достала две свои вышивки - икону Николая Чудотворца и незаконченное изображение Богородицы "Неувядаемый цвет". Это, по ее признанию, благодарность за спасенную жизнь, память и завещание близким - любить, верить, ждать и надеяться.

Комментарии
Комментариев пока нет