Новости

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Мальчик получил переохлаждение, но избежал травм.

Девушке удалось сбежать и добраться до отделения полиции.

55 человек уже получили документ, дающий право на соцподдержку.

Спящего мужчину между станциями Менделеево и Григорьевская увидел машинист поезда.

После ДТП с участием фуры в районе Кондратово оказалось заблокировано движение транспорта.

Пациента машины со спецсигналом отвезли в лечебное учреждение на другом реанимобиле.

От полученных травм мужчина скончался на месте.

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Юные изгои

17.10.2002
На изуродованных обстоятельствами подрастающих граждан общество обращает внимание тогда, когда поздно что-либо исправить...

Анатолий ЛЕТЯГИН
Южноуральск
Вордеркинды
Про Андрея Г. в народе говорят: соплей перешибешь, рост - метр с шапкой.

На изуродованных обстоятельствами подрастающих граждан общество обращает внимание тогда, когда поздно что-либо исправить...

Анатолий ЛЕТЯГИН

Южноуральск

Вордеркинды

Про Андрея Г. в народе говорят: соплей перешибешь, рост - метр с шапкой. Он форсит и ходит без кепки, подставляя всем ветрам под ноль стриженую головку. Но посмотришь в лицо - взрослый человек, без улыбки, с упрямым взглядом.

У матери их семеро, младшему - три года. Старшего, которому уже 18, привлекает челябинская милиция за совершение какого-то "подвига". Подготовлено дело и на среднего брата Максима. В мае ему исполнилось 14 лет, и теперь его вполне можно отправить в исправительную колонию на перевоспитание. Но у милиции вряд ли что получится: психиатр поставил парню диагноз с длинным названием, оканчивающийся словами "до уровня легкой дебильности". У Андрея - "олигофрения в степени легкой дебильности на резидально-органическом фоне". Для интеллектуальной деятельности они, конечно, не годятся, но вполне могли бы стать прилежными рабочими, окажись в соответствующей среде обитания. Но пролетариями они никогда не будут, разве что под неусыпным оком охранника. Максим и Андрей - грабители и воры, этакие в своем деле вундеркинды, а если на смеси русского с немецким, то они - вордеркинды, молодые люди, рано почувствовавшие вкус легких денег, дорогих сигарет, спиртного, безнаказанности и свободы.

Передо мной лежит кипа постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел на братьев, решения и характеристики. Действия их просты: ударили - отобрали, прыгнул на шею, прыгнул под ноги - выхватили, убежали. Ударил в лицо - схватил, убежал. Восемь отказов только в этом году.

Вечером пьяный гражданин Ф. шел на почтамт, куда-то позвонить. Встретил братьев, дал закурить, вместе пошли к банкомату. Снял 510 рублей, десятку подарил попутчикам, а сам отправился домой. Тут братья его и "отблагодарили". Отобрали и деньги, и магнитную карту. Позже, на допросе в милиции, Максим рассказал, как они распорядились картой и банкоматом - подобрали код и сняли 600 рублей. Неделей позже украли у одного из жителей ключи от квартиры и гаража. В квартиру проникнуть, видимо, не успели, но из гаража увели "Запорожец" и велосипед. Автомашину продали за полторы сотни рублей. Ну и так далее. Не только описывать - читать о всех правонарушениях невмоготу. Почти один к одному и определения правонарушений - грабеж группой лиц, совершенный по предварительному сговору, с применением насилия, открытое хищение чужого имущества группой лиц, совершенное неоднократно... А ведь речь идет о юнцах. Если Максиму уже 14 лет, и он созрел для наказания, то Андрею всего 11. Но уже три года из них он стоит на учете в милиции. Минувшим летом по решению суда месяц жил в областном центре временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел, но и это не стало уроком. В характеристике, выданной из вспомогательной школы, где числится Андрей, так и сказано: по натуре лидер, обижает слабых, имеет большие суммы денег, ничего и никого не боится. С такими бесстрашными лидерами, когда они становятся взрослыми, избави Бог, нечаянно столкнуться.

Пустые глаза

У подъезда старого, барачного типа семейного общежития игриво пристают к проходящей группе студентов двое бомжистого вида мужчин. Стреляют закурить. Мужчинам лет по 30, а впрочем, возраст сам черт не определит - не лица, а рожи, до синевы опухшие, неделю не бритые. В квартире, откуда они спустились, живописный беспорядок: окурки, пустые бутылки, захватанные стаканы и корки хлеба. На не знавшей стирки простыне валяются два молодых, тоже бомжеватого вида, человека. Спят. Рядом сидят 15-16-летние Маринка и Дашка. На вошедших смотрят без удивления и интереса, пустыми глазами. Притон.

Маринка и Дашка (на самом деле у них другие имена) - увельчанки, безотцовщина, по пьянке зачатые и по ошибке рожденные. Уже лет пять судьбу этих подружек безуспешно пытаются изменить увельские и южноуральские организации, ответственные за работу с подростками и молодежью. Помещали в приют, отправляли в областной центр временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей - результат нулевой. Всякий раз после очередных профилактических мер Маринку и Дашку находили в привычных им местах: подвалах, притонах, пьяных компаниях. Года два назад обе подцепляли венерические болезни, принудительно лечились.

-- Что же вы себя окончательно губите, пропадете же под забором! - пытаемся достучаться до мозгов подруг.

Соглашаются, кивают головами. Они всегда соглашаются, когда их пробуют пристыдить, образумить - два ангела с кроткими ликами. На самом деле все знают, что это уже потерянные для общества существа, они лишь делают вид смиренных овечек - уйдем, и не вспомнят о нашем разговоре. У них своя жизнь, которую они считают для себя нормальной, потому что к ней приспособились с младых ногтей, а в другой - не жили и не знают как. В городской комиссии по делам несовершеннолетних на 22 "учетных" подростка - пять девушек. К 14-15 годам они все испытали, опробовали и заняли в этой беспутной жизни свою полочку. На этой полке оказывается все больше несовершеннолетних изгоев. Как правило, большинство из них - это зэпээровцы, немало - "легко остепененных". Другими стать они просто не могли. И все уже созревающие отцы и матери. Кого они воспроизведут на белый свет?

Мнение начальника отдела администрации Южноуральска по делам несовершеннолетних Ольги КОКОРЕВОЙ:

-- Если не вмешаться, воспроизведут себе подобных. Делами несовершеннолетних я занимаюсь почти восемь лет, всякого насмотрелась. И могу сказать, что в тех семьях, где женщины не выполняют своих материнских функций, вырастают проблемные дети. Знаю несколько семей, с которых можно писать сюжеты для учебников по воспитанию: бабушка бросила на произвол свою дочь, у которой тоже родилась девочка, и эта мама также отказалась от воспитания своего ребенка, отдав его в интернат. Эта внучка, воспитывавшаяся в интернате, уже родила троих детей, но воспитанием их не занималась, мы их передали в детский дом. Есть пример другого свойства. Бабушке передаем под опеку ее внучку, потому что мать девочки спилась и воспитанием ее не занимается и не занималась. Рассчитываем, что бабушка вырастит и воспитает внучку. А она свою дочь не воспитала. Жестоко, конечно, но в таких семьях дети не должны находиться.

Мнение директора Кичигинского детского приюта Эльфата ГАФУРОВА:

-- Истории детей, о которых рассказываете, мне хорошо знакомы. Сейчас в приюте 27 ребят, с наступлением морозов их будет раза в полтора больше, и каждый - жертва семейных обстоятельств. Трагедия в том, что эти дети, только начинающие жить, уже потеряны для общества. Это надо признать со всей определенностью, иначе не оценим большой социальной трагедии. Мы начинаем спасать детей тогда, когда поздно что-либо изменить в их судьбах. Наши предки недаром говорили, что воспитывать ребенка надо тогда, когда он еще лежит поперек лавки, то есть до трех-пяти лет. А позже уже начинается перевоспитание. И чем позже взялся, тем плачевнее результат. Воспитание должно начинаться даже раньше, на Западе есть соответствующий опыт. Схематично это должно выглядеть так. Как только молодая пара зарегистрировалась в загсе, ее тут же должны взять на учет работники социальной защиты населения. Это не вторжение в личную жизнь. С будущими родителями обязательно должны побеседовать психолог, врачи, другие специалисты - подсказать, помочь, увидеть, что за семья создается. Обратилась будущая мать в женскую консультацию, и тут она не одна с собой, а все с теми же заинтересованными специалистами. Беседы уже должны проходить не только с будущей матерью, но и с отцом. Если у него нет работы, надо ему помочь трудоустроиться. Должна быть составлена программа работы с конкретными семьями. И когда на свет появился ребенок, в семье он должен быть встречен по-человечески. Но и после этого семья должна быть под постоянным патронажным вниманием. На Западе такая работа с семьями уже стала нормой, потому что наиболее эффективна с точки зрения поддержания здоровья нации. У нас все ссылаются на нехватку денег.

Комментарии
Комментариев пока нет